Узбекские приколы Искусство

Автор Пржепюрко Леонид Григорьевич Источник

Командировочная зарисовка моего пребывания в Ташкенте

ЗАРИСОВКА «УЗБЕКСКИЕ ПРИКОЛЫ»
1. Комментарий автора.
Уважаемый читатель! Представьте себе следующую ситуацию. Вас родственники телеграммой приглашают на свадьбу и не куда-нибудь, а в столицу Узбекистана в славный город Ташкент. А Вы ведь простой инженер, и Ваша семья живет всего на одну зарплату. А такая поездка довольно затратная для Вас. А тут еще дорогие родственники просят дать ответ в течение 3 — х дней. Вот такая ситуация, и на свадьбу хочется поехать, и финансы на поездку надо найти быстро! В телеграмме родственников кроме приглашения была ещё информация о количестве приглашенных на свадьбу и о месте проведения свадьбы. Приглашенных было не мало — аж 250 человек, а место проведения свадьбы также довольно незаурядное в Ташкенте — клуб Ташкентского авиазавода.

Днепропетровские родственники кандидатом на поездку в Ташкент определили меня, и мне пришлось решать довольно непростые задачи: искать финансы на эту поездку и собирать все свои отгулы на работе для осуществления такой поездки.
Я вышел на работу, сел за кульман, и у меня ничего не ладилось по работе из-за возникших проблем по осуществлению поездки на свадьбу. Мой руководитель заметил мое состояние и очень тактично выудил из меня все мои проблемы. Он похлопал меня по плечу и пообещал помочь в решении моих проблем по поездке на свадьбу.

2. Мир не без добрых и мыслящих людей.
Должен отметить, что чудо для меня свершилось на самом высоком уровне руководства проектного института, в котором я тогда работал. Дело в том, что институт в то время уже сотрудничал по разработке и изготовлению промышленного металлургического и горного оборудования с рядом узбекских промышленных предприятий, такими как, металлургический завод в г. Бекабаде и горнометаллургический комбинат в г. Навои. Но события для меня дальше развивались довольно стремительно. Меня к своему столу пригласил начальник отдела, за его столом уже сидели парторг, профорг и комсорг отдела. А время то, было какое: расцвет эпохи Леонида Ильича Брежнева — ноябрь 1978 года. Начальник при активе отдела меня дружелюбно спросил: «Что на свадьбу собираешься?». Я ему скромно тихим голосом отвечаю: «Хотелось бы полететь в Ташкент, но материально для меня это практически невозможно!». Актив отдела молчал и не выражал своих эмоций. Начальник мне говорит: «А ну-ка дай мне прочесть телеграмму». Я её вытаскиваю из кармана и кладу на стол. Начальник и актив отдела, оттесняя меня от стола, читают телеграмму вслух и эмоционально говорят: «Да! Надо сотруднику помочь. Ведь такой шанс побывать в Ташкенте, да ещё на свадьбе бывает раз в жизни, а ведь он передовик, изобретатель, уже соавтор двух изобретений. Надо походатайствовать перед руководством института о включении его в состав специалистов института, которые как раз в это время вылетают в Узбекистан решать вопросы сотрудничества с узбекскими предприятиями».
А я в унисон парторгу отдела добавляю следующее: «А свадьба у моих родственников это свадьба работников плазового цеха авиазавода, ни каких-нибудь «мурлы-мурлы», а специалистов высокой квалификации, ну как же мне не уважить такое событие и не посетить свадьбу в качестве представителя от украинских родственников?».
И действительно мою судьбу решили главный инженер и парторг института: я был включен в состав делегации специалистов института и здесь я должен особенно отметить следующее, что парторга института при положительном решении моего вопроса впечатлило главное — жених и невеста представляли собой рабочий класс. А их бракосочетание нужно уважать и по партийной линии и в сложившейся ситуации целесообразно на свадьбу отправить их родственника, нашего сотрудника, то есть, меня (правда не члена КПСС, но передового конструктора).
Практически руководство и партком института поручили мне решать в командировке многие вопросы с финансистами разработок для узбекских промышленных предприятий непосредственно в Ташкенте. Что меня очень устраивало, и я дал в отведенный родственниками срок телеграмму, что буду присутствовать на свадьбе. В Узбекистан наша делегация вылетела через Москву, и я за три дня до свадьбы очутился в Ташкенте уже практически восстановленном после известного землетрясения, в городе уже Европейского вида с просторными улицами, высокими домами, вновь отстроенными строителями России, Украины, Белоруссии и других республик Советского Союза.

3. Деловые и домашние переговоры специалистов.
Свадьба это прекрасно, но мне надо было решать в Ташкенте и производственные вопросы, и было хорошо то, что сначала было дело во время рабочей недели: среда, четверг, пятница, а потом в субботу и воскресенье — уже была свадьба. Я не буду описывать переговоры с финансистами Узбекистана подробно, они проходили с восточным размеренным темпом и колоритом, но гостеприимству узбекских специалистов можно только позавидовать. Сначала нас угощали в узбекских финансовых структурах, и даже с джазовой музыкой и танцами с партнершами, но когда одна из партнерш симпатичная узбечка, работница банка, пригласила нас к себе домой на плов, у нас не было слов от восхищения будущим узбекским гостеприимством.
Нас 3-х специалистов института усадили в черную волгу и отвезли к работнице банка домой. Мы вошли в просторную комнату первого этажа двухэтажного дома, выложенного красным кирпичом. Комната практически была без мебели, у окна стоял небольшой столик с какими-то продуктами, а на полу вдоль одной из стен лежал большой ковер, вокруг которого по периметру лежали небольшие коврики для «посадочных» мест гостей. Состав гостей был чисто мужской.
Хозяин и гости расселись вокруг ковра по-турецки на «посадочные» места. Его жена, работник банка, с мужчинами к ковру не подсела, а только сервировала стол, подавала кушанья и убирала пустые тарелки. В первую очередь нам она подала узбекский плов, потом манты (крупные пельмени), затем мы брали яства себе по вкусу — дефициты того времени: бутерброды с красной икрой, копченый сыр, колбасу «московскую» и «сервелат». Встреча проходила душевно, в спокойном, размеренном темпе с обменом впечатлений от жизни в Узбекистане и Украине, а также с рассказами хозяина и гостей различных юмористических историй. Из крепких напитков, в основном, ковер на полу был сервирован узбекскими и армянскими красными винами, горилкой с перцем харьковского производства и столичной водкой из Москвы. На ковре были лаваши и много также фруктов: кураги, изюма, инжира, яблок, сушеных дынь и абрикос. Но наибольшее впечатление на гостей произвела процедура чаепития за ковром и сама процедура заварки чая по-узбекски. Хозяйка с удовольствием поделилась со мной технологией заварки чая, которую для читателя я приведу ниже.

4. Чаепитие за ковром и заварка чая по-узбекски.
Что такое чаепитие по-узбекски? Это обязательно на полу вокруг ковра и не из чашек или стаканов, а из пиал, красиво разрисованных узбекским орнаментом. Но это еще не все по поводу узбекского гостеприимства. Если хозяин гостя уважает, то хозяйка наливает ему чай в пиалу слоем высотой 15 — 20 мм, а потом доливает его пиалу, чтобы чай в ней был все время на постоянном уровне, а если хозяин гостя не уважает, то хозяйка ему сразу наливает полную пиалу и о нем все забывают. В чем заключается в этом случае прикол? В первом варианте гость пьет чай не остывший, а одной примерно температуры, а во втором варианте гость пьет остывающий чай, так как обычно все разговоры за ковром ведутся по-восточному, не спеша с долгим чаепитием, сахар узбеки в чай не кладут, они чай пьют только вприкуску с фруктами и сладостями. А питье чая вприкуску это действительно длительный приятный процесс.
Должен отметить главное достояние узбеков: они не пьют как мы разбавленный чай, а пьют, именно, заваренный чай, весь его выпивают за раз и на следующее чаепитие заваривают новый чай, а технология заварки по-узбекски следующая, она сводится к таким действиям:
— Чай заваривается в большом фарфоровом чайнике емкостью в 3 — 4 литра.
— Сначала фарфоровый чайник на 20 % объема заливается кипятком и хорошо 1,5-2 минуты прогревается, потом кипяток из него выливается.
— Затем фарфоровый чайник засыпается сухим чаем примерно в количестве 10 -15 чайных ложек (по вкусу будущего чая для хозяев), потом фарфоровый чайник заливается крутым кипятком примерно на треть его объема.
— В таком состоянии фарфоровый чайник накрывают полотенцем и выдерживают около 15 минут.
— ЗАТЕМ УЗБЕКИ ПРОДЕЛЫВАЮТ СЛЕДУЮЩУЮ ОПЕРАЦИЮ:
— доливают фарфоровый чайник полностью крутым кипятком, затем снимают с него крышку и тонкой струйкой не спеша, выливают чай в литровую чашку, а из неё выливают чай обратно в фарфоровый чайник, так они эту операцию не спеша, проделывают 10 — 12 раз.
— в таком варианте заварки чай насыщается пузырьками воздуха, темнеет, и аромат его сильно возрастает. Так что эффект достигается полностью.
Вот такие у меня дорогой читатель остались впечатления от узбекского гостеприимства, приятно то, что я их не забыл и с удовольствием делюсь ими с читателями.

5. Свадьба в Ташкенте
В назначенное тамадой время я в составе родственников от жениха прибыл в холл клуба Ташкентского авиазавода. Должен отметить, что на фоне приглашенных гостей в 250 человек родственный состав жениха и невесты выглядел бледновато по количественному составу и по возрастному цензу. Я, правда, по возрасту был ближе к молодоженам, чем к их родителям и в дальнейшем мне это было на пользу в части внимания ко мне со стороны приглашенных на свадьбу гостей и, вообще, как представителю с Украины, известного многим в Ташкенте жителям представителя города Днепропетровска. Должен отметить, что пара молодоженов была уникальна: оба рослые, жених 195 см, невеста 185 см. У жениха пышная шевелюра, невеста яркая блондинка с пышной грудью. Меня как гостя с Украины посадили по правую руку жениха рядом с его родителями, так что я сразу для приглашенных гостей был на виду и тамада мне дал поздравительное слово к молодым одному из первых. Я перед микрофоном громко зачитал поздравление от украинских родственников и за это получил гром аплодисментов от гостей со всех столов. После аплодисментов из холла, вдруг от свадебных столов полились песни из репертуара Софии Ротару и Йосифа Кобзона, и к поющим гостям срочно подключилась приглашенная на свадьбу группа музыкантов. Таким образом, после моего выступления динамика свадьбы начала набирать обороты. Хочу отметить, что в дальнейшем я как бы был под прицелом родственников молодоженов с обеих сторон, именно, зрелого возраста.
Среди них было много выходцев с Украины, попавших в Узбекистан во время войны. Безусловно, с ними у меня было интересное общение, у многих из них буквально наворачивались слезы на глазах, когда я им рассказывал о городах Украины Днепропетровске, Запорожье, Одессе, Харькове и Донецке. Должен отметить, что когда за свадебные столы уселось 250 человек, то это зрительно сильно впечатляет своим размахом в сравнении с украинским вариантом свадеб максимум в 80 -100 человек. А ташкентская свадьба продолжала набирать свои обороты: невесту крали шесть раз, но у жениха было много спонсоров для её выкупа, и он достойно её выкупал. Но один все-таки выкуп был не коммерческий, а интеллектуальный: жених должен был прочитать одно из стихотворений А. С. Пушкина, спеть песню из репертуара Эдиты Пьехи и в заключение испытаний ещё подтянуться 10 раз, например, на двери холла или периллах лестницы. Жених, на глазах гостей мастерски справился с поставленными задачами, и достойно в который раз выкупил невесту.
Не могу не рассказать читателю о содержании свадебных столов. Ассортимент еды на столах в основном был советской кухни того времени, но и с узбекскими блюдами: пловом, фруктами и напитками. Из крепких напитков преобладали шампанское, водка, коньяк и крепленые вина, сухих вин было немного. На столах было много «Фанты» и «Советского ситра» разных наименований, минеральной воды из Грузии.
Присутствовал также вариант кавказских взаимоотношений свадебных столов: «от нашего стола вашему столу», уровень подарков к столам достигал от 5-ти до 10-ти бутылок шампанского или крепленого вина, водку и коньяк почему-то дарить, на этой свадьбе не было принято. А гости не сидели долго за столами, а больше танцевали вальс, танго, фокстрот, но и не брезговали народными танцами Советского Союза: украинским «гопаком», еврейским «7-40», финской «Леткой-Енькой» и грузинской «Лезгинкой».
Первый день свадьбы продолжался до 6-00 утра, второй начался в 14-00 и продолжался до 2 часов ночи. Вот так гуляют свадьбу на Востоке.

6. Моя экскурсия по Ташкенту
Проспав пару часов после первого дня свадьбы, я решил прогуляться по Ташкенту. Где я ходил и куда мне сейчас трудно вспомнить, но попал я на «Алалайский базар», который на меня произвел хорошее впечатление. Я никогда не видел столько продавцов корейцев с натертыми овощами, например морковкой и буряком. Вообще состояние у меня было, как говорят «на подпитье», и я просто опешил, когда увидел ташкентские огромные арбузы. На Украине таких огромных арбузов не выращивают. А тут, пожалуйста, покупай и ешь. Я, почти не шатаясь, подошел к продавцу узбеку в халате и тюбетейке (температура воздуха была в ноябре 25 градусов тепла) и, возможно, не совсем вразумительно спросил его: «Дядя, можно поднять вот этот арбуз?». Узбек видно оценил моё состояние и с восточным спокойствием ответил: «А ты его удержишь в руках, не упустишь? Ладно, поднимай его, но только не высоко от земли». Я приподнял арбуз и положил его на весы продавца. Его вес составил аж 14 кг. Вот это Да!
Продавец мне говорит: «Ну, дорогой будешь его брать или нет?». «Во что?» говорю я, у меня не было ни сумки, ни авоськи. Но тут сработало непредвиденное гостеприимство Востока. Оказывается, по Ташкенту путешествовал я не один. Двоюродный брат приставил ко мне двух молодых «экскурсоводов», которые и сопровождали меня на небольшой дистанции и были на подстраховке, как бы чего не вышло с дорогим гостем с Украины. Так что у них и авоська нашлась, и они потом такси взяли, чтобы меня благополучно доставить на празднование 2-го дня свадьбы. Но «Алалайский базар» впечатляет покупателей и стимулирует их покупки, не только своим внешним видом, а именно обаянием продавцов, хотя в ценовой политике узбек ближе к украинцу, чем к грузину. Я, например, ещё подошел к продавцу узбеку, который продавал сушеные дыни и другие фрукты Востока. Мне эти дыни заказали привести сотрудники.
На все фрукты Востока у узбека была одна цена: изюм, курага, гранаты, инжир — 6 рублей за 1 кг. Я продавцу говорю: «Я с Украины, возьму у тебя 10 кг сушеных дынь, уступишь мне в цене?». Узбек спокойно сидит за прилавком и пьет с пиалы чай в прикуску с изюмом, подливая его из 6-ти литрового термоса. Такое у меня сложилось тогда впечатление, что он моего «рацпредложения» о снижении цены за счет количества покупки не расслышал. Я громче повторил свое «рацпредложение». Узбек снова подлил чай в пиалу и сказал: «Сушеная дыня 6 рублей за 1 кг». Я оглянулся вокруг, спроса особенного на сушеные дыни то не было, на столбе висел огромный радио колокол серебряного цвета и насыщал «Алалайский базар» узбекскими мелодиями, а узбеки продавцы не стояли за прилавками, а сидели за ними молча и спокойно пили чай с пиал. Пришлось мне брать сушеные дыни по 6 рублей за 1 кг, спасибо моим телохранителям, они и тут мне помогли, нашли на базаре мешок и загрузили в него купленные сушеные дыни. Что сказать, сложившейся ситуация мне напомнила мне «ридну неньку Украину», а точнее центральный рынок Днепропетровска — «Озерку», на котором наши «ридни» продавцы целый день гнут одну цену, а на просьбу покупателей вечером уступить в цене говорят одну фразу: «Ни! Не буде!». А в Грузии утром одна цена, днем меньшая, а вечером ещё меньшая. Вот таков менталитет жителей Узбекистана, Украины и Грузии, я думаю, что для современных рыночных отношений Грузия лучше подходит, чем Узбекистан и Украина.

6. Эпилог к поездке.
Поездка в Узбекистан произвела на меня положительное впечатление и свадьбой, и восточными обычаями, и вниманием ко мне жителей Ташкента, как родственников, так и их сослуживцев. Меня тогда в советское время очень поразил восточный спокойный бытовой ритм жизни города Ташкента и его жителей. За пять дней пребывания в Ташкенте я не видел ни одного пьяного, не слышал ругательств. Я буквально попал в другой мир взаимоотношений людей. Я увидел отстроенный город Ташкент братскими республиками Советского Союза, и прочувствовал на себе благодарное отношение жителей за оказанную помощь Узбекистану строителям Украины. В центральном универмаге Ташкента я купил себе дефицитный мужской зонтик японской фирмы «Три слона», я им пользуюсь, и по сей день (в 2008 году), вот Вам и пример качества изделия. А зонтик мне напоминает неоднократно об этой поездке в Ташкент и о благородном руководстве института, которое практически осуществило возможность поездки на свадьбу для меня. По заказам сотрудникам я тогда привез 10 кг сушеных дынь и 10 складных мужских узбекских тюбетеек. А когда коллектив конструкторского отдела института в 40 человек отмечал советские праздники и дни рождения руководителей отдела, то за праздничным столом всегда усаживались 10 условных узбеков дружного коллектива конструкторов. И, именно, они задавали тон восточного приличия поведения за праздничным столом сотрудникам, они удерживали тонус благородства и приличия поведения, на основе обычаев и менталитета восточных жителей бывшего СССР, так как многие из условных узбеков были не только в Узбекистане, но также и в Таджикистане и в Киргизии.

8 комментариев

  • TOhir:

    Н-да.. все верно, но насчет поторговаться и рыночных отношений.. Каждый ташкентец понимает, что продавец, будучи прекрасным психологом, уже знал, что товарищ по 6 купит. Зачем же ему уступать? Это еще раз доказывает, что Дина Рубина из Израиля (см. «на солнечной стороне улицы»)гораздо тоньше понимает узбекских продавцов, чем родственник с Украины.

    На будущее: в Ташкенте надо торговаться, даже если цена вполне устраивает. И продавцу приятно, и дураком считать не будут.

      [Цитировать]

  • Leonid Przhepjurko:

    Я как автор «Узбекских приколов» полностью поддерживаю мнение автора заметки. Но! Тогда я был молод и ничего не знал о прелестях Востока в области торговли. Тем более, что на Украине намного полярное отношение к этому вопросу: «Беріть як я кажу, і все! Ціна яка є, меньш не буде, зрозуміли!».
    Итак, тогда торговали у нас целый день! Мне приятно, что мою зарисовку читают жители Узбекистана. На моем литературном сайте уже 17 командировочных юмористических зарисовок. Читайте их дорогие читатели и смейтесь. Смех — это здоровье! С дружеским приветом, Леонид Пржепюрко

      [Цитировать]

  • Kilimanjarovu:

    Edinstvennoe Napizdel ti pro fantu ne bilo v sovetskoe vremya v tashkente nikakoy fanti v 80-e goda pepsi poyavilas v butilkah tipa alya sidr 1 bili eshe dyushes i buratino limonadi takie a naschet chaya zavarivayut v farfor chay potom dolgo muchayut ego perelivaniem v chashku potom obratno v chaynik i nalivayut malo chtobi ti debil ne obzhogsya.

      [Цитировать]

  • Kilimanjarovu, прошу не выражаться © :-0)
    В смыле лучше без мата

      [Цитировать]

  • Ирина К.:

    Здравствуйте! Спасибо за рассказ. Написано отлично. Kilimanjarovu немного резковато, но совершенно правильно рассказала насчёт напитков. «Фанта» появилась намного позже, чем написал автор. И чай заваривался не так долго, как автор написал.
    Обычно 3 раза переливали из пиалы в чайник: как говорится — «Лой», «Мой», и наконец «Чой». Может и больше, чем 3 раза, но никак не ни 10-12 раз, как автор пишет.
    А так, написано интересно. Спасибо!

      [Цитировать]

  • Альберт:

    Лой — Бой — Чой!

      [Цитировать]

  • Альберт:

    Лой — это грязь, Бой — это еще мальчик,
    Чой — а вот это уже чай!

      [Цитировать]

  • Камрон:

    Здравствуйте, ваш рассказ мне очень понравился. Я и сам узбек , приятно читать рассказы вроде этого.

    Бой-это богатый человек , а не мальчик

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.