Ташкентская премьера фестивального фильма Армении «Зулали» Айка Ордяна имела оглушительный успех у зрителей узбекской столицы Искусство

Гуарик Багдасарова

Ташкентский XIY Международный кинофестиваль (13 -18 сентября 2022 г.) принял около 500 деятелей киноискусства, актёров и актрис, режиссёров и кинооператоров, продюсеров и кинокритиков, учёных киноведов, представителей СМИ из 40 стран мира.

В рамках Дней мирового кино свои лучшие кинокартины показали делегации из 22 стран. Среди них — Азербайджан, Алжир, Армения, Беларусь, Великобритания, Германия, Грузия, Египет, Израиль, Иран, Италия, Малайзия, Молдова, Монголия, Польша, Румыния, Туркменистан, Турция, Франция, Эстония, Южная Корея, Япония.

В программе проведения Дней кино Армении в Узбекистане в рамках XIV Ташкентского международного кинофестиваля «Жемчужина шелкового пути» в Ташкенте состоялись показы армянских фильмов с участием режиссеров из Армении: Арсена Аракеляна и Гаруша Казаряна. К этому празднику в конференц-зале Комитета по межнациональным отношениям и дружественным связям с зарубежными странами, где проходила демонстрация художественных фильмов, была приурочена выставка рукотворных изделий декоративно-прикладного искусства и печатной продукции армянской диаспоры в Узбекистане. Среди экспонатов особое внимание посетителей привлекли куклы в национальной одежде; домотканые изделия ручной работы; художественные сувениры; цветные фотоальбомы; рисунки детей; книги армянских классиков и местных авторов, а также издания разных лет журнала армянской диаспоры Узбекистана на русском языке «Деп Апага» («В будущее»). Активисты АНКЦ сумели создать тёплую раскрепощённую атмосферу для дружеского общения за чаепитием армянской делегации кинематографистов с их поклонниками, среди которых были представители различных культурных национальных центров, киноведы, журналисты и наша любознательная студенческая молодёжь.

В День открытия Дней армянского кино был показан игровой фильм «Зулали» на армянском языке с русскими субтитрами. Фильм режиссёра Айка Ордяна, в это время находившегося на Международном кинофестивале в Италии с его фильмом «Зулали», представил молодой соавтор, второй режиссёр Гаруш Казарян из Еревана, давший эксклюзивное интервью для сайта «Письма о Ташкенте»:

— Я окончил бакалавриат режиссёрского факультета Ереванского государственного института театра и кино и сейчас учусь на втором курсе магистратуры. В прошлом году я был на Международном кинофестивале в Узбекистане и участвовал в Международном конкурсе «Кино за пять дней», в котором снял за короткий срок фильм о Самарканде. Идея этого фильма заключалась в том, что «Великий шёлковый путь» объединяет людей разных континентов, поэтому я его назвал «Круговорот». Я влюбился в Узбекистан с первого взгляда и первого шага и приобрёл здесь много новых друзей. Мне здесь всё нравится – богатое культурное наследие, гостеприимные люди, вкусная национальная кухня и узбекское кино, похожее на наше армянское своим неподдельным интересом к простым людям и своей искренностью.

Над фильмом «Зулали» мы работали шесть лет — пять из них были подготовительных и два года съёмки. Премьера фильма состоялась в Ереване в прошлом году и имела большой успех у зрителей. Это дебютный фильм Айка Ордяна, так как до этого он снимал только полнометражные документальные фильмы. Композитор Тигран Мансурян написал музыку к этому фильму после тридцатилетнего перерыва в своём творчестве.

В Ташкенте мы его показываем впервые. Исполнительница главной роли – Зилолы – Эрмине Степанян — получила приз на международном фестивале в Соленто в Италии за лучшую женскую роль. Нынешний кинофестиваль поразил нас своим масштабом, массовостью и многогранной программой, по сравнению с прошлым годом. В перспективе нам бы хотелось ещё раз приехать сюда на очередной кинофестиваль и показать здесь свои новые фильмы, над которыми можно размышлять, плакать и смеяться.

Фильм «Зулали» (2021) создан по мотивам одноимённого сборника рассказов московской писательницы с армянскими корнями, уроженки Нагорного Карабаха, Наринэ Абгарян, лауреата многих международных литературных премий. Книга Наринэ Абгарян «Зулали» — о горьком и смешном мире людей, которые живут, не замечая времени. Она о вечных ценностях.

Картина армянского режиссёра Айка Ордяна стала номинантом кинопремии «Ника» в категории «Лучший фильм стран СНГ и Грузии». Историю глухонемой девушки и её семьи уже посмотрели армянские зрители и россияне. Эта история могла произойти в любой стране и в любой семье. Трагедия, которая изменила жизнь близких людей и которую они преодолевают вместе. В центре событий — маленькая деревня, расположенная в живописном ущелье. Сельские жители торгуют, чем могут, на небольшом рынке возле дороги. По возможности, занимаются земледелием. В ветхом доме, не замечая течения времени, живёт семья: пожилая домохозяйка Мамида (в картине она названа Акир) – её великолепно играет Маринэ Петросян; 12-летний сын Зулали — Назарос – его сыграл непрофессиональный актер Артём Меликян, он – житель населённого пункта, в котором проходили съемки; и  потерявшая разум мать – Зулали — молодая актриса Эрмине Степанян, чтобы вжиться в образ немой девушки, долго наблюдала за слабослышащими людьми. Роль без слов оказалась самой интересной для актрисы – это была её четвёртая работа в кино.

Дедушка одного из главных героев — Назароса — заканчивает жизнь самоубийством, и у мальчика начинается взрослая жизнь. Он переживает трагедию и должен быть опорой для своей матери, которая когда-то после пожара стала немой, а потом потеряла разум, когда над ней надругался взрослый мужчина. На её защиту встало целое село.

«Этот фильм не только о любви, он про нас – про армян, которые живут, жили и будут жить на этих землях, творить и любить друг друга», – сообщил режиссёр фильма «Зулали» Айк Ордян на премьерном показе в Армении 22 октября 2021 года.

Чем же покорил этот фильм искушённых ташкентских зрителей?

Художественная лента, по своей сути, как и литературный первоисточник, — это семейная сага, история нескольких поколений одной семьи. Только особенность этой необычной семьи в том, что её костяк олицетворяет одинокая женщина зрелых лет, чужая в этом доме, вдова. После смерти мужа она в поисках работы и жилья прибилась к молодой счастливой семье, в которой росла маленькая дочурка и ожидалось рождение ещё двух близнецов-мальчиков. После пожара в доме сгорели хозяйка и её двое грудных сыновей. В живых осталась тронутая от горя дочка хозяйки — Зилола и её отец. С годами отец покончил с собой, оставив на попечение няньки свою родную сумасшедшую дочь и внука, рождённого вне брака от насильника, надругавшегося над его беззащитной дочерью.

После похорон деда-хозяина бабка Акир пролежала в его постели три дня, а потом поднялась, закрыла за собой дверь и больше уже не заходила в комнату деда. «Запомни, я вас никогда не брошу!» — обещала она внуку (Назарос был ей как родной внук). По вторникам она печёт хлеб, а по четвергам – булочки. По вторникам для себя, а по четвергам — булочки с изюмом и миндалём — и продаёт их на крохотном базаре, чтобы выручить деньги на новые ботинки внуку. Еды, по мнению внука Назароса, им хватает, «а вот с деньгами не очень».

По длинной горной дороге на базар стойкая старуха Акир себе под нос приговаривала: У каждого свой крест – а у меня их два – свой и чужой, волоку их волоком, где надорвусь – там и придёт мой конец.

А ещё она очень не любит, когда её отрывают от теста. «Тесто – это всё!» – приговаривает Акир, разминая огромный, размером с колесо телеги ком своими большими руками. «Это всё» в её понимании означает, действительно, всё, начиная с «не отвлекай, если не хочешь схлопотать на свою голову проблем», и заканчивая «ничего важнее этого в мире нет».

В фильме подробно изображено, как Акир просеивает муку и месит тесто и потом печёт лепёшки в тандыре. После нехитрого ужина с огненно- румяной лепёшкой, сливочным маслом, брынзой и зеленью Назарос просит бабушку рассказать сказку и она, приобняв сирот, после тяжёлого трудового дня им рассказывает:
-У небесного царя было четыре сына-аждаака (великана). Они стояли на разных концах горизонта и держали на своих плечах небосвод. Старший брат Аревелк (Восток) был кучером. Второй брат Юсис (Север) – пастухом. Третий Арав (Юг) – кузнецом. Четвёртый Аревмут (Запад) — фонарщиком, он расписывал золотистыми красками звёзды на небосводе, а его братья работали днём, а ночью отсыпались. Однажды Аревмут, обидевшись на своих старших братьев из-за недостатка внимания к себе, ушёл жить в пещеру в горы, но братья его нашли и вернули обратно. С тех пор они стали жить дружно и в согласии, потому что никого не может быть ближе и лучше родных… А с неба упали три яблока: одно тому, кто рассказывал; другое тому, кто видел; третье тому – кто слушал.

Художественная лента почти постранично воспроизводит историю людей, переживших немало тяжёлых испытаний, но при этом не утративших своё человеческое ядро – доброту, человечность и любовь друг к другу. Этот фильм о наших близких, которые всю жизнь поддерживают нас, – даже уже уйдя, даже незримо – и делают нас теми, кто мы есть.

Так 12-летний сын спрашивает мать Зилолу, какое нынче время года, она отвечает, ничуть не сомневаясь: «Весна». Бабка Акир ворчит, что Зулали потому и такая, что у неё всегда весна. Зулали улыбалась не от радости, а от испуга и горя.

Вспоминается ещё один трогательный эпизод, подтверждающий неадекватность, беззащитность и наивность главной героини. В комнате деда стоит портрет «Анна Бретонская принимает от Антуана Дюфура рукопись» — надпись на обратной стороне портрета (миниатюры) в рамке. 1508 г. В фильме, следуя первоисточнику, Зулали сидит на краешке стула, выпрямив спину, мнёт крохотный кусочек теста на самом углу стола. У Зулали высокий лоб, длинный узкий нос и тонкие губы. Она похожа на Анну Бретонскую, портрет которой стоит на комоде в комнате деда.

— Ты помнишь, что вы с ней похожи?, — спрашивает Назарос.
— А-А-ОС – Зулали не может выговорить Назарос – имя своего сынишки.
— Какое сейчас время года, Зулали?
— Е-на.
— Весна, да.

На дворе конец августа.

Режиссёр сохраняет сочную авторскую речь за кадром — то от имени мальчика, а то древней старухи – хранительницы очага. У Акир, — рассуждает Назарос, — широкая мужская спина и такие руки, что иной раз остерегаешься подойти – а вдруг она тебя нечаянно ими заденет. Костей ведь тогда не соберешь. Бабке Акир в восприятии её внука столько лет, что не сосчитать. Она громкая и хлопотливая, а еще – терпеливая, хотя вывести её из себя раз плюнуть.

В фильме много ярких острот и шуток. Так, водружая после чистки песком старый рукомойник, Акир произносит с восторгом: «Сияет, как у слона яйца. — Такая разговорная речь простолюдинов, понятная всем, вызывает полное доверие у зрителей режиссёру, показавшему не припудренных марионеток, а живых людей из самой народной гущи в окружении естественной живой природы с солнечными днями, грозовыми вечерами и иногда тёмными тревожными безлунными ночами высоко в горах.

В итоге, режиссёр, рассказывая о трудной жизни сельчан, полной лишений, наполняет фильм завидным оптимизмом. Они по-своему счастливы, потому что любят и ценят друг друга больше самих себя.

Фильм «Зулали» учит нас житейской мудрости: в жизни всегда есть место подвигу. Одни, не выдержав трудностей, решаются на эмиграцию — это «спюрки», что означает рассеянное по свету армянство. Другие остаются на родной земле и принимают её такой, какая она есть, со всеми плюсами и минусами. Авторы книги и фильма убеждены: «она тогда обязательно ответит взаимностью».

В конце фильма подросток Назарос рассуждает так: В нашем ущелье люди живут сто лет и ни днём дольше. Мальчик подсчитывает, сколько ещё осталось прожить его близким. Фильм заканчивается рождением в этом забытом Богом месте младенца, которому предстоит ни много ни мало прожить сто благостных лет. Жизнь продолжается, потому что она вечна…

В эксклюзивном интервью сайту «Письма о Ташкенте» этот стиль воспроизведения жизни на экране друг Айка Ордяна, российский режиссёр и телеведущий Павел Селин, назвал «магическим реализмом». В этом фильме совмещены два космоса – реальный и сказочный, как в творчестве Михаила Булгакова («Мастер и Маргарита»), Габриэля Гарсиа Маркеса («Сто лет одиночества»), Исабель Альенде («Дом духов»).

Павел Селин рассказал, как сложно было воплощать такой глубокий философский литературный материал средствами кино и добавил от себя, что он бы за это никогда не рискнул взяться. Армянский кинорежиссёр очень сильно рисковал. Однако уже на самом начальном этапе работы Айк Ордян утверждал, что он хорошо знает этих людей, это и его история тоже. «Я считаю, — заверил Павел Селин, — что это самое значительное явление в современном армянском кинематографе и самое яркое пронзительное авторское кино. У фильма «Зулали» большая судьба».

Киногерои фильма «Зулали» Айка Ордяна и их литературные прототипы одноимённой книги Наринэ Абгарян — это «люди, которые останутся навсегда с нами».

1 комментарий

  • Avatar photo Георгий Сааков:

    Картина замечательная, но её надо непременно посмотреть, словами, как часто случается в кино, очень многого не передашь. Тем не менее, здесь хороший анализ этой работы Айка Ордяна и творчества гостей ташкентского фестиваля. Не только им понравился и запомнился Узбекистан, но и узбекистанцы явно остались довольны знакомством с творчеством сегодняшних армянских кинематографистов. Спасибо автору

      [Цитировать]

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Комментарии, содержащие ссылки и вложения, автоматически помещаются в очередь на модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Максимальный размер загружаемого файла: 10 МБ. Вы можете загрузить: изображение, документ, текст. Ссылки на YouTube, Facebook, Twitter и другие сервисы, вставленные в текст комментария, будут автоматически встроены. Перетащите файлы сюда