Путешествие из Петербурга в Ташкент – о приятном и разном Искусство Ташкентцы

Надежда НАМ
Газета «Леди»

Релокация стала частью наших современных реалий. Гостья из Санкт-Петербурга поделилась своим взглядом на Узбекистан, рассказав в интервью для газеты «Леди», чем наш Восток может привлечь и оттолкнуть россиян. Мария МАКСИМЫЧЕВА, по образованию театральный критик, три месяца живет и работает в Ташкенте, погружаясь в национальную узбекскую культуру.

– Мария, почему вы приехали в Узбекистан?
– Все началось с того, что в Петербурге я занималась проектами, мероприятиями, связанными с продвижением культуры Средней Азии. В 2009 году с археологической экспедицией я поехала в Туркменистан и была поражена Востоком. Когда вернулась в Питер, устроилась работать в Общество туркменской культуры. Второй раз побывала в Туркменистане на фольклорном фестивале в Ашхабаде, куда пригласила и привезла фольклорные коллективы из СНГ. Это было дико интересно, масштабно, круто.
В 2011 году мы с подругой приехали в Узбекистан, остановились у ее родственников. За 6 дней мы успели погостить в Ташкенте, Бухаре, Самарканде, в кишлаках. И я влюбилась в этот край.

– Какое у вас было первое впечатление о нашей республике?
– Весна, я вышла из самолета, и на меня подуло воздухом счастья, восторга. Нас принимали тепло и хорошо. Главное – это люди. Мы к такой открытости не привыкли. Неизгладимое впечатление оставила ночная Бухара. Поразил Самарканд. Единственная проблема – мы не можем столько есть, помогите (улыбается), а отказываться же неудобно.
Когда мы собрались назад, то опоздали на самолет. Пытались найти другой рейс, но билетов до Петербурга или Москвы не было, нашли в Калининград. А денег не хватило. До посадки оставалось мало времени. Кассир в аэропорту нам продала билеты за полцены под честное слово, что родственники подруги, которые нас провожали, съездят домой и привезут деньги. Такое, думаю, возможно только в Узбекистане.

– Значит, этот приезд в Узбекистан у вас второй?
– Нет, третий. Второй раз я приехала в Узбекистан в 2016 году. Опять жила у родственников подруги, мы с ними породнились, у нас возникла теплая связь. Недавно они переехали в Петербург. Я пробыла тут 3 недели, съездила в Хорезм, Самарканд. Захотела изучать узбекский танец. В Петербурге я танцевала в ансамбле, но на любительском уровне. В Ташкенте пришла в хореографическое училище, зашла к ректору и сказала, что из Питера, хочу посмотреть, как обучают национальным танцам. Он дал мне диски, разрешил пользоваться библиотекой, познакомил с педагогами. Я ходила на занятия, смотрела, фотографировала, было интересно. Я себе сшила национальное платье для танцев. Такого дома нет.

– Но в Санкт-Петербурге тоже, наверное, богатая культурная жизнь?
– В Петербурге вроде бы мне доступны лучшие музеи мира, архитектура, академическая культура. Но при этом я тоскую по таким обыденным для Узбекистана вещам, как сходить на шумный базар и купить национальную ткань, посмотреть вживую узбекский танец, почитать специальную литературу. Поесть сочных фруктов, наконец.
В целом мне было сложно реализовать себя в Санкт-Петербурге, этнокультурная тема у нас всегда на задворках, сфера плохо развита, собрать людей на мероприятие сложно, хотя у нас и многонациональный город.
А в Ташкенте очень богатая на события культурная и светская жизнь. Все как-то проще, доступнее, ближе, в конце концов. Здесь я не ленюсь ходить в театр, на концерты, на какие-то тематические встречи. Вот вчера на Арт-базаре столкнулась с певицей Наргиз Закировой. Обожаю Ташкент!

– Приехав в Узбекистан в третий раз, вы тут остались, видимо, в связи с известными событиями?
– 6 лет я безумно хотела и не могла приехать в Узбекистан сначала по личным причинам, потом из-за пандемии. На 11 марта у меня был билет в Ташкент, я планировала просто отдохнуть, встретиться с друзьями, но из-за сложившейся в моей стране ситуации решила пожить в Узбекистане и поработать. По приезду в Ташкент столкнулась с бытовыми сложностями, искала жилье. Не очень хочется говорить о проблемах. Но в эти моменты мне казалось, что мир изменился и все не так радужно, как раньше.

– Вы почувствовали предвзятое к себе отношение?
– Нет, поначалу чувствовала тревогу из-за политического кризиса. Но постепенно в Ташкенте я перестала напрягаться, депрессия ушла.
Я точно знала, что в Узбекистане не столкнусь ни с какой русофобией, дискриминацией. Я всегда говорю российским друзьям, которые меня спрашивают, как в Узбекистане относятся к русским – здесь традиции межнациональной дружбы – это не пустые слова, мало кто позволяет себе отходить от уважительного отношения к людям иной культуры – я не сталкивалась с таким. Между нашими странами хорошие отношения, партнерство во многих сферах, это важно для моей работы. Что до релокации, что после я навожу культурные мосты.

– Где вы работаете в Ташкенте?
– Я сотрудничаю с пиар-центром при Министерстве туризма, я сказала, что хочу продвигать культуру Узбекистана, туристический потенциал республики в России. Вижу, что туризм в Узбекистане в последние годы развивается. Появилось много зон отдыха, парков, интересных мест, здесь заботятся о настроении и комфорте людей, такое ощущение, что в Узбекистане постоянно праздник, столько фестивалей организовывают – это часть культурного кода. Здесь намного сложнее впасть в депрессию, чем в Питере.

– А россиянам интересна узбекская культура?
– Да, в личном блоге (Телеграм-канал «Исповедь северянки: петербурженка в Ташкенте») меня просят, чтобы я больше писала о том, что вижу в Узбекистане. Думаю, в первую очередь многих привлекает гастрономический туризм. Тут рай, особенно для нас, северных людей, нам в Питере не снилось такое обилие фруктов, овощей, мясо вкусное, да и цены по сравнению с нашими низкие, услуги доступные. Эти месяцы я веду насыщенную культурную жизнь. Благодаря сотрудничеству с Министерством туризма была на фестивалях в Хорезме, Байсуне, Бухаре. И главное – здесь мне все рады.

– Потому что вы гостья. А человеку российского образа мысли нетрудно общаться с восточными людьми?
– Да, я гостья, но чувствую, что это не только формальное гостеприимство, а душевное отношение. Мы, люди с севера, другие по темпераменту, тяжелее сходимся, закрытые, нам нужен повод, причина, чтобы с человеком продолжать общение. Конечно, все люди разные, но если брать усредненный питерский характер, то мы хмурые, ищем подвох, но добрые – об этом многие мне говорили в других странах. У восточных людей я переняла простоту заводить знакомства и начинать дружить, в моем окружении много замечательных людей.

– А особая «каста» восточных людей – это разговорчивые таксисты, которые все знают и во всем разбираются. Как вам, российской гостье, такая простота в коммуникации?
– Если я сажусь в такси на переднее сиденье, то сразу пристегиваюсь. Таксисты, видя это, понимают, что я неместная. «Вы из России?» – спрашивают они. Вчера мне таксист задал вопрос: «Вы давно здесь?» Я ответила, что недавно. «А уже так вписались!» – восхитился он.

Да, таксисты любят поговорить. Я всегда говорю, что из России. И сама люблю с ними разговаривать. Если за рулем молчат, то мне непривычно. У таксистов можно что-то узнать по бытовым вопросам. Многие хотят со мной обсудить политическую ситуацию в России, посыл всегда доброжелательный, но я этих тем не касаюсь. Хорошо, что таксисты разговорчивые, для меня это тоже способ проникновения в культуру, социологического погружения в среду.
И еще я всегда в такси прошу включить узбекскую музыку. Когда мне из любезности, видимо, включают русскую попсу, я вежливо говорю, чтобы переключили на узбекское радио или включили национальную музыку. Это таксистов удивляет каждый раз.

– Это действительно необычно. Откуда у петербурженки такие музыкальные предпочтения?
– Я давно слушаю узбекскую эстраду, она очень богатая. В Питере я ходила на концерты узбекских звезд. Обожаю Юлдуз Усманову, мои любимые исполнители Сахар, Озодбек Назарбеков, Насиба Абдуллаева, Муниса Ризаева, Зиеда, Агабек Собиров, из новых нравится Хамдам Собиров. Вообще, обожаю хорезмскую музыку. А из мировых, не побоюсь этого слова, звезд бесконечно уважаю Севару Назархан. Она настоящая гордость Узбекистана. Я на концерте в Питере просто поразилась ее вкусу, достоинству, цельности. Кроме того, когда я подпеваю какой-нибудь узбекской песне, это всех вводит в ступор. Если хотите погрузиться в культуру, слушайте хорошие образцы национальной эстрады, учите и разбирайте тексты, это дает плюс сто очков в освоении любого языка.

– Какое ваше любимое узбекское блюдо и какой город Узбекистана вам больше всего понравился?
– В плане кухни здесь такое разнообразие. Любимое блюдо все-таки плов, он никогда не надоедает. Я мечтала о нарыне, и им объелась (улыбается), с самсой и шашлыком – так же. Из городов выделю Бухару – там невероятная атмосфера и очарование.

– Что в нашем узбекском укладе жизни вас удивляет или напрягает?
– Некоторые вещи меня коробят. Первое – это презрение к очередям. Двери поезда в метро открываются – и толпа заходит в вагон, не дав пассажирам выйти. Казалось бы, удобнее, когда по очереди – это же элементарно. Мне сложно не испытать раздражение, когда стою в очереди за мороженым, и вдруг лезет без очереди какой-нибудь школьник. Я делаю замечание.
Второе – ты сидишь на концерте в зале, и тебе трудно сосредоточиться на происходящем на сцене, потому что вокруг шум, гам, многие приходят с маленькими детьми, зрители громко разговаривают. Если это вечернее мероприятие, то не нужно брать малышей, должны быть какие-то нормы и правила.
Третье – ситуация на дорогах. На нерегулируемых пешеходных переходах не пропускают пешеходов. Машины ездят так, что россиянам непривычно – водители правила не соблюдают, скоростные режимы нарушают, перестраиваются как попало. Зная статистику аварий, люди так беспечно себя ведут.
Четвертое – отсутствие экологической культуры. Люди в городе часто бросают мусор в арыки или на землю. Эти бесконечные одноразовые пакеты, я всегда при покупке говорю, что мне не надо. Отношение к гигиене. На базарах продукты все перетрогают руками, те же лепешки. Или едят из общей тарелки плов или салат, пандемия, видимо, не научила.

– Наша погода петербурженку не пугает, летнюю жару не боитесь?
– С ужасом жду чиллю, наслышана. В Санкт-Петербурге летом температура выше 28 крайне редко поднимается. Если выше, то на несколько дней, не больше. Но жара у нас плохо переносится. Если 29-30 градусов, то мне плохо, у нас же влажность. Мне нравятся туманные дни, облака. Единственное по чему я скучаю, это наша северная природа.

– С языковым барьером сталкиваетесь?
– По моим ощущениям, раньше в Узбекистане больше людей владели русским языком в сфере услуг, в магазинах, сейчас кто-то не знает, но понять меня могут. Хотелось бы, чтобы уровень владения русским языком в республике не снижался. Я убеждена, что двуязычие – это здорово, это не в ущерб узбекскому языку.

– Вы не относитесь к поколению советских людей, ощущаете ли вы, находясь в Узбекистане, что у нас с Россией было общее долгое прошлое?
– Я родилась в 1985 году, мои родители были советскими людьми, поэтому я не оторвана от нашего общего прошлого. Конечно, при всей разности, вижу, что у нас есть общие корни. Во-первых, это память о Великой Отечественной войне, я много читала про эвакуацию в Узбекистан, когда узбекские семьи приняли ленинградских детей.

– Чувствуете ли вы себя в Ташкенте комфортно и в безопасности как девушка?
– Да. Очень важно, чтобы россиянки или европейки понимали, что Узбекистан – это светское государство, и одеваться можно так, как вы привыкли. Ташкент – многонациональный мегаполис, где живут люди разных национальностей и вероисповеданий. Тут много европейцев, их никто не будет порицать за внешний вид, девушки ходят в шортах, коротких юбках, сарафанах, майках.
Лично я не люблю открытую одежду, но это уже личные предпочтения. Если вы гость, будьте уверены, что к вам отнесутся лояльно и с уважением. Ходить по улицам, ездить в общественном транспорте и такси – безопасно для женщин.

– Надолго ли вы планируете остаться в Узбекистане?
– Загадывать невозможно. Хотела бы остаться подольше, у меня много нереализованных планов. В который раз повторю, что здесь мне очень хорошо. Я самым настоятельным образом рекомендую россиянам приехать в Узбекистан. Здесь найдется все: и следы советского прошлого, по которому мы так часто ностальгируем, и вкусная еда, и современные парки, и туристические зоны, и теплое общение, и, конечно, архитектурные шедевры прошлого. А какая здесь природа! Великолепные горные пейзажи, до которых рукой подать от Ташкента, колоритные пустыни, чистые голубые озера. Узбекистан ни на минуту не даст тебе забыть, что это невероятно богатая и щедрая земля.

Фото предоставила героиня.
Источник.

14 комментариев

  • Наталья:

    Очень интересная беседа. Спасибо журналисту и интервьюеру. Горжусь Узбекистаном, своей любимой Родиной.

      [Цитировать]

  • Светлана:

    Гостью поразило то, что на базаре все руками шшшупають)). Смешно. А в супермаркетах Санкт-Петербурга народ не лапает помидоры-яблоки-баклажаны, выбирая себе получше??? Ну, а уж еда из общей тарелки…плов…о, да!! Просто ужас ужасный. И как еще узбекистанцы от этого не вымерли все.
    Вот не нравятся мне такие восторженные отклики, неискренние они, поверхностные.

      [Цитировать]

  • Светослав:

    Релокация — словечко-то какое придумали, отродясь такого не слыхал. Толкают наглонизмы, а зачем? Чем же так плохо РУССКОЕ слово — переезд — просто и понятно. Впрочем, в случае с еженедельником из Самарканда — понятно — это не то издание, которое стоит читать…Мария знает, о чем я…

      [Цитировать]

    • semyon:

      Потому что, в первую волну стали релоцироваться ИТ специалисты. А как известно в ИТ сфере без иностранных терминов работать невозможно. Слово «переезд», а тем более «переселение» не точно определяет данное действие. Более точно «временный переезд», но это долго проговаривать. Пока ИТ специалисты не релоцируются с определённой частотой в разные места, то назвать такие действия «перекачовка» тоже не верно, хотя и возможно появление ещё одной кочевой группы людей основанной не по национальному признаку и методам выживания, а по сфере деятельности и предоставленным им льготам.
      Поэтому корень слова «релокация» — локация (от лат. locatio — размещение, положение) очень точно определяет происходящее. К тому же в русском языке имеются предлоги, в структуру которых входит неполногласный слог «ре». Так что это слово полностью удовлетворяет правилам русского языка.
      Ни чего плохого в таких словах не вижу, легче будет выучить международный английский язык.

        [Цитировать]

      • AK:

        «локация» в русском языке уже занята локаторами.. а эти релактаторы уже задрали нам цены :( явно не «блокадники» приехали)

          [Цитировать]

      • Светослав:

        Тогда 1-е — передислокация. 2-е — изучать язык потенциального противника дело, конечно, хорошее, но я бы предпочел разговаривать с ним на несколько другом, более простом и понятном языке. Не дай то Бог, конечно, но си вис пацем пара беллюм, пардон за мой латинский. И 3-е — лучше русского языка может быть только ЛИТЕРАТУРНЫЙ русский язык!
        P.S. я не айтишник — никогда не мог понять их «птичий» язык, всегда просил перевести на понятный мне нормальный русский язык…

          [Цитировать]

        • semyon:

          Но опять же «передислокация» тот же корень — локация и слово длине, и когда приходится этим же ИТ специалистам общаться с зарубежными работодателями используют слово «relocation». Как-то не очень правильно пользоваться их технологиями и инструментами и считать их «потенциальными противниками». Например музыканты используют итальянскую терминологию, к стати, как и строители (вира и майна), медработники — латынь и на протяжении многих лет это ни кого не смущало. ИТ отрасль намного моложе и уже стала основным экономическим двигателем стран мира , поэтому мы сейчас наблюдаем интеграцию иностранных слов в родную речь. Язык должен развиваться и соответствовать современным требованиям. Я глубоко убеждён, что если русскоязычное общество сможет стать локомотивом отрасли мирового масштаба, то русские слова будут заимствованы другими языками (претенденты уже есть, например, в Кабуле называют слово «микрорайон» — «макроян»).

            [Цитировать]

        • мимо шёл:

          А «передислокация» русское слово, ага :) и вообще, что за терминология «язык потенциального противника». Не туриста, не посетителя, не сотрудника, но противника? С кем ты воевать собрался? Что ты в интернете сидишь, это же изобретение «потенциального противника»? Что ты компьютером, телефоном, Windows, Android и т.д. пользуешься — это же всё изделия «потенциального противника»? Ещё один застрявший в парадигме 60-х.

            [Цитировать]

    • Ислам Рахманов:

      Не все любители красных совков еще вымерли.

        [Цитировать]

  • Лидия Козлова:

    Перевозчик-водогребщик.
    Александр Твардовский.
    …………………………………..
    …………………………………..

    В том краю леса темнее,
    Зимы дольше и лютей,
    Даже снег визжал больнее
    Под полозьями саней.

    Но была, пускай не пета,
    Песня в памяти жива.
    Были эти на край света
    Завезенные слова.

    Перевозчик-водогребщик,
    Парень молодой,
    Перевези меня на ту сторону,
    Сторону — домой…

    Отжитое — пережито,
    А с кого какой же спрос?
    Да уже неподалеку
    И последний перевоз.

    Перевозчик-водогребщик,
    Старичок седой,
    Перевези меня на ту сторону,
    Сторону — домой…
    https://ruspoeti.ru/aut/tvardovskij/13247/

      [Цитировать]

  • Евгений:

    Никогда не поверю, что девушка может спокойно ехать в общественном транспорте в Ташкенте без того, чтобы кто-то возле нее не терся. Думаю, за 20 лет мало, что изменилось. Моя дочь вынуждена была носить с собой большую булавку, чтобы охладить похотливых самцов.

      [Цитировать]

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Комментарии, содержащие ссылки, автоматически помещаются в очередь на модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.