Три сестры История Старые фото Ташкентцы

Автор: Ольгана, (журнал «Узбекистан», №3, 2021 г.)

История трех сестер – это всего лишь капля в трагедии немецкого народа, но она – как маленькая зарисовка, в которой не только боль и страдание, но милосердие и вера в будущее.

21 июня 1941 года в школе № 110 г. Ташкента шел выпускной вечер. Ирине Унру, лучшему математику школы, вручили аттестат зрелости с отличием. Девушка с легкостью поступила в Ташкентский университет на физмат, блестяще сдала первую сессию. И вдруг… повестка! Вся семья, как лица немецкой национальности, высылается из Ташкента в далекий узбекский кишлак в Бухарской области…

Так Мария Унру с дочерями 17, 10 и 5 лет (глава семейства был арестован в 1937 г. и расстрелян год спустя как «враг народа») попали в узбекский кишлак – колхоз «Социализм». Поселили их в маленькой кибитке без окон, но с тремя дверьми.

«Голод в ту зиму был страшный, и я все удивлялась: кушать нечего, а мама становится все толще, — вспоминает Маргарита Генриховна Унру. — Не понимала тогда, что она опухала от голода».

Ирина, Герда и маленькая Маргарита

Едва наступила весна – стало легче: ели траву, почки с деревьев, а потом пошли фрукты с овощами.

В 1943 г. Ирине чудом удалось перевестись в Бухарский педагогический институт. Она уже работала в колхозе учётчиком и преподавала в узбекской школе математику (в кишлаке не только русской школы – русскоговорящих людей не было!). Также Ирина начала дома сама обучать сестренок.

«Я училась решать задачи по узбекскому учебнику. Проблем не было, ведь мы даже между собой уже иногда говорили по-узбекски! Вообще, было непостижимо: идет война, а в богом забытом кишлаке моя мама учит узбекских детей немецкому языку», — смеется Маргарита Генриховна, которая и сегодня, в свои 86 лет, прекрасно понимает узбекскую речь.

Диктанты, контрольные работы, каникулы – все было как в настоящей школе. Ну, а осенью, как и все школьники, три сестры собирали хлопок. В общем, немецкая семья как-то «вписались» в жизнь узбекского колхоза.

Однажды, весной 1945 г., в кибитку явились трое в штатском и, перевернув все, что можно, забрав все, что было на немецком языке – открытки, тетрадь с рецептами рождественских пряников, эти люди приказали Марии идти с ними.

«Я плача, бежала следом по пыльной дороге, и один мужчина сказал: «Не плачь, она через 10 дней вернется». Но мама вернулась через 10 лет…»

Три сестры… уже без мамы

Ирина каждый день ходила по 12 км в район, чтобы что-то узнать и повидать маму. И однажды, плача, она сообщила сестренкам: «Все! Маму осудили на 10 лет по 58-й статье, как «врага народа».

Так остались три сестры в кишлаке без родных и без друзей. Все заботы легли на плечи Ирины.

Колхозное правление выделило девочкам Унру небольшой участок земли, на котором они посеяли ячмень, а потом просо.

«Сами сеяли, косили, молотили. Иногда кто-то из соседей давал на день осла, и мы гоняли его по снопам ячменя или проса – молотили, а потом ждали ветра и на ветру отсеивали зерна от плевел и соломы. А еще у нас была коза, мы пасли ее по берегам арыка, и у нас иногдабыло молоко».

Зимы в пустыне холодные, климат континентальный.Летом надо было запастись топливом на зиму. А что можно найти в пустыне? Леса нет, дров нет,только кизяк да сухой хлопковый кустарник гузапайя (стебель хлопка). Маргарита, младшая из сестер, собирала по полям и дорогам ценное топливо, формовала и выкладывала сушиться на крыше кизяк, любуясь результатом труда.

«Узбеки к нам относились хорошо: сначала присматривались, а потом даже лепёшки иногда приносили. Три немецкие девочки в глухом узбекском захолустье! Сейчас это себе просто представить невозможно!»

Ирина, днем пропадавшая в школе, до поздней ночи сидела, занимаясь при свете лампадки: надо было сдавать очередную сессию. До Бухары (60 км!) добиралась когда пешком, когда на арбе, а если везло – на грузовике. В 1946 году она с отличием окончила институт и получила направление в русскую школу в Гиждуване.

«Благодаря Ирине, я и Герда не только не отстали по программе, но смогли выдержать экзамен, и меня зачислили в 4-й класс, а сестру – в 8-й.

Ирина научила нас все делать на «отлично», и всегда говорила: «Вы со своей биографией сможете чего-либо добиться, только если будете лучшими из лучших». И мы старались».

Обе сестры – Герда и Маргарита, окончили школу с золотыми медалями, институты – с красными дипломами. Когда Маргарита, студентка химфака Ташкентского политехнического института, сдавала математику, доцент Давтян удивленно сказал: «Вы же об интегралах не рассказываете, а поете!» А экзаменатор по начертательной геометрии, скептически относившийся к химикам и их знаниям, и вовсе был поражен: «Я просто вынужден вам поставить «отлично».

И долго еще в институте ходили легенды о «кишлачнице», которая на «отлично» сдала начерталку.

«А что такое начерталка? Это тригонометрия, объемная геометрия! А кто мне ее преподавал? Моя сестра Ирина, — с гордостью говорит Маргарита Генриховна. – А на «кишлачницу» я не обижалась, ведь оно так и было! Меня так прозвали, когда я на сборе хлопка с легкостью и удовольствием собирала по две нормы в день».

После первой же хлопковой компании Маргарите, наконец, выделили место в студенческом общежитии. А то ведь не давали: «Еще не хватало, чтобы вы со своим фашистским духом в общежитии жили».

И до третьего курса, как спецпоселенка, Маргарита ежемесячно ходила в комендатуру на регистрацию. Когда же каждую осень на 2 месяца выезжали на сбор хлопка, Маргарита по окончании хлопковой кампании должна была привозить в комендатуру от председателя колхоза подтверждение, что провела это время в колхозе на полях. Однажды председатель колхоза, подписывая открепительный талон, спросил: «А ты что, воровка?» — «Нет… немка». И он с сочувствием посмотрел на девушку…

Еще в 90-х годах три сестры переехали на родину предков. Увы, Ирины и Герды уже нет в живых. Но энергичная и деятельная Маргарита Генриховна и сегодня не устает рассказывать о своем детстве и молодости, проведенные в Узбекистане, пишет статьи в газету своего города и даже выезжает в туристические поездки. Она вырастила дочь Елену, и теперь радуется красавицам-внучкам и двум правнукам. На своей родине – в Узбекистане – Маргарита Генриховна в последний раз была два года назад, до пандемии. Тогда-то она и поведала эту удивительную историю о трех сестрах…

С дочерью Еленой

С внучками Викторией и Эльвирой

2 комментария

  • Энвер:

    Так.
    И худших раскладов — тьма… А у кого и концы порублены… Как им сходиться? Не дай Бог повторов.

  • Маргарита Унру-Цыганова:

    Дорогие читатели! Пишет Маргарита Унру-Цыганова, младшая из трех сестер. Это я с января 1942 и по август 1946 вместе с сестрами, а до марта 1945 года еще и с мамой жила в кишлаке ГИШТЫ Гиждувансконо района, это я бежала за мамой, когда ее уводили милиционеры, и спрашивала: «Когда мама вернется?» «Через 10 дней», – был ответ. Мама вернулась, но через 10 лет, и прожила еще долгую жизнь, смиренная и не озлобленная.
    Мы остались втроем, старшая сестра нас в детдом не отдала, хотя нас хотели у нее отобрать.
    Ирина действительно в 1943 году восстановаилась на физмат в Бухарский Педагогический институт. Бухара от нас была в 60 километрах, она туда дошла, как сейчас сказали бы, автостопом: то на арбе, то пешком. И ее действительно приняли! Ирина экстерном на «отлично» за 3 года окончила институт, и в это же время работала учетчицей в колхозе и еще учительницей в узбекской школе. И еще она с нами занималась дома. Мы решали примеры и задачи, как сейчас кроссворды разгадывают. Это было наше любимое занятие. И переписывали «Робизона Крузо» — это была наша грамматика.

    Когда Ирина получила диплом преподавателя математики, нам разрешили переехать в соседний Гиждуван, его и городом-то не назовешь. Но там была русская школа, и нужен был математик. И я впервые пошла в школу в 4-1 класс, а сестра Герда из 3-го – сразу в 8-ой класс. Так нас наша сестра натренировала. Мы все трое окончили школу с медалями, а институты – с красными дипломами.
    Мы все трое всегда благодарили судьбу, что это тяжелое время мы пережили не в Сибири, не в степях Казахстана, а в Узбекистане. К нам в кишлаке относились с сочувствием и не обижали. СПАСИБО УЗБЕКИСТАНУ! Это я никогда не устану повторять.