“Выживая между жерновами” Ташкентцы

Пишет Дилдор Махмудовна Алимбекова

В общественном совете при хокимияте Ташкента

Корни моей семьи переплетаются с историей нашего края, нашего народа. Как мудро сказано, что все достоинства, переданные через кровь наших предков, рано или поздно отражаются в нашей судьбе!

Отцовская линия.

Мои предки были одними из образованных, просвещенных и состоятельных жителей Туркестана. У моего деда были двухэтажные особняки в таких городах, как Акмолинск, Петропавловск, Омск, Томск. Они внесли свой вклад в налаживание торговли между Россией и Средней Азией.

Дом дяди Шотурсуна в Акмолинске (Астане / Целинограде) до революции. До недавних пор стоял один из трех домов, построенных тремя родственниками, но недавно снесли и его, в связи с началом строек «Сити» в Астане

Кузен моего деда получил образование в гимназии, где учился и Ленин. Ученики гимназии грядущего «вождя» называли «софистом». Ох, если бы они знать им тогда, сколько горя причинит этот «софист, балабол», нашей семье, нашей стране и всему человечеству!..

Моя бабушка Хатминиссо училась в русской гимназии. Рассказывали, что ее возили в школу в карете. Она носила модные и дорогие наряды того времени. В 1920 году, когда спасаясь от большевиков, вернулась родной Ташкент, на ней была изящная шляпа и платье с галстуком. Местные девушки, никогда не видевшие подобную одежду, окружили ее и наивно поинтересовались «это штука для вытирания носа?». Прошло много лет, но я не могу простить себе, что на уроке труда переделала бабушкино вечернее платье из «манчестерского» бархата, расшитое золотистой нитью на современное, позже я узнала, что означает слово «манчестер». Так называется город в Англии, откуда привезена ткань.

Справа моя тетя и ее супруг, няня татарка. Поэтому дети в татарской одежде. Обратите внимание на красоту моей тети и как она одета по европейской моде того времени. Омск, 1920-е годы.

Наши родственники со стороны матери моего отца – бабушки Хатминиссо жили в Старом городе. Ее отец тоже был человеком зажиточным. Он финансировал строительство мечети в Сагбане, что говорит о его благородстве.

Сын дяди, много лет проработавшего в государственной службе, Шоолим Шовахобов (заместитель министра транспорта) составил родословное древо. Я горжусь и рада, что в этой генеалогии нашлось место и для нашего рода, которого судьба забросила далеко от родного очага, в том числе и для меня.

Каждый уважающий себя узбек должен знать свое происхождение, имена своих семи предков. Так же и я на всю жизнь запомнила их: Рахманбек, Султанбек, Олимбек, Солихбек, Шокирбек, Махмудбек. Все они жили в городе Ташкенте, в основном в Эски Джуве, их дома стояли в непосредственной близости от места, где ныне расположено здание галереи Заркайнар. От брака моего деда Шокирбека с бабушкой Хатминиссо родился мой отец, тогда шел 1928 год, затем в 1929 году появился на свет дядя, а в 1931 году тетя (мы нашли их свидетельства о рождении в Ташкентском архиве). Но в те суровые годы молодой семье жилось не сладко. По всей стране вовсю свирепствовали красные большевики, они ежедневно вламывались с обысками, конфисковали последнее.

С запуском машины репрессий страны советов, Шокирбек (отец моего отца) в 1932 году в Ташкенте был брошен в тюрьму. Знаток своего дела, грамотный человек, он работал главным бухгалтером в «коммуне». Его забирали каждое утро на работу и к концу дня снова возвращали в тюрьму. Дед, иногда вспоминая тюремную жизнь, с грустью говорил: «Неверующие русские были совестливее некоторых, одетых в кожаные камзолы правоверных узбеков. А наши без угрызения совести истязали своих, лишь бы угодить русским».

В 1935 году Шокирбеку удается сбежать из тюрьмы. Здесь мне бы хотелось добавить одну деталь – мой дедушка приходился дальним родственником известному писателю Абдулле Кадыри и они с детства крепко дружили. Перед побегом за границу мой дед пришел ночью к Кадыри и попытался убедить его эмигрировать вместе. Тогда Кадыри ему в ответ сказал: «Тоска по родине погубит вас!». Порой задумываюсь, если бы дед не бежал тогда в Восточный Туркестан (исторически эти земли временами относились Кокандскому ханству, но сейчас Синьцзян-Уйгурский автономный район, который принадлежит Китаю), как сложилась бы его судьба?.. А если бы уехал Кадыри?..

На 90, 91 страницах этой книги написанной сыном Абдуллы Кадыри говорится о том, что мы приходимся родственниками, что мой прадед (отец моего деда) Солихбекходжи своему сыну Шокирбеку (то есть моему деду) отправил из Китая письмо. В нем он настаивал,во что бы ни стало убедить Кадыри решиться на побег, но Абдулла был неумолим. Думаю, тут к месту заметить, что для создания образа Юсуфбекаходжи – отца главного героя Отабека романа»Минувшие дни», прототипом послужил наш прадед Солихбекходжи.

В тот злосчастный день, когда пришли арестовать Кадыри, его младшая дочь успела спрятать записки и документы, написанные арабской вязью, хотя она понятия не имела об их значении. И среди них был документ, принадлежавший моему деду. Когда мы, 28 лет спустя, вернулись на родину, дочери Кадыри заговорили о том документе. Оказалось, что это был кадастр земельного участка возле мечети Новза в Чиланзаре, который оформлен на имя моего деда.

Снова возвращаемся в 1932 год. Находясь в тюрьме, мой дед Шокирбек советует своему отцу Солихбеку и своей жене Хатминиссо забрать троих детей и бежать в Восточный Туркестан. Таким образом, мой отец Махмудбек в пятилетнем ребенком покинул родину, и никому даже в страшном сне не снилось, что впереди их ждет горькая разлука длиною в тридцать лет. Это разлука была воистину тяжелым испытанием! Родителей моей бабушки Хатминиссо уже не было в живых, она целых 30 лет не видела родных. Наверное, сейчас бросить все, и уехать из Ташкента кажется легчайшим делом, даже заманчивым приключением. А тогда…

Мучительно долгий путь, нападения поджидающих на каждом шагу грабителей, голод – все это истощало людей. Сохранились видео, на которых моя тетя рассказывает эпизоды тех дней, свидетелем, которых она была. В пути встречалось много голодных, обессиленных семей, положение дошло до того, что даже некоторые подбирали непереваренный овес со свежего лошадиного навоза, прополоскав в арыке, давали детям. А пересечение границы было равно смерти. Пятнадцать семей, тайно выехавших из Ташкента, собрали николаевские золотые монеты контрабандистам, а те под покровом ночи их провели через границу ползком по степи. Когда беззащитные люди, спасающиеся от гнета, ползали с маленькими детьми по пустыне, уповая только на бога, как назло непрерывно плачет грудной ребенок одного из наших родственников. Успокоить его никак не удается, и чтобы не рисковать жизнью остальных, решают убить ни в чем неповинное дитя – Шаюсуфа. Когда бабушка подползла, она ахнула, увидев вонзившихся в тельце малютки колючек. Тотчас сняли все тряпье с малыша, удалили шипы, затем мать покормила его грудью, и изнуренный младенец мирно заснул. После этого случая имя ребенка было изменено на Шокурбан, что означает жертва. (Посмотрите на божий промысел, мальчик, который выжил в степи, вырос, стал взрослым, прожил долгую прекрасную жизнь в Америке). И вот, наконец, закончились мытарства и наши родственники прибыли в город Кульджа. В то время в этом городе даже и в помине не было людей китайской национальности.

Материнская линия

Среди беглецов находился и второй дедушка – Шоинагамбай,отец моей матери, младший сын Шорахмата-думы. Так как тот работал в Ташкентской городской Думе, за ним закрепилось это прозвище. Как рассказывала моя тетя, у моего деда были определенные дни приема граждан в Думе. Недавно из архива мы нашли кадастровый документ дома, стоявшего в Себзаре, где с 1905 года была прописана вся семья нашего деда, даже три его жены. Мы обратили внимание, это был не просто «дом», там было указано «Усадьба Шарахматбая».

Порой интересуются мол «Как мы знаем, вы приехали из Китая. Выходит, вы китайцы или уйгуры?». Честное слово, от подобных вопросов становится больно, будто ножом полоснули по сердцу.В такие моменты мне хочется спросить их самих, а есть ли у них документ, подтверждающий, что их деды, прадеды жили здесь, в этой стране, в городе Ташкенте, хотя бы в начале прошлого века. Мы жили во временной эмиграции не в Китае, а в Восточном Туркестане. Если Алишер Навои родился в Герате, а Бабур жил в Индии, разве правильно будет считать одного афганцем, другого индийцем, не так ли?

Продолжим рассказ. Родственники и отец мамы решают перебраться через кыргызский город Токмок. Старший брат Шоинагамбая любил щеголять, выставлять напоказ свое богатое происхождение. В том городе они останавливаются в доме своих знатных знакомых, а мой дед в более скромном доме. Тут надо учесть, что в те годы немало развелось доносчиков, которые сообщали обо всем происходящем большевикам.

Эта племя«доброжелателей» немедленно сообщает службе безопасности, что в нескольких арбах прибыли незнакомые люди. Солдаты окружают дом. Шоинагамбая спасает его скромная одежда и находчивость. Когда он увидел солдат, прикидываясь слугой, тут же взял самовар, направился к коровнику, прыгнув через забор, забирает бабушку, которая была беременна и в ее животе была моя мама. Его арестованных братьев отпускают за отсутствием вины. Но, к сожалению, все состояние конфискуют.

Наши деды

В итоге его братья и сестры остаются в Токмоке. Впоследствии времени их дети, получив высшее образование, возвращаются в Ташкент и работают на руководящих должностях в советских учреждениях. Среди них были заместитель хокима (заместитель исполкома города), главный врач государственного медицинского управления №4, начальник Среднеазиатской транспортной милиции. Глядя на их историю, я вновь и вновь убеждаюсь, что независимо от того, в какой системе живет человек, его наследственные способности, словно пробившаяся сквозь бесплодную землю трава, непременно покажутся.

Итак, этот город Кульджа стал приютом для образованных, предприимчивых, в то же время безгранично любящих свою отчизну представителей узбекской национальности, приехавших из Ташкента, Андижана, Маргилана и других городов страны. Они думали, что вся эта сумятица продлится недолго, скоро большевики уйдут, они вернутся на родину и начнется спокойная жизнь.

Кульджа была прибежищем для эмигрантов – узбеков, татар, казахов и русских казаков (белогвардейцев). Это отразилось в топонимике города, кварталы называются «Урусмахалля», «Татар махалля». Вместе со своими соотечественниками мой дед тогда отремонтировал узбекскую школу. Оказывается, чтобы сохранить свой родной язык чистым, он дома не позволял говорить даже на уйгурском языке. Отец моего деда, Салихбекходжи, (который в 1915 году на верблюдах совершил хадж в Священную Мекку и вернулся домой через шесть месяцев. Как я уже упомянула выше, образ Юсуфбекходжи, отца Атабека в романе «Минувшие дни», взят с моего прадеда Солихбекходжи), когда тоска по Родине становилась невыносимой, он в сердцах восклицал: «Какое невежество! Думая, что ваши карнаи мощнее, наших открыли ворота Ташкента!». Домашние сначала не понимали суть этих слов. Позже, когда вернулись в Ташкент, они увидели трубу военного оркестра и все поняли. Оказывается, что в 1865 году русские войска начали наступление в Ташкент, зловеще трубя такой же большой трубой…

Как рассказывают, в доме в Кульдже был патефон, мой дед часто слушал песню в исполнении певца Туйчи хофиза «Қарокўзим» и плакал. Он покинул бренный мир со слезами на глазах, слушая любимую песню.

До оккупации Китаем в 1949 году эта территория называлась «Восточно-Туркестанская Республика». Первый президент Республики Туркестана Алихонтура Сагуний объединил великих сынов узбекского, уйгурского, казахского, татарского народов в составе правительства. К сожалению, из-за лицемерной политики Иосифа Сталина молодая республика просуществовала недолго. Власти СССР приглашают руководителей Республики Туркестан в Москву на переговоры. Чтобы привезти их, отправляется советский самолет. Самолет, перевозивший лидеров Восточного Туркестана, таинственным образом взрывается в воздухе. В результате республика останется без руководства. Я надеюсь, что историки со всей серьезностью изучат эту трагедию, скрытую за завесой загадочности.

Эмигранты, жившие в Кульдже. На первом ряду (слева) полулежащий на боку, опираясь на локоть – мой дед Шокирбек. 1937 год.

Так как в Кульдже собрались самые умные, образованные, деловые представители разных национальностей, производство, торговля начинают развиваться стремительными темпами. Поскольку каждый находился вдали от родины, между людьми никогда не возникало такого зла, как неприязнь на национальной почве, все друг к другу относились с уважением и пониманием. Мой отец Махмудбек прекрасно говорил , пел и знал много прибауток на татарском, казахском языках.

Возвращаемся снова к истории. Китайские коммунисты вторглись на эти земли в 1949 году. Когда моего деда Шаинагамбая арестовали и вели на расстрел, возмущенные люди подняли бунт, говорили: «Наш почтенный покровитель Шаинагамбай очень заботливый, всем протягивает руку помощи, он очень честный» и вырвали-таки моего деда из пасти смерти. А китайские коммунисты, увидев авторитет моего деда, назначили его хакимом этой территорией. Мой дед «добровольно» передал китайским коммунистам три тысячи голов овец, сто голов коров, 300 лошадей и верблюдов, два магазина, полных товара и три мельницы. Мама рассказывала, что все деревенские девушки приходили доить коров и забирали необходимое количество, выливая оставшееся молоко в специально отведенную яму.

В 1987 году моя мама Ташгуль вспоминая края, где проходила ее молодость, путешествовала из Ташкента в Синьцзян-Уйгурский автономный район, который сейчас принадлежит Китайской Народной Республике. Побывала в местах, где жил ее отец. Боже правый! Несмотря на то, что прошло тридцать лет, и система изменилась, оказывается, и сегодня эти просторы называются лугами Шоинагамбая. Там воздух изумительно чистый, как в нашем Чимгане… Моя мать отправилась туда верхом на лошади. Старейшины, которые помнили моего деда, обрадовались приезду «дочери хозяина», проявив особое уважение к моей матери. И ничего неудивительного в том, что такие достоинства, как щедрость, добродушие, передались нашему поколению от деда.

РОДИТЕЛИ

Знакомство моих родителей было очень забавным. Известно, что в это время женщины носили паранджу. Когда они пошли в клуб на свидание, мама должна была на мгновение приоткрыть свою паранджу, но не спешила делать этого. Когда ее тетя едва заметно ущипнула, она чуточку приподняла паранджу, в эту долю секунды отцу удалось увидеть лицо своей будущей жены. В ту пору моему отцу исполнилось 21 год, а матери всего 16 лет. Они прожили душа в душу пятьдесят лет. Мама очень любит сирень, потому что первый букет, которого подарил ей мой отец, была охапка душистой сирени. Иногда у мамы не получалось собрать свои густые и длинные волосы, папа шутя говорил: «Я часто заплетал хвост лошади, ну-ка, дай, я сам тебе помогу», и этот обычай продолжался до глубокой старости.

Странная у меня судьба, мне пришлось бороться за жизнь с самого рождения. Я была долгожданным ребенком. До меня родители потеряли двоих детей. Черта, присущая одному из двенадцати знаков зодиака – Водолею (преждевременно вмешиваться в ход событий) всю жизнь меня выручала, но порой и вредила. Когда мой папа привел маму к врачу 29 января на осмотр, сказали прийти через 20 дней. По дороге домой родители наткнулись на фотостудию и сфотографировались. Вот та самая фотография.

Оставив дома маму, папа спокойно отправился на работу. Но вскоре у мамы начались схватки. Мой дядя Абдуллабек запряг в повозку двух резвых коней и отвез маму в больницу, где работал мой отец. Увы, как только появилась на свет, я стала жертвой женского коварства… Сожаление всей моей и маминой жизни, это то, что я была единственным ребенком в семье. Но я знаю, что папа никогда не винил маму за то, что она больше родить не смогла. Может быть, мой отец чувствовал виноватым себя. Потому что он положил маму в больницу, где сам работал, а принять роды доверил акушерке, которая была влюблена в него. Та акушерка, в которой мама видела милосердную помощницу, влила в нее раствор йода после моего рождения. От сильной жгучей боли мама потеряла сознание и долго не приходила в себя. Сейчас моя мама, которой 88 лет, иногда говорит: «Если бы хоть раз посмотреть в глаза Софы!». Этот случай, как мне кажется, является намеком, знаком на то, что всю свою жизнь я должна защищать себя от злости людей, особенно женщин. Я хочу рассказать вам еще одну историю. Как уже говорила, моя мама прожила жизнь мечтой о ребенке, потому что я была у нее единственной. Когда я родила дочку и вышла из роддома, моя мама взяла внучку на руки и слезы потекли ручьем, омывая ее счастливо улыбающееся лицо. А вечером у нее начался жар и у сорокалетней бабушки, то есть у моей мамы появилось молоко. Вот, что значит материнская любовь!

В начале 60-х годов в Китае молодые китайцы, отравленные идеологией «Культурной революции» хунвейбинов, подвергли колоссальному, невероятному угнетению интеллигенции своей нации и представителей других национальностей. В то время мой дядя Шамахсуд с интересом изучал фармакологию, хунвейбины сожгли во дворе все его книги (моя мама рассказывала, что среди тех книг были изумительно красивые, с кожаными переплетами, инкрустированными изящными драгоценными камнями). Затем надели на голову дяди длинную шапку и повесили ему на шею доску с надписью, гремя барабанами, пронесли по улицам, называя «предателем с двумя родинами». А вина заключалась в том,что Узбекистан был его родиной. Затем выгоняли из домов на поле, привязав плуг на их плечи вместо лошади, заставляли пахать землю. Более пяти лет они прожили в землянке. Жена дяди, без чьей-либо помощи одна родила там своего ребенка, пуповину отрубила топором, а когда вынесла наружу послед, волки утащили его. На следующий день после родов выгнали ее работать в поле, несчастной матери было не до дитяти. А ребенок в течение пяти лет оставался один в землянке. Он вырос умственно отсталым и не умеющим говорить. Еще одну мою тетю за какой-то поступок хунвейбины сослали в далекое поле, и во время скашивания травы внезапно змея набрасываетсяему в грудь. Но вот чудеса! Зубы змеи ударяются в медаль, а медаль от яда посинеет. Так что медаль, которую она получила за честный труд, спасла ее. На самом деле, это милость Аллаха, слава ему!

Нарастающие притеснения хунвейбинов, и некоторые положительные изменения в СССР после кончины Сталина, побудили узбеков вернуться на родину. Когда мне было пять лет (мой отец был в том же возрасте, когда покинул родину), наша семья решила вернуться на родину в связи с хрущевскими политическими смягчениями, то есть с оттепелью. Картина, глубоко запечатлевшаяся в моей детской памяти: при таможенном досмотре моих родителей осматривали обнаженными, смущаясь, они пытались прикрыть свои тела руками. Дело было в том, что поступила информация, что они пересекают границу с большим количеством золота. Это было похоже на правду. Потому что, когда забирали моих родителей на обыск, мой дедушка (по матери) бросил полную алмазов тюбетейку под навес, где хранился уголь. Когда грузовик отдалялся от границы, они издалека наблюдали, как сверкал «уголь». Лишь они понимали, что так блестело. Рассказы родителей о том, что их семьи сначала оставили большие дома и земельные участки в СССР, а затем предприятия и магазины в Восточном Туркестане, запечатлели в моей памяти убежденность в том, что материальное благополучие временно. Если трактовка позволительна, то эти события сформировали во мне иммунитет против материальных утрат, я поняла, что не следует сильно горевать о потере имущества.

После того, как мой дед вернулся из Восточного Туркестана в Ташкент, он ходил в парк имени Пушкина, ныне Абдуллы Кадыри, к ТЮЗ (театр юного зрителя) (фундамент дома был там), каждый четверг читал Коран, молился. Однажды приснился ему его отец и сказал: «Не читай здесь Коран, потому что эти места испоганены, читай лучше дома».

Хотя в 60-е годы Хрущев вел более либеральную политику, экономическая ситуация в стране оставалась гораздо тяжелой: кукурузная политика, налогообложение деревьев привели к нехватке продовольствия. Моя бабушка, когда вставала на утреннюю молитву, обычно приводила меня в магазин,постоять в очереди за хлебом. Я стояла до восьми часов и бежала в школу, сдав пост бабушке.

Мои родители не знали кириллицы, тем не менее, мой отец очень стремился к знаниям и в итоге окончил медицинский институт с отличием. Я хотела бы обратить внимание уважаемого читателя на один аспект: мой отец, который не знал ни одного слова по-русски, сделал конспект лекций в институте арабской вязью, а затем переводил его из словаря на узбекский язык. В то же время ночью он дежурил в больнице, чтобы хоть как-то обеспечить семью. Он работал хирургом до конца своих дней. А моя мама работала в аптеке. Настойчивость досталась мне в наследство от отца. Я тоже с десяти лет самостоятельно ходила на рынок, делала запасы воды в больших емкостях, наполняла углем ведра. Одновременно я готовила и еду (наверное, причиной та детская привычка, по сей день могу быстренько сварить четыре разных блюда).

Мои родители работали сутки напролет. До сих пор я поражаюсь маминой выдержке, как у нее хватало духа отправлять меня – десятилетнюю девочку в ташкентскую тюрьму одну, чтобы отнести передачу своему заключенному младшему брату. Ведь, речь идет о десятилетней девочке, которая находится без сопровождения взрослых. Может быть потому, что только я умела писать по-русски. Я иногда в шутку говорю маме, ты даже не боялась за меня, будто у тебя было орава детей. Я много размышляла о названии книги мемуаров, каждый фрагмент которой пишу со щемящим сердцем. И неожиданно возник перед глазами маленький эпизод моего далекого детства. После школы, я заходила в аптеку, где работала моя мама. Из-за маленького роста я не доставала до прилавка, вставала на цыпочки и поднимала руку, показывая пальцами, что получила пять. Мне очень хотелось помогать маме. Я заворачивала порошки в бумагу, но очень не нравилось разливать перекись водорода в стеклянные флаконы, потому что от нее оставались ожоги на пальцах. Увидев, как я стараюсь, а особенно, как я ходила пешком с Себзара в Старый город и возвращалась с рынка с тяжелыми авоськами полных продуктов, дыни, арбуза, мяса, начальник мамы, покойная тетя Тамара говорила: «Твоя дочь крепкий орешек, кремень, хоть в мельницу попадет, выйдет целой». Именно эти слова легли в основу названия моих воспоминаний.

Моя мама отличная хозяйка, мастерски готовит различные блюда, ее чудная выпечка просто тает во рту. Каждый раз, когда замешивает тесто, она молится за одну татарку. Мне постоянно внушала: «Уважай всех тех, кто тебя научил хоть чему-нибудь, каким бы ни был их нрав, всегда молись за них». Ее наставления навсегда врезались в мою память, и я стремлюсь следовать этим назиданиям. Хотя бы по телефону стараюсь справиться о самочувствии моих учителей, наставников , молюсь за упокой души ушедших…

Еще одна черта характера моего отца стала для меня уроком на всю жизнь. В 1961 году к моему отцу пришел незнакомый старик и сказал: «Твой дед в 1935 году, сбежал из тюрьмы красных большевиков, пришел ко мне и занял денег». Тогда папа учился в медицинском институте, и мы жили в съемной квартире. У бедного студента не хватало денег, чтобы купить мне – первокласснице черный фартук вместо белого, я три месяца ходила в белом. На новый год папа разукрасил какой то хвойный кустик игрушками из бумаги, денег на елку не было. Отцу было 15 лет, когда его отец Шокирбек скончался, как самый старший из восьми детей, взял на себя все долги покойного отца. Поэтому, чтобы вернуть долг человеку, пришедшему спустя 30 лет, папа просит трехмесячную отсрочку. Он устроился дежурантом в три больницы, и каждую ночь дежурил. Мама днем работала в аптеке, а ночью до самого утра шила толстые рукавицы для фабрики. И для меня относить папе еду в баночке было обычным ежедневным занятием это от Сибзара до ТашМИ. Однажды, когда ехала в трамвае, меня видать, одолела усталость, я заснула и проехала до последней остановки. Кондуктор привел меня домой и упрекнул маму за то, что она вечером отправила ребенка в такую даль. Но иного выхода просто не было. На следующий день меня снова ждала дорога…

А когда нужная сумма была накоплена, мы узнали, что тот старик скончался. Большинство родственников говорили, что можно уже не возвращать долг. А папа категорично сказал: «Я давал слово! «, — и отнес эти деньги. Возможно, сама того не замечая, я обижала кого-то, но никогда не зарилась на чужое. Это у меня от отца. Меня определили в русскую школу, потому что никто в семье не знал этот язык. Несмотря на то, что это было трудно, и никто не помогал мне в учебе, я окончила начальную школу с отличием. В Ташкенте мы долгое время жили в съемной квартире, у нас не было возможности купить свою. Мы были «врагами народа», поэтому даже не регистрировали нас. Мне кажется, в 60-ые годы ни в одной семье не было достатка. Я хорошо помню, как сбылась моя единственная мечта: когда я училась в третьем классе, родители купили мне цветные карандаши, целых четыре штуки! Нужда оказала сильное влияние на мой характер, я с детства умела отказаться от своих желаний. Но после того как отец закончил ТашМИ был хирургом, мы зажили зажиточно, у нас даже появился автомобиль «Москвич», на котором мы даже ездили в Иссык куль каждый год. Отец любил путешествовать и мы с ним побывали до 18 лет в Москве, Ленинграде, Риге, Одессе, Сочи и облазили весь Крым. Поэтому и я люблю путешествовать, и открыла туристическую компанию «ЯЙРАТУР».

Мой отец был чрезвычайно честным человеком. Когда ему с работы дали квартиру, он отказался, объяснив маме, что есть люди, которые нуждаются больше, чем мы. Эта добродетель передалась и мне. Несмотря на изменения в стране, я всегда активно трудилась, всегда придерживалась своей гражданской позиции. Я прошла все общественные этапы жизни: класском в школе, комсомольский организатор в институте, секретарь партийной ячейки, деятельность в Ассоциации деловых женщин, и даже сейчас являюсь членом общественного совета в хокимияте города Ташкента…

Я не случайно стала председателем Ассоциации деловых женщин. Как правило, есть несколько способов добиться и развить карьеру: собственным трудом, при поддержке родственников и с помощью денег. Я всегда выбирала только первый путь.

Каждый человек отличается тем или иным качеством. Я воин по натуре, я постоянно борюсь не только за свое собственное благополучие, а так же за окружающих меня людей. По стечению обстоятельств в определенном отрезке своей жизни я осталась одна с двумя детьми в руках (к теме семьи я вернусь позже). Начала свою трудовую деятельность младшим научным сотрудником во Всесоюзном научно-исследовательском институте по изучению спроса населения. Помимо основной работы я писала дипломы и курсовые работы студентам, по ночам корпела за пишущей машинкой, набирая тексты. Чтобы соседям не мешал стук машинки, я ставила ее на подушку. Подобным образом у меня появился дополнительный заработок, преодолела много трудностей…

В эпоху «перестройки» при фабрике «Красная Заря» я открыла малое предприятие. Мы наладили пошив женской деловой одежды из отходов производства. В 1987 году в программе» Время » был показан отрывок о нашей деятельности, как о первом малом предприятии в Узбекистане, даже очень скромно приехал посмотреть Первый секретарь (по нынешнему Президент) Нишанов Р.

Поскольку я сталкивалась с бесчисленными препятствиями в ведении бизнеса, в 1991 году создала ассоциацию. Моей главной целью было помочь себе и женщинам, которые хотят начать свой бизнес.

Мы начали деятельность ассоциации с «нуля». В то время многие женщины с высшим образованием оказались безработными. Мне хотелось быть полезной им, намеревалась направить, поддержать их в поиске собственного пути. Однако возникло небольшое недопонимание относительно роли созданной нами организации. Многие думали, что наша ассоциация это государственная структура, и она должна помочь всем женщинам. При этом мы не получали субсидий ни от государства, ни от частного сектора. По выходным я обучала женщин основам бизнеса. За свой счет издала книгу «Учимся платить налоги» и бесплатно раздала ее женщинам. Я впервые услышала слово грант в Германии, куда учиться отправил фонд Аденауэра.

По правде сказать, проблем было уйма, но мы не сдавались, стойко шли по выбранному нами пути, и наконец, настал тот день, когда мы сумели отстоять свое право жить, показали, на что мы способны. Нас поддержали международные организации, наша ассоциация начала действовать в регионах нашей страны.

В свое время я жила с родителями в доме невдалеке от Юнусабада. До полуночи задерживалась на работе, иногда там и ночевала. Многие удивлялись, когда я признавалась, что у меня нет не только личной жизни, но и собственной кровати. Я встречала многих людей, в частности сельских женщин, которые нуждаются в помощи и лишены спокойной жизни. Они, в свою очередь, придали мне сил и уверенности. Когда то я спасла от тюрьмы женщину предпринимателя, ее 7 летний сын из фольги сделал оловянных солдатиков и сказал, что вы спасли нашу маму, и пусть эти солдатики оберегают Вас. Чтобы познать себя, если уместно подобное толкование, мне пришлось пройти тернистый путь. В дискуссиях и спорах я наживала врагов. Но все же я упорно трудилась, чтобы доказать, что нам нужно изменить наши законы, наши взгляды, наше отношение к культуре, производству, людям, к женщине.

В начале 90-х годов под видом возвращения обычаев и традиций возникли серьезные проблемы, когда некие силы попытались внедрить в сознание людей идеи фанатичных заблуждений. Люди, лишенные 70 лет назад своей религии, веры, не могли отличить правду от лжи. В этой ситуации женщины стали наиболее уязвимой категорией. Особое беспокойство у нас вызывали молодые девушки, которые начали попадать под влияние фанатиков.

Набирали обороты попытки отстранить женщин из общественной жизни. Находились горлодеры, которые твердили, что место женщины,прежде всего в доме, семейном очаге, и стали противиться их общественной деятельности. Меня не на шутку тревожило то, что растущий исламский фундаментализм поглотит достижения цивилизации страны, обратит в пепел, как вулкан. Я могла бы особо не заморачиваясь вести свой собственный бизнес и расширить его, но я предпочла с неимоверными усилиями расширить свой собственный круг единомышленников. Порой сама удивляюсь, как в течение трех лет работала волонтером в женской тюрьме, занималась обучением осужденных профессиональным навыкам, организовывала концертные программы и жизненные спектакли с ними. На праздники я дарила им предметы личной гигиены. Между тем их число составляло не много немало 2300 человек. Я хотела бы привести мнение представителя ООН в Узбекистане Лори Раффинг: «Дильдор Алимбекова, как президент Союза деловых женщин, помогает женщинам найти свой путь в жизни и не потерять его. Переход к рыночной экономике ложится тяжелым бременем на плечи социально уязвимых слоев населения – женщин, детей, пожилых людей и инвалидов. Узбекистану нужно больше таких женщин, как Дильдор Алимбекова».

В 1992 году за свой счет я организовала Международные женские встречи в Казахстане, Таджикистане, Кыргызстане и Туркменистане, а также в этих странах мне удалось создать ассоциации. После этого они назвали меня матерью деловых женщин в Центральной Азии. Мы по-прежнему поддерживаем теплые дружеские отношения.

В течение этих лет я направляла свои усилия на экономическое и социальное развитие Узбекистана, построение гражданского общества. За эти годы 60 тысяч женщин прошли обучение профессиональным навыкам, 16 тысяч человек прошли обучение предпринимательству, из которых более 10 тысяч открыли собственное дело, стали депутатами, руководителями общественных организаций. Конечно, без моей активной команды я бы не добилась таких успехов, не ничуть сомневаясь, принимала на работу женщин старше меня, богаче знаниями и опытом. В сущности, мне было достаточно приобретенного уже в научно-исследовательском институте аналитического потенциала, 10 лет на руководящей должности и предпринимательский опыт. Моя команда состояла, как и я сама, из самоотверженных, справедливых, презирающих плутовство женщин. На завершающем этапе жизни у нас у всех положение почти одинаковое – живем на пенсию в 2-3-х комнатных квартирах, но я безумно рада, что духом, сердцем, мышлением близкие мне люди, преданные мои друзья и соратники рядом со мной: Тожихон Саидикромова, Зульфия Тухтаходжаева, Наташа Мусина, хотя примкнули позже, приняли наш эстафетный флаг: Нигора Гаффорова, Елена Азизова. Настоящими борцами за правое дело были рахматли: Джамиля Ниязова, Зухра Саидикромова, Сахиба Эргашева, Мунира Самарходжаева, Мавжуда Баратова… Жойлари жаннатда булсин! Руководители региональных подразделений «Тадбиркор Аел» Саида Мухиддинова (Андижан), Дилбар Ахмедова (Бухара), Сайера Хамдамова (Джизак), Мавлуда Абдухалимова (Наманган), Манзура Салмонова (Фергана), Айниса Очилова (Кашкадарья), Мархабо Ядгарова (Сурхондарья), Феруза Ханкельдиева (Самарканд), Клара Джумамуратова (Хорезм), Гульнора Махмудова (Ташкентская область). Я воспринимаю их как благоволение, оказанное мне Всевышним. Потому что мы добились успехов с помощью именно таких женщин. Меня удивляет другое, мне, обыкновенной восточной женщине доводилось встречаться с самыми сильными, влиятельными, знаменитыми людьми планеты, беседовать с ними: здесь, в нашей стране — Ш. Рашидов, Усманхаджаев, Р. Нишанов, И. Каримов. По СНГ — Е. Гайдар, Н. Рыжков, А. Акаев, Н. Назарбаев, Чингиз Айтматов, Президент Германии, Агахан и многих других ,можно увидеть на фото.

председатель Союза российских производителей – Рыжков Н. И.

На мероприятии, посвященном 50-летию Организации Объединенных Наций. Рашидова С. Ш., Чингиз Айтматов, Саидов А.

С 1991 по 2005 год наша ассоциация создала необходимые структуры для начала и продвижения женского бизнеса. В частности, были созданы учебный центр по развитию рыночных навыков, Центр деловых отношений и бизнес-инкубатор. Деятельность этих центров осуществлялась по проекту ЕС и при поддержке ООН. Своими силами мы заложили фундамент Института изучения рыночных отношений – первого негосударственного института в Узбекистане, а также «Узбекинвестбанка», страховой компании «Мадад», Сырьевой биржи, Центра помощи ремесленникам, «Зумрад», Центров по качественному оказанию домашних услуг «Хизмат-беминнат», Центра по обучению и обеспечению гарантированной занятости, а также кредитных союзов, микрокредитных организаций. Даже Японский сад в Ташкенте был нашим детищем. Возможно, сегодня многие не знают об этом, но благодарственное письмо посла за проект подтверждает нашу работу. Мы организовывали массу разных мероприятий, вплоть до футбольного матча между предпринимателями и госчиновниками.

Но, видите ли, перечисленные организации начали постепенно ликвидироваться. Причины разные: негосударственному учебному учреждению не выдано лицензии, банк и страховая компания требовали непрерывного роста учредительных средств, после изучения работы некоторые руководители центров открыли независимую фирму, деятельность кредитных союзов и микрокредитных организаций была приостановлена из-за недобросовестной политики центрального банка. Самое печальное, что микрокредитные организации в Каракалпакстане и Кашкадарье выдавали кредиты только для женщин, поддерживаемые гарантиями группы. Не понимая сути и крайнюю важность существования этих организаций, они выдвинули требование об увеличении уставного капитала и закрыли их. Несомненно, все происходит по воле Аллаха, но я думаю, что безжалостное закрытие организации, которая активно работала и предоставляла кредиты нуждающимся женщинам, по сути ее детища, нашей соратницы Джамили Ниязовой, и привело к неизлечимой болезни.

2005 — 2010 годы можно назвать «Черными днями» негосударственных-некоммерческих организаций. В нашем народе есть поговорка, который гласит: «Если в лесу пожар, сырое и сухое горит одинаково». Из-за некоторых негосударственных организаций ННО, учреждения социальной направленности также оказались под давлением. Например, Азиатский банк выделил грант в размере 110 тысяч долларов на проекты «Обучение профессиям сельских женщин». Хотя заместитель премьер-министра С. Инамова поддерживала, но «с легкой руки» отдельных перестраховщиков, которые, как у нас говорят «принесут голову вместо тюбетейки», проекту не суждено было реализоваться. А таких событий было предостаточно … В ту пору один тип с Министерства юстиции, который работал начальником нашего управления, начал повсеместную атаку против меня. Но ни один проступок в этой жизни не останется безнаказанным. Вскоре тот куратор попался на взятке и оказался в местах не столь отдаленных.

Моя жизнь состоит из взлетов и падений. Я превращалась то в нищенку, то в королеву! Я сталкивалась с массой лжи и предательства, сколько раз я начинала все с самого начала. В частности, я дважды участвовала в избирательной кампании, и стала жертвой крупных «игр». Возможно, я не была готова к выборам в 1994 году, но к 1999 году у меня накопился большой опыт в разработке законов. Пользовалась высокой репутацией во всех регионах, к тому же единственная женщина среди членов комиссии по осуществлению экономических реформ при комитете государственного контроля Президента, член различных комиссий Кабинета Министров, член Совета многих организаций. То есть у меня был большой опыт работы с государственными, негосударственными и международными организациями.

Но вот незадача! В тот момент возникла необходимость в депутате корейской национальности, и как будто назло, единственный кореец оказался в моем округе. В итоге за одну ночь переделали и исказили весь результат выборов, в то время как я избиралась от инициативной группы, собрала подписи 60 тысяч избирателей. Что еще интересно, так это то, что в итоге выборов, проведенных нашими посольствами в других странах, я оказалась на первом месте, потому что там не было возможности перетасовать. После выборов, когда я поехала в Олий Мажлис для обсуждения законопроекта, случайно узнала, что одна из руководителей депутатов не видел другого региона, кроме города Ташкента. Для меня это было шоком, я никоим образом представить не могла, что этот человек, не зная положения в регионе, может принимать законы, затрагивающие всю республику. А еще, для нынешних депутатов созданы гораздо более благоприятные условия, затраты на пропаганду полностью возмещают партии, в наше время все расходы висели на наших собственных шеях.

Часто я, веря в людей, доверчиво отдавала им свои кровные деньги, затем не могла получить их обратно. Меня весьма поражало то, что заемщики не возвращали долги по доброй воле, и мало того, обвиняли меня, норовили запятнать мой авторитет. Когда поверив знакомому человеку, лишилась всего имущества, это для меня было ножом в спину. Мой исполнительный директор бросил меня в долговую яму и бесследно исчез. Оказавшись в безвыходном положении, я была вынуждена продать всю свою собственность, чтобы расплатиться с колоссальными долгами. И никому не говорила, не роптала, что я банкрот, что терплю убытки. Ведь я слыла уважаемой, достойной, самодостаточной женщиной! Чтобы избавиться от долгов, ушло несколько лет. В то же время мне удалось не допустить разобщенности в ассоциации, сохранить всю команду. Одним из самых правильных решений, которые я приняла в своей жизни, считаю, что передала бразды правления своей воспитаннице достойной, умной и чуткой, в отличие от меня не взрывной. Я привыкла спокойно говорить об испытаниях, то есть о том, что приходилось начинать все с самого начала. Только оклемалась, на этот раз это проблема с моим здоровьем… Я всегда выглядела как «Чапаев в юбке». Многие из моих сторонников думали, что Дильдор Алимбекова очень богатая женщина, пользуется протекцией влиятельных сил. Когда пришло время, они признали, что это был ошибочный взгляд, что всего в жизни я добилась сама.

Во мне пробуждает чувства грусти и удивления постоянная зависть женщин, которые имеют семью и все, что нужно для счастливой жизни. Может быть, они завидуют мне, что я ни от кого не независима… Как знать…Тем не менее, я тогда была готова полюбить весь мир!

Постоянные стрессы, нервозные обстановки подточили мое здоровье. Я сильно заболела, и в тот период узнала, как обычно случается, кто мне истинный друг. Из-за сплетен от меня отвернулись некоторые из моих близких друзей, хотя я не имела никакого отношения к тем слухам. У меня не было ни возможности, ни сил объяснить им тогда настоящее положение дел. В то сложное время поэзия стала для меня источником добрых чувств, настоящей отрадой. Желая отбросить грусть, я искала утешения в творческих поисках, находила в стихах бальзам для израненного сердца.

Отчаяние нас не собьет с пути,
Ибо убеждением мы прочнее скал.
Бережно лелеем надежду в груди –
Вот завтра увидим, как мир другим стал!

Болезнь заставила меня переоценить ценности. Теперь я понимаю, что главное богатство в жизни — семья. Я дал своим детям хорошее образование, выполнила все необходимые обязательства со своей стороны. Но сожалею, что заботясь о других, порой совершенно чужих, я не уделяла большего времени и внимания своим детям. Надеюсь, мои дети знают, как сильно я их люблю. Моя дочь много страдала в свое время, ведь она была чадом такой известной мамы! Мои дети гордятся мной, и это придает мне сил.

Я верю в Аллаха. Несмотря на то, что мое мировоззрение изменилось, мое главное убеждение осталось прежним – я полна решимости творить добро даже тем, кто меня не ценит. Я представила сигнальный вариант моих мемуаров близким мне людям, чтобы они ознакомились и высказали свое мнение. Я пришла в восторг, когда получила положительные отзывы. Некоторые сказали, что плакали, как будто «вся жизнь предстала перед глазами». Один знакомый мужчина, к которому я отношусь с большим уважением, как к своему брату, дал совет:»Дильдора, напиши поименно тех, кто делал тебе зло».Я принялась писать с вдохновением, но в какой-то момент вспомнила стихотворение моей подруги Фариды Афруз: «Ранили душу те, кто в моей душе. Аллах мой, помоги, дай сил мне их простить». После этого я остановилась — Стоп, совершила омовение и прочитала два раката намаза, затем помолилась Всевышнему, что простила их всех…

В целом, я самодостаточный человек. Живу в скромной трехкомнатной квартире, вожу машину далекую от роскоши. Аллах подарил мне пять замечательных внуков, а это огромное счастье! Когда умер мой отец, на похороны пришло много людей. Я краем уха слышала, как шептались некоторые из наших женщин, пришедших поминки: «Боже, председатель Ассоциации деловых женщин Узбекистана живет так простенько!». В такие я моменты шучу, сравнивая себя с тренером, который готовит олимпийских чемпионов, но сам он не является им. Чемпионы Олимпиад будут утопать в наградах, но скромные тренеры останутся в стороне.

С возрастом мы становимся восприимчивыми, нас легко обидеть. Удивительно, что я 45 лет проработала без отпуска, не отдыхала в санаториях и получаю пенсию всего лишь в 1 миллион рублей. Еще одна интересная ситуация: когда представительство ООН в Узбекистане намеревается наградить Д. Алимбекову, как представителя самой активной неправительственной организации, то тут же находятся те, кто сообщает, что «АДМ является представителем государственной организации, государство выделяло ей средства». Если наши государственные органы собирают информацию обо мне для присуждения награды, они сразу же получают сообщение иного смысла: «Алимбекову поддерживают международные организации». Честно говоря, чувствую себя застрявшей между небом и землей. В меня вселяет уверенность и спокойствие то, что моя совесть чиста, что я всю свою силу отдала за процветание родины, за светлую жизнь женщин. Но мне очень хотелось получить награду государства. Порой не понимаю награждающих: если награждаются председатели 14 региональных отделений ассоциаций, неужели их наставник не заслужил награды?..

Мои друзья взбадривают словами: «Люди знают тебя, стране известен твой труд». Конечно, соратники знают, но разве нынешняя молодежь знает?! Как-то я посетила мероприятие ассоциации «Женщина-предприниматель». Зимний сезон, пальто нужно сдать в гардероб, а очередь стоит длинная. Я попросила девушек-предпринимателей передать в гардероб мое пальто. Одна из них резко отрезала: «Тетя, встаньте в очередь!». Я же посвятила свою жизнь предпринимателям таких, как она! Вот вам и результат!..

Может быть, в моем возрасте было бы странно признаваться в этом, но я должна сказать, что жизнь на самом деле не баловала меня любовью. Я часто задаю себе вопрос: зачем я жила? Счастлива ли как женщина? Ах, если бы у меня был исчерпывающий ответ на последний вопрос!.. Два аспекта, которые радуют меня сегодня — работа ассоциации развивается, и мои дети нашли свое место в жизни. В связи с этим я хотела бы дать пару слов дорогим девушкам: пылкая любовь может длиться недолго, но сможет ли ваш избранник уважать вас всегда, стать достойным отцом вашим детям – хорошенько подумайте об этих сторонах, прежде чем выходить замуж! Если у вас есть семья, заботьтесь о ней, выкиньте из головы думы о разводе. Если нет явного предательства, то другие недостатки можно простить. Потому что природа мужчин своеобразна. Но семью обязательно нужно сохранить ради детей!

Мой совет женщинам-руководителям: никогда не сплетничайте, присоединяясь к своей команде. Женщину с деловым и руководящим положением часто убеждают стать «другом» команды. Я сама совершила эту ошибку и разбаловала молодых девушек, а потом пожалела об этом. Я понимаю, что допустила ошибку, приблизив их к себе очень близко. Вам нужно внушить женщине мысль о том, что «я просто принимаю вас как работника». Я знаю, как это трудно для женщины, но если вы хотите добиться успеха в игре под названием «бизнес», то вам нужно действовать по ее правилам.

Один из моих иностранных знакомых сказал, что он был очарован нашими женщинами в общей беседе. «Сколько женщин в вашей стране сами определяют свою судьбу! Они независимы, добились успеха, очень ценят себя», – сказал он. Действительно это так – сколько у нас матерей-одиночек, невзирая на всевозможные трудности, стараются воспитывать своих детей и помогать тем, кто нуждается в поддержке, как и они сами. Невзирая ни на что, они глава, проводник этого каравана, имя которому –«жизнь»!

Я объездила полмира, встречалась с европейскими и азиатскими женщинами. Говоря о восточных женщинах, я имею в виду женщин Узбекистана, следует отметить, что независимо от национальности,они являются женщинами Евразии. Они овладели наиболее ценными сторонами европейской и азиатской культуры. В первую очередь это образование и уважение к известным моральным нормам.

В Европарламенте «Гендерные вопросы Узбекистана» отчет Узбекистана: Заместитель Председателя Олий Мажлиса, председатель профсоюзов, председатель Союза женщин, Омбудсман, Министерства юстиции

Знаете ли вы, каков характер восточной женщины? Она использует хитрость в положительном смысле, склонив голову, опустив ресницы, осуществляет свое намерение. Она умело справляется с этим, учтиво и тонко, и мало кто осмыслит, кто на самом деле принял решение. Эта восточная мудрость не свойственна европейцам. Я могу с уверенностью сказать, что мы действительно «шея, которая повернет голову». Поэтому я рекомендую молодым женщинам и девушкам вести себя подобным образом по отношению к своим мужьям, деловым партнерам, даже государственным чиновникам, к которым вы обратились по работе. Ибо, я всегда была борцом, не повторяйте моих ошибок!

Немецкий политик Петер Шолль-Латур в своей книге «Битва за будущее» признавался: «Если делать выводы из бесед с женщинами, которые встретились мне в республиканской ассоциации деловых женщин, у Узбекистана есть свое будущее». На мой взгляд, эта оценка относится ко всем нам.

Когда подходили к концу мои воспоминания, 25 августа 2021 года указом президента Республики Узбекистан я была награждена орденом «Дружба». В те счастливые минуты я вспомнила, как мы с мамой отправились в паломничество в Мекку. С нами была и супруга председателя Управления мусульман Узбекистана Усмонхона Темирхон оглы Алимова, Адолатхон. Когда вернулись на родину, Адолатхонпошша рассказывала о подробностях паломничества его светлости, он прервал ее: «Оставьте женщин, расскажите мне, что делала Дилдорахон». Адолатхон ответила: «Днем она возила в коляске свою матушку по местам поклонения, а ночью уложив ее спать, снова отправлялась к святыням молиться». Услышав это, что его светлость раскрыл ладони и благословил. Да будет с ней милость Аллаха!

Прежде всего, я была удостоена награды молитвами моей бесценной матушки, благословением его светлости и усилиями людей, которые оценили мои старания и одобрения Президента. Пусть Аллах откроет дорогу к желанной цели всем, наряду с ними мне и моим детям! Аминь!

Дополнительная информация:

Ваш покорный слуга была членом комплекса Защиты семьи и материнства Кабинета Министров; являлась председателем и членом рабочих групп по подготовке таких законов, как «Об общественных объединениях», «О некоммерческих организациях»,»О гарантиях в бизнесе», «О кредитных союзах» парламента Узбекистана; соавтор статистического сборника «Об успешных инициативах женского предпринимательства», «Создание в Узбекистане предприятий: от А до Я»; Партнер по проекту в общей программе борьбы с бедностью в компоненте «Развитие силами сообществ» Института Всемирного банка; Национальный координатор проектов комиссии Европейского сообщества; была членом общественных советов различных организаций. Я также встречалась с заместителями председателя Европейского парламента, многими председателями ОБСЕ, президентом Германии, сенаторами США и лидерами ведущих партий этих двух стран, посетила более 180 конференций по всему миру.

В 2000 году номинация на премию UNIFEM «Лучший партнерский проект» была награждена министром иностранных дел Германии. Я также включена в «Галерею великих женщин-предпринимателей» и список «100 женщин, которые изменили мир» Организации Объединенных Наций.

Среди представителей 90 стран мира я была признана победительницей в проекте «Содействие улучшению экономического положения женщин посредством профессионального образования и микрокредитования». Эту награду мне вручил шейх Хамдан бен Рашид Аль-Мактум, государственный деятель ОАЭ.

В Международном конкурсе по трудоустройству женщин посредством образования была награждена принцем королевской семьи Саудовской АравииТалалом бин Абдулазизом Али Саудом, а также в проекте «1000 женщин на Нобелевскую премию» я была кандидатом на участие.

В этой книге список тысячи женщин, участвовавших в акции “Тысячи женщин на нобелевскую премию» и я рада, что там есть и моя фамилия.

Дильдора Алимбекова, как президент Союза деловых женщин, помогает женщинам найти свой путь в жизни и не потерять его. Переход к рыночной экономике тяжёлым грузом ложиться на плечи людей из социально-уязвимых слоёв населения – женщин, детей, престарелых и инвалидов. Узбекистану больше нужно таких женщин, как ДильдораАлимбекова — Заместитель Представителя ООН в Узбекистане Лоррейн Раффинг.

Вы можете гордиться своим женским движением, которое возникло из маленькой искры и сегодня, являясь ярким пламенем, находит международное признание. Деятельность «Тадбиркораёл» выходит далеко за привычно узкие экономические рамки. Особого внимания заслуживает живая солидарность и социальное участие Ассоциации в жизни женщин, оказавшихся в тени — Ремесленная Палата Рейнгессен (Германия), Райнер Кубера.

Решающим является то, что Вы объединили ваши силы во время глубокого процесса экономического и социального перехода в Узбекистане, чтобы преодолеть потерю рабочих мест, «двойное бремя» карьеры и ведения домашнего хозяйства. В 1991 двенадцать женщин, первоначально были встречены большим непониманием, когда основали эту ассоциацию с целью организации женской самопомощи. Почти невероятно, что ваша ассоциация — теперь самая большая неправительственная организация в вашей стране, имеет приблизительно 4000 членов и теперь представлена во всех областях. — Министерство Экономического сотрудничества и Развития. Германия. Министр Хайдемари Виецзорек-Зеул

Если говорить о женщинах, которых я встретил в Ассоциации Деловых Женщин Республики, то Узбекистан может с надеждой взирать на своё будущее развитие. Стихотворение Арагона «LafemmeesteI’avenirdeI’homme» кажется, здесь в Трансоксании, воплощается в жизнь. — немецкий политолог Питер Шолль-Латур

Позвольте мне выразить свое высокое уважение и благодарность Ассоциации деловых Женщин Узбекистана за работу по проекту создания японского сада в Ташкенте. Я, со своей стороны, также ищу для финансовой помощи по проекту создания японского сада, хотя до настоящего момента еще не достигнуто каких-то реальных успехов по этому вопросу. Учитывая вышесказанное, мне кажется, что проводимая Вами работа по реализации проекта создания Японского сада в Ташкенте является очень полезной, и в случае его реализации жители Узбекистана смогут лучше ознакомиться с японской культурой. Пользуясь случаем, позвольте возобновить Вам уверения в своем самом глубоком почтении. — Укеру Магосаки, Чрезвычайный и Полномочный Посол Японии Республике Узбекистан, Ташкент, 3 июля 1996 г.


Ещё три фотографии Дилдор Махмудовны на мероприятиях Общественного совета при хокимияте Ташкента, добавил ЕС.

5 комментариев

  • Гулзода:

    Сизга хавас қилдим. Мен Сиз билан фахрланаман!

      [Цитировать]

  • Зумрад:

    Ассалому алейкум Дилдора опа Рахмат Сизга койил колдим сабризга Матонатли аел экансиз
    Жуда чиройли маноли сценарий булибдими дейман
    Камида 4-5 авлод хакида езгансиз
    Бир нафасда укиб жуда таьсирландим
    Хает хакикатдан хам жуда кизик ва хаммавакт сабр токатда булсангиз Оллохнинг узи мужиза килиб беради
    Оллохим панохида булинг Хожионам
    Хурматим Сизга янада ошди

      [Цитировать]

  • Shuhrat:

    Дилдор Махмудовна, я предполагал, что Ваш род талантлив, но чтоб настолько. Спасибо Вам, что поднимаете авторитет нашего государства в мире. И это не просто слова.

      [Цитировать]

  • Orif:

    Дилдора Махмудовна, сегодня, 29.09.2021г., после утреннего намаза, открыв почту я увидел ваш материал и, не отеладывая, запоем прочитал его. Меня поразила ваша стойкость в жизненных перипетиях, целеустремлённость,
    внимание к людям, нуждающимся во внимании и величайшая любовь к родному нам всем Узбекистану.
    Будучи членом Ташкентского клуба бизнеса (И.К.) и инциативной группы УзЛиДеП, одним из её руководителей а впоследствии депутатом парламента I и II созывов, я всегда наблюдал за вашей деятельностью, порой удавалось и пообщаться с вами. При этом всегда подозревал, что в вас течёт благородная кровь.
    После прочтения ваших искренних мемуаров я, по мусульманскому обычаю, сделал дуо-благословение за то, чтоб Всевышний дал вам благополучие, здоровье, неиссяеаемую энергию и долгих лет счастливой жизни.
    С искренностью, доктор Шарипов Ориф Мухаммад угли.

      [Цитировать]

  • Гульнора:

    Дилдор опа, слышала от Вас историю Вашей семьи, с большим интересом прочитала её, переживала и радовалась вместе с Вами, читая о перипетиях судьбы благородного рода: прадеда Солихбекходжи, дедов Шокирбека и Шоиганамбая, бабушки Хатминиссо, Ваших родителей, которые наперекор катком прошедшему по ним ХХ веку — революция, репрессии и нелегкая жизнь на чужбине — достойно выстояли и передали потомкам, в частности Вам, непреходящую ценность — благородство. Верно говорят «кровь — не водица», ведь благородство – это проявление духовного богатства.
    По истории Вашей семьи можно проследить историю нашей страны, судьбы представителей узбекской интеллигенции. Внимательно всматривалась в уникальные фотографии, которые, безусловно, являются культурно-исторической ценностью. Настоящие раритеты!
    Дилдор опа, в Вас гармонично сочетаются ежедневная настойчивость в решении сложных задач, женственность и легкий веселый нрав, энергичность и стремление к совершенству. Это кровь рода, та самая благородная кровь, которая не дает покоя, а потому «и вечный бой, покой нам только снится…».

      [Цитировать]

Важно

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.