“Так уж бывает, так уж выходит…” Разное

Борис Пономарев

В свое время великие классики советской литературы Илья Ильф (Иехиел-Лейб бен Арье Файнзильберг) и Евгений Петров (Евгений Петрович Катаев) в своих бессмертных романах «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» совершенно потрясающе создали образ главного героя — «великого комбинатора» и «идейного борца за денежные знаки» по имени Остап-Сулейман-Берта-Мария-Бендер-бей-Задунайский. Я об этом вспоминаю по той причине, что мне тоже довелось в своей жизни встретиться с комбинатором, естественно, не настолько великим, как Остап Бендер, но достаточно неординарным в этой профессии, чтобы можно было попытаться о нем рассказать.

А все началось с того, что мне в 1955 году посчастливилось поступить учиться на Энергофак САзПИ (Среднеазиатского политехнического института в Ташкенте). Я оказался в одной группе со студентом А., о котором и буду рассказывать далее. Однажды я побывал у него дома, и был потрясен домашней библиотекой его семьи, в которой, помимо всех выпущенных за последнее десятилетие подписных изданий, имелись буквально все супердефицитные произведения художественной литературы, изданные советскими издательствами в послевоенные годы. Но еще больше меня удивил плакатик, прикрепленный к одному из книжных шкафов, с таким текстом: «Не шарь по полкам жадным взглядом, здесь не даются книги на дом: лишь безнадежный идиот знакомым книги раздает!». Естественно, по прочтении данного предупреждения, у меня и мысли не возникло попросить у моего одноокурсника какую-либо из книг «на дом».

Через некоторое время половину нашей группы отправили в сибирский шахтерский город Прокопьевск (вторую половину группы отправили в другой город) для прохождения производственной практики на местном электроаппаратном заводе. Шахтеров в этом городе кормили совершенно феноменально, столовых было довольно много, меню в них были самые разнообразные, блюда очень вкусные и относительно недорогие, так что мы там «паслись» с огромным удовольствием. Неудивительно, что, несмотря на относительную дешевизну блюд в этих столовых, мои наличные денежные ресурсы быстро истощились. К счастью, мои родители дали мне с собой, на всякий случай, аккредитив на сумму, которая должна была позволить мне дожить до момента благополучного возвращения домой.

Мы с А. пошли в близлежащую сберкассу для того, чтобы получить наличные деньги по этому аккредитиву. Когда я представил сотруднику сберкассы аккредитив и свой паспорт, оказалось, что при оформлении аккредитива была пропущена одна буква в написании моей фамилии. Сотрудники сберкассы заявили мне о том, что смогут выдать мне деньги только после того, как они получат положительный ответ из ташкентской сберкассы на посланный ими запрос, а это произойдет только по прошествии двух-трех дней. Я был очень огорчен случившимся, так как денег у меня почти не осталось. Но делать нечего, придется ждать эти два-три дня. Так думал я, однако А. мыслил совершенно иначе. «Ты что, совсем ненормальный? Это ты ошибся при написании аккредитива? Твои родители ведь отдали за него свои кровные деньги! Аккредитив у тебя на руках, поэтому пойдем в другие сберкассы, там наверняка не заметят отсутствия одной буквы и выдадут тебе твои деньги!». И действительно, в следующей сберкассе нам без каких бы то ни было возражений вручили наличные деньги взамен аккредитива. Тут я впервые понял, что мозговые извилины у меня и у А. функционируют совершенно по-разному.

Мы переходили с курса на курс, но на третьем курсе А. исключили из института за подделку документов о сдаче экзаменов. Оказалось, что он специально пропускал, время от времени, под видом болезни, официальные даты сдачи некоторых особо сложных экзаменов, потом брал в деканате бланки экзаменационных листов для индивидуальной сдачи этих экзаменов преподавателям после окончания экзаменационной сессии, но сам заполнял эти листы и подделывал подписи экзаменаторов в них и в своей зачетной книжке, после чего сдавал заполненные листы в деканат. Естественно, это всплыло на поверхность, и он был вынужден покинуть нашу alma mater.

Как потом выяснилось, он умудрился перевестись в другой институт, который успешно окончил, и даже поступил в Москве в аспирантуру одного из московских ВУЗ’ов. Но учиться ему в нем пришлось совсем недолго. А. был арестован в Москве за участие в махинациях по какому-то крупному уголовному делу (насколько я помню, по бриллиантовому), и по этапу отправлен в Ташкент, где был осужден к лишению свободы с содержанием в исправительной колонии.

Здесь я должен сделать небольшой экскурс в историю, имеющий отношение к моему повествованию. Думаю, что многие читатели знали о существовании в Советском Союзе мощнейщего Госкомитета среднего машиностроения, который возглавлял невероятно талантливый человек — Ефим Павлович Славский, руководитель советской атомной промышленности, один из лидеров проекта по созданию советского ядерного оружия, Трижды Герой Социалистического Труда.

На территории Средней Азии им был создан Главк указанного выше Госкомитета, имевший название «Навоийский горно-металлургический комбинат», построивший города Навои, Учкудук, Зеравшан, Красногорск и Янгиабад в Узбекистане, города Чкаловск и Табашары в Таджикистане, и занимавшийся добычей и обогащением урана, а также добычей золота и редкоземельных металлов. Создателем и руководителем данного Главка был Зараб Петросович Зарапетян, Герой Социалистического Труда и обладатель всевозможных правительственных наград и званий, причем этот выдающийся человек был абсолютно достоин всех полученных им наград и поощрений.

В составе вышеуказанного Главка работал мой одноклассник и однокурсник Юрий Сиверский. Однажды руководство направило его на обследование хода строительно-монтажных работ, ведущихся на одном из объектов Навоийского комбината, причем все эти работы велись ЗЭКами (заключенными, лишенными свободы по приговорам судов) в закрытой охраняемой зоне. Приехав туда, он вдруг увидел хорошо знакомое ему по учебе на Энергофаке лицо. Это был А. У него был довольно цветущий вид, причем на нем был довольно дорогой костюм с галстуком. Все остальные работники были в арестантской одежде. А. тоже его узнал, бросился обнимать. Юра спросил, кем он работает на данном объекте? Тот ответил, что работает прорабом (непосредственным руководителем работ) на строительстве и монтаже градирни.
А. тут же заявил, что такую неожиданную встречу нужно обязательно «обмыть»! Юра не возражал, и предложил пойти после работы в какое-либо кафе, чтобы надлежащим образом отметить эту встречу. А. сильно удивился: «Зачем же ждать столько времени, когда встречу можно отпраздновать немедленно?». Он щелкнул пальцами, и на этот звук к нему тотчас же подлетел один из заключенных из той породы, кого обычно называют «шестерками», то есть прислужниками. Он спросил: «Чего изволите?». А. ответил: «Бутылку хорошей водки и отменную закуску, видишь, ко мне пришел большой человек!». Через считанные минуты был накрыт импровизированный стол, на котором красовались бутылка неординарной водки, совершенно удивительные для такого места всевозможные закуски и чайники с черным и зеленым горячим чаем.
После обильного угощения и решения вопросов, из-за которых Юра и появился на данном объекте, он пошел в штаб строительства, чтобы узнать подробности об А. и о его деятельности . «Так он же ЗЭК!», ответили ему. «А почему же он в цивильной, а не в арестантской одежде?». «Мы пошли ему навстречу, так как он занимает ИТР-овскую должность, поэтому ему удобнее в гражданской одежде разговаривать со всевозможными проверяющими, и разрешили носить на работе костюм, тем более, что купил он его на свои собственные деньги!».

В то время как все граждане нашей великой тогда страны жили в строгом соответствии с постулатом социализма «от каждого — по способностям, каждому — по труду!», криминальный талант доморощенного «Задунайского» дал ему возможность даже «на зоне» жить, хотя и частично, но все же в соответствии с постулатом коммунизма «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям!».

Так уж бывает, так уж выходит…

9 комментариев

  • Денис:

    Помоему уже стало общим местом, со множеством доказательств, что «12 стульев» писал Михаил Булгаков, а не какие-то Ильф с якобы Петровым.

      [Цитировать]

    • Светлана:

      Все эти доказательства — какое-то натягивание совы на глобус, чесслово….

        [Цитировать]

      • J_Silver:

        Согласен — это не доказательства, а ковыряние в носу или в другом месте…

          [Цитировать]

      • Денис:

        А какие еще выдающиеся произведения написали Ильф и/или Петров помимо «Золотого теленка»? Чтоб сравнить стиль т.с.

          [Цитировать]

        • Денис:

          Вот например отличный разговор на тему:

          Конечно, не математическое доказательство, а такого и не может быть в такой области.

            [Цитировать]

        • olga:

          Илья Ильф и Евгений Петров, 1932 г.
          Ильф и Петров — советские писатели-соавторы Илья Ильф (настоящее имя — Илья Арнольдович Файнзильберг; 1897—1937) и Евгений Петров (настоящее имя — Евгений Петрович Катаев; 1902—1942). Уроженцы города Одесса. Совместно написали знаменитые романы «Двенадцать стульев» (1928) и «Золотой телёнок» (1931). Дилогия о похождениях великого комбинатора Остапа Бендера выдержала множество переизданий, не только на русском языке.
          Сочинения
          роман «Двенадцать стульев» (1928);
          роман «Золотой телёнок» (1931);
          новеллы «Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска» (1928);
          фантастическая повесть «Светлая личность» (1928)[1];
          новеллы «Тысяча и один день, или Новая Шахерезада» (1929);
          сценарий фильма «Однажды летом» (1936);
          художественно-документальная повесть «Одноэтажная Америка» (1937).
          В 1932—1937 годах Ильф и Петров писали фельетоны для газет «Правда», «Литературная газета» и журнала «Крокодил».
          Собрание сочинений Ильи Ильфа и Евгения Петрова в пяти томах было повторно (после 1939 года) издано в 1961 году Госиздательством художественной литературы. Во вступительной статье к этому собранию сочинений Д. И. Заславский писал: «Судьба литературного содружества Ильфа и Петрова необычна. Она трогает и волнует. Они работали вместе недолго, всего десять лет, но в истории советской литературы оставили глубокий, неизгладимый след. Память о них не меркнет, и любовь читателей к их книгам не слабеет. Широкой известностью пользуются романы „Двенадцать стульев“ и „Золотой телёнок“».

            [Цитировать]

          • Денис:

            Все, кроме двух известных произведений, видимо полное дерьмо о котором почти никто не слышал. Вы видимо все это прочитали и сделали лингвистический анализ, да?

              [Цитировать]

            • J_Silver:

              Да вы похоже о многих произведениях и других писателей не в курсе! Может сначала в библиотеку, а потом что-то вякать в интернете будете?
              Прекрасно там прослеживается, что писали одни и те же люди! Одинаковые приемы, видимые даже не литераторам…
              Про жителей города Колоколамска незаслуженно забыли — там много забавных ситуаций, что про чудодейственный источник, что про повторение потопа, что про отхожий промысел! А записные книжки Ильфа как? Там прям куски будущих произведений

                [Цитировать]

  • Майская:

    Исследование на эту тему — скандал в духе «Шолохов — не автор «Тихого Дона» или «Дюма и Пушкин — одно лицо». Ход рассуждений прост. Громко обличить Ильфа и Петрова в том, что они присвоили творение Булгакова. Хотя общеизвестно, что идею написать «12 стульев» предложил родной брат Петрова Валентин Катаев. Он в шутку предложил молодым авторам стать его «литературными неграми» и написать роман для него. Эту шутку обличители Ильфа и Петрова восприняли всерьез, и по их теории Петров и Ильф решили сделать литературным негром Булгакова, к тому времени маститого писателя и драматурга Булгакова, автора «Белой Гвардии», «Роковых яиц». Нетрудно представить, что Булгаков не стал бы писать длиннющий роман просто так, для души, чтоб поддержать молодых авторов. Гонорар вряд ли ожидался фантастический, так что проще было бы написать его самому, чем делить на троих. Авторы скандальной версии считают, что Булгаков в самом деле тратил свое драгоценное время просто ради забавной мистификации. Причем, задарма: у 25-летних журналистов Ильфа и Петрова не было средств, чтобы оплатить такой труд. По существу, эти обличители претендуют на роль прокуроров, требующих наказания литературных преступников, чтобы еще раз напомнить о себе, серых и бездарных критиках.

      [Цитировать]

Важно

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.