Из Гештальта в Pars pro toto: формирование эстетики орнамента поливной керамики Узбекистана IX – XII вв. История Разное

Нишанова Лилия

Гештальт — с немецкого целостный образ мира, воссоздание которого является одной из задач искусства.

Термин использовался ведущими культур — философами Европы XIX — нач. XX вв. (Карл Ясперс, Мартин Хайдеггер, Освальд Шпенглер и др.) с целью передать процесс фрагментации культурного сознания Запада, распада целостной картины мира в европейском сознании начала ХХ в.

В искусстве Узбекистана мы встречаем схожий процесс в формировании стиля исламского искусства на примере поливной керамики Афрасиаба IX – XII вв. Отказ от изобразительных форм раннесредневекового искусства Согда – настенной живописи, скульптуры и др. – привел в IX — XII вв. к формированию нового – орнаментального стиля. Основным способом передачи представлений о мире становится принцип Pars pro toto.

Мы рассмотрим на конкретных образцах поливной керамики Афрасиаба и Ташкента IX – XII вв. как происходил процесс поглощения изобразительных форм – Гештальта, с помощью превращениях их в растительный орнамент Ислими – то есть в принцип Pars pro toto — часть за целое.

В керамике X – XII вв. – усиление стилизации приводит к потере сакральных смыслов и превращения изображения птиц и животных в ритмический узор.

Фрагмент блюда. Ташкент. X в.

Фрагменты чаш. Афрасиаб. X в.

Фрагмент блюда. Ташкент. ХI в.

На ранних образцах керамики Афрасиаба еще сохраняются целостные изображения птиц и животных.

Но в дальнейшем в поливной керамике Афрасиаба IX — XII вв. образ человека и животный мир, птицы и фантастические существа все чаще растворялись в растительном орнаменте. Это поглощение изобразительных форм растительным узором  получило название «флоризация».

Таким образом концепция Гештальта уступала место принципу Pars pro toto.

Процесс «флоризации» птицы в поливной керамике Самарканда. Х — ХII вв. Самаркандский музей.

Характерный для всего региона декор керамики – стилизованные изображения птиц и животных на поливной керамической посуде – сохраняет связь с формами живой природы, рисунок достаточно пластичен, передает реальные черты, но постепенно преобладает чрезвычайная стилизация, узнаваемые формы становятся условным узором. И снова Гештальт уступает место принципу Pars pro toto.

узор ислими

узор ислими

Блюдо. Афросиаб. Х в.

Блюдо. Афросиаб. Х в.

Надпись почерком насх. Ал-юмн – благополучие. Повторение этой фразы делает надпись частью узора.

Превращение изображения птицы в растительный узор бодомгуль.

Так же хочется отметить эпиграфический орнамент в керамике X — XII вв. представленный почерками насх и реже сульс, в ранней же керамике часто встречается почерк куфи. Со временем читаемые надписи становятся нечитаемыми и превращаются в орнамент.

Каллиграфические надписи были новым явлением в искусстве, вначале они были читаемыми, но затем они становятся частью растительного узора. На представленной чаше мы видим результат превращения благожелательного текста в нечитаемый узор. С помощью ритмического повторения надпись теряет свой первоначальный смысл (гештальт) и теперь ее фрагмент (часть надписи) передает образ целого текста – благопожелания.

Блюдо. Афросиаб. Х в.

На блюде из Ташкента мы видим пример читаемой, не превращенной  еще в растительный узор надписи.

Блюдо. Ташкент. XI в.

Также как флоризация зооморфных мотивов в поливной керамике можно видеть процесс превращения каллиграфических надписей в растительный узор. Этот узор получил название «флоризованный куфи»

Блюдо. Афрасиаб. XI в.

Арабская надпись настолько стилизована, что прочитать ее можно с трудом. Надпись на арабском языке означала сентенцию: «Сначала подумай, потом ответь», а на узбекском — Аввал уйла кейин сўзла. Но в данной версии прочитать ее крайне сложно из-за сильной стилизации и фрагментации цельного текста.

Коса. Ахсикет. Х в.

Кувшин. Афрасиаб. X-XI вв.

На отдельных изделиях надписи сохраняют свое значение, но по стилю приближаются к формам и ритмам растительных узоров. На данном изделии мы видим надпись почерком сульс, которая гармонирует с растительным узором, который расположен выше на поверхности горловины кувшинчика.

Блюдо. Афросиаб. XI в.

Внутренняя поверхность и верхние боковые стенки окрашены белым ангобом и узорами снаружи. Эпиграфический узор «лям», «алиф» и пышные венки изображены по  краю блюда как символы и рудименты (фрагменты) в прошлом цельного и читаемого текста.

В IX — XIII особое развитие получает художественное ремесло. Наступает новый период в искусстве среднеазиатского междуречья – Мавераннахра. Изобразительная культура уступает место орнаментальному искусству, которое становится одной из доминант мусульманской эстетики, определяя особенности стиля художественного ремесла и оформления архитектурных сооружений. Со временем орнаментальный узор становится доминирующим.

Такова краткая история превращения Гештальта в принцип Pars pro toto на примере поливной керамики Узбекистана раннеисламского времени.

1 комментарий

  • AK:

    Гештальт — это конечно здорово, но в жизни это называется эрзац — процесс вульгаризации при массовом производстве..
    Вот тут у нас возник спор. Одни говорят что эти фрагменты из первобытного общества, а я утверждаю что это массовая продукция получившая распространение на территории Узбекистана с исходом на Запад (Багдад, Средиземноморье) мастеров 10 века..

      [Цитировать]

Важно

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.