Николай Александрович Арванитаки История

Tatyana Vavilova

В последний раз не удалось близко подойти к могиле Николая Александровича Арванитаки и сфотографировать, размещаю старое фото. Остатки памятника заблокированы оградами, вид прежний, хорошо, что совсем не убрали, всё же есть надпись.

Разрушенный памятник Николаю Александровичу Арванитаки. Он даже не на могиле, за чужой решёткой стоит.

Николай Александрович служил вместе с прадедом в администрации Самарканда. В справочнике Вирского прочла, что занимал должность помощника военного губернатора как раз в годы, когда прадед возглавлял область.

Если нагнуться, то увидишь хорошо сохранившуюся надпись.

А совсем недавно Ольга Гордеева прислала найденные ею архивные документы. Спасибо ей огромное! Из них следует , что Арванитаки — крёстный бабушкиного племянника Жени, сына её сестры Марии. А бабушка была крёстной. В метриках Жени они оба записаны восприемниками. В документах обнаружилось и его фото с надписью — Евгений Аппельгрен. Всё верно.

Абрамовский бульвар. Крестник Николая Александровича Арванитаки, Женя Аппельгрен. Сидит на коленях у своего отца, Арвида Аппельгрен. Справа его мать Мария, слева Ольга, моя бабушка, а его крёстная.

Евгений Аппельгрен окончил кадетский корпус Императора Александра перед самой революцией и поступил в Петербургский Технологический институт. Революция изменила планы, семья выехала из России. Знаю лишь одно — он стал горным инженером и жил в Бельгии. Связь с ним, естественно, прекратилась навсегда.

Метрика о рождении Евгения Аппельгрена.

Крестили в Георгиевской церкви, как всех наших. Поэтому я в каждый приезд в Самарканд подхожу к её стенам, хотя давно уж служб в здании нет, и кополов, и крестов, ничего, но стены то остались!
На радостях стала искать статью о генерале Арванитаки, опубликованную мною несколько лет назад, чтобы дать ссылку. Но выходит ошибка 404, nuz.uz, я думаю, убрала статью. Нет её и на Письмах. Хорошо, что я сохраняю свои тексты на флешке, не доверяя сайтам. Приходится приводить текст целиком. Читайте, теперь больше нигде нет этой статьи.

О генерале Арванитаки и о первом американском хлопке в Чусте

Несколько лет назад я случайно обнаружила могилу генерала Арванитаки на старинном православном кладбище Самарканда. Фамилия мне была знакома, Николай Александрович Арванитаки служил в начале 20 века помощником моего прадеда, в ту пору бывшего военным губернатором Самаркандской области. И могилы их оказались почти рядом.

Хорошо это или плохо, хотим мы того или нет, но русскоязычная туркестанская диаспора быстро убывает. Вот и завладела мною идея найти сведения и написать о европейцах, которые когда-то давно поселились в нашем крае. Не об известных всем личностях, а о тех, кто по разным обстоятельствам остался в тени, был забыт за давностью лет. Стоя у заброшенной могилы генерала, я решила и его включить в свой список.

Сначала в архивных документах удалось найти переводной пенсионный лист его вдовы Марии Александровны, которая 1 марта 1908 года, перед отъездом из Туркестана, просила перевести причитавшуюся ей после смерти мужа-кормильца пенсию в размере 1125 рублей в год в Варшавское казначейство. Да на разрушенном памятнике генералу я сумела разобрать даты жизни: родился 11 мая 1847 года, умер 2 декабря 1902 года. Прочтя, подумала: « Мой прадед стоял у этой могилы, он пережил своего помощника на целых 6 лет». Посетил ли с тех пор кто-нибудь из родных и знакомых последний приют Николая Александровича?
Продолжив архивные поиски, я нашла послужной список генерала Арванитаки и постепенно восстановила основные вехи его жизни. Оказалось, что Николай Александрович Арванитаки происходил из дворян Екатеринославской губернии. Екатеринослав – первоначальное название Днепропетровска. Военное образование Арванитаки получил в 3-м военном Александровском училище и по окончании курса служил в чине подпоручика в Кексгольмском гренадерском императора Австрийского полку, который входил в Варшавский военный округ. В наш край Арванитаки, уже в чине штабс-капитана, перевели в 1872 году во 2-й туркестанский линейный батальон. Так стал Николай Александрович туркестанцем и остался тут навсегда. Женился на капитанской дочке Марии Александровне, но вот деток Бог им не дал, наследников не осталось. Видно поэтому и запустела могила генерала в Самарканде, рухнула стела, на которой обычно стоял ангел, некому было поправить.
Первые 27 лет Арванитаки служил в Ферганской долине, 4 года в войсках, потом в администрации края – в Маргилане, в Чусте, в Намангане. Последние 3 года жил и служил в Самарканде. Награжден орденами Св. Владимира 3 и 4 степеней с мечами и бантами, Св. Анны 2 и 3 степени, тоже с мечами и бантами и Св. Станислава 2 и 3 степени с мечами, медалями и другими знаками отличия, дослужился до генерал-майора.

Нашлось и ещё одно упоминание о Николае Александровиче Арванитаки — в «Ежегоднике Ферганской области» за 1903 год. Собственно, речь шла не о нем, а о внедрении американского сорта хлопка, зачинателем которого в Наманганском уезде оказался Николай Александрович. Но разве не дела наши служат нам самым лучшим памятником? И разве не интересно узнать, с чего началось выращивание новых сортов хлопка, который многие годы был гордостью нашей страны? Да и мы к нему руки приложили в самом буквальном смысле. Пришлось сделать экскурс в историю туркестанского хлопка и по другим источникам.

Хлопок в Средней Азии выращивали с незапамятных времен. Привезли его из Индии. Но был он низкого качества. Сорт называли гуза (Gossypium herba) – хлопчатник травянистый, а его разновидности по местам выращивания: хивинский, бухарский, кокандский и малля-гуза, то есть желтый хлопок. Вид очень стойкий, растет даже высоко в горах. Кусты низкие, коробочки круглые и мелкие. Волокно этого хлопка белое, самое короткое и грубое (шерстистое), ткани из него тоже были грубыми и выращивали его для местного потребления, больше для дома. Вывоз был ограничен.

Генерал-губернатор Туркестанского края фон Кауфман, познакомившись с положением дел в местном хлопководстве, решил внедрять лучшие сорта хлопчатника того времени, то есть американские.
Среди туркестанцев ходили слухи, будто фон Кауфман получил семена американского хлопка сорта « Упланд» от самого президента Соединенных штатов. Так ли это сказать не могу, но что семена прислали из Америки, это точно. Губернатор распределил семена по областям.
В 1878 году полковник Николай Александрович Арванитаки был назначен воинским начальником в Чуст Ферганской области, которая к тому времени перестала быть Кокандским ханством. Приехал с женой, и Мария Александровна оказалась единственной европейской женщиной в Чусте.

С собой полковник привез 28 фунтов семян американского хлопка, выданный ему военным губернатором области Абрамовым для разведения в уезде. Николай Александрович подобрал участок земли величиной в 7 танапов под опытное поле и в феврале 1879 года стал подготавливать его для посева хлопка. Всё делали по американским технологиям и в присутствии группы местных жителей-хлопководов, чтобы они могли видеть, в чем различия выращивания по сравнению с гузой. В конце марта семена были высеяны и дружно взошли, хотя год выдался маловодным, и пришлось хлопок два раза поливать и шесть раз окучивать. В середине августа коробочки с белыми, длинными, шелковистыми волокнами стали открываться. С участка Арванитаки женщины – сборщицы собрали 127 пудов 11 фунтов первого американского хлопка в Чусте. Сбором хлопка и пряжей из него занимались женщины. Они и очистили 2 пуда 11 фунтов сырца на ручных чигирях. Остальные 125 пудов раздали населению от 15 фунтов до 1 пуда в одни руки, причем в Папскую волость отдали 50 пудов.

Население к американскому хлопку сначала отнеслось подозрительно. Коробочки у американского сорта раскрывались непривычно широко по сравнению с гузой, поэтому дехкане боялись, что ветер выдует волокна. Не нравилась необходимость продергивать всходы, а главное, оказалось, что при очистке американского хлопка в настроенных для гузы ручных чигирях, семена проскакивают за волокном и оно плохо очищается. Пришлось в чигирях сблизить «вальцы», а хлопок предварительно тщательно просушивать.

Но качество волокна и урожайность американского хлопка были явно выше местного и всё больше дехкан переходили на выращивание нового сорта. В 1880-м году собрали уже 240 пудов, в 1881 – 500, а в 1882 -1000 пудов американского хлопка. Но весь урожай шел на семена. Когда же в 1884 году решили американский хлопок продавать, столкнулись с недоверием местных покупателей. Никто не решался отдавать деньги за неизвестный продукт.

Товариществу Кудрин и К пришлось скупить для рекламы весь урожай по очень низкой цене, всего по 1 руб 40 коп за пуд. Но постепенно доверие к новому сорту возрастало и когда обнаружилось, что при правильном уходе американский хлопок дает прибыль в полтора раза большую, чем гуза, стали покупать семена и засевать большие площади. А Товарищество Кудрина обзавелось двумя джинами на конных приводах и винтовым прессом.

По опыту Арванитаки начальник Намангана Аверьянов тоже засеял пробное поле. Прямо в городском саду вскопали 1,5 танапа земли. Опыт удался и в 1883 году в местности Пахталик-Куль, рядом с Наманганом, уже была большая хлопковая плантация. А в 1887 году житель Намангана Усман Заргер сам сделал джин на водяном приводе для очистки хлопка сырца. Через год в Янги-Арыке около Намангана для Товарищества Кудрина инженер Е.В. Гофман выстроил первый водяной хлопкоочистительный завод на 4 джина. А Товарищество Большой Ярославской мануфактуры возвело водяной хлопкоочистительный завод на 8 джинов. Так и началось хлопковое дело в Наманганском уезде. Преимущества американского хлопка стали очевидны для всех, цена на него увеличилась до 2 руб. 50 копеек за пуд, от местных сортов все отказались, и с 1890 года началась настоящая хлопковая горячка. Засевали хлопком самые доходные ранее поля – рисовые и клеверные, даже осваивали солончаки и перелоги. Зерновые и то сеяли только в тех местах, где не вызревал хлопок, в горах. Под хлопком было уже 13 814 десятин.

Хлопковым делом стали заниматься средние и мелкие предприниматели, а крупные строили заводы. Появились скупщики сырца, которые скупали хлопок у дехкан и перепродавали его крупным предпринимателям. Хлопковым делом занялись и местные жители, и приезжие русские. Научились так выращивать хлопок, что на одном кусте можно было увидеть до 184 коробочек.

В 1901 году в Наманганском уезде с 34 000 десятин получили 1 840 000 пудов сырца. В том году построили 27 новых хлопкоочистительных заводов. Налоговые льготы дехканам, выращивающим хлопчатник, давали на 6 лет вперед. Цены выросли не только на сам хлопок, но и на рабочую силу, занятую в его производстве.
Если в 1888 году рабочий с кетменем в день получал всего 20 копеек, то в 1901 году ему платили 1 руб 20 копеек. За пару волов в день брали уже не 1 рубль, а два с половиной, а женщине — сборщице платили в день не 10 копеек, а 50.

Хлопководство охватило весь Туркестан. В Россию вывозилось хлопка на сумму в 138 миллионов рублей.
Но главным поставщиком была Ферганская долина. Доля её в хлопковом производстве составляла 62% и по уровню развития промышленности она стояла в одном ряду с Харьковской и Нижегородской губерниями. Из 235 хлопкоочистительных заводов Туркестана две трети находились в Фергане и львиная доля принадлежала местным производителям, мусульманам и бухарским евреям.

Фамилии ферганских хлопковых королей Вадьяевых, Потеляховых, Симхаева стали известны далеко за пределами Туркестана и даже Российской империи. Но всё это было потом, а началось с 28 фунтов семян хлопка «Упланд», посеянных Николаем Александровичем Арванитаки в Чусте.

Источники:

  1. ЦГА РУз, фонд И-1, опись 33 дело 290, листы 39 — 51.
  2. А. Арапов. Российский хлопковый проект в Туркестане. Начало ХХ века (из статьи взяты некоторые статистические данные) http://memoryoffuture.blogspot.nl/2011_03_01_archive.html
  3. Ежегодник Ферганской области. Том II, выпуск 1903 года. П. Резник. Хлопководство в Наманганском уезде. 1880-1901 год. Стр. 119 – 1

1 комментарий

  • Двуточник:

    Смотрю на давнее фото — на светлые, счастливые лица … Чу ! скоро много трагических событий приключится с людьми той эпохи :

    Там шумят чужие города,
    И чужая плещется вода,
    И чужая светится звезда.

    Вас ни взять, ни спрятать, ни прогнать.
    Надо жить – не надо вспоминать,
    Чтобы больно не было опять

    Александр Вертинский
    — нет, не согласен с ним — именно теперь по прошествии многих лет вспоминать совершенно необходимо — исполать Татьяне Александровне в её трудах памяти.

      [Цитировать]

Важно

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.