Махалля Разное

Алим Никадамбаев

В Ташкенте я жил в махалле и держал во дворе баранов — откармливал и продавал. Не больше двух, чтобы сохранить экологию и не портить воздух себе и соседям. Правда, соседям это и не мешало вовсе — они сами имели по несколько баранов и изменение состава воздуха не замечали совсем.

Баранов откармливали все: и Кобил-врач, и Шовкат-учитель, и Салим-профессор. Особенно ценились бараны, откормленные Салим-дода. Подход у него был строго научный и мясники вставали в очередь за его баранами. Такие были времена — вся махалля просыпалась по утрам от требовательного блеяния некормленых вовремя овец.
Потом времена изменились, баранов держать стало не выгодно — поднялись цены на корм, пошли слухи что скоро введут новые налоги на домашнюю живность и все поспешили избавится от своих питомцев. Пугливый но законопослушный Кобил продал не только своих гиссарских овец, он переловил всех своих кур-несушек и отнес их на базар. Оставил только свою любимицу — перепёлку, которая не только не портила воздух и ела мало, она и места-то занимала совсем чуть-чуть, сидела себе тихо в своей клетке-тор-ковок и только ранним утром на всю округу громко извещала «Пит-булдук, пит-булдук!». Все мужики махалли оторвав сонные головы от измятых подушек, начинали считать невнятным шепотом эти пит-булдуки, как будто от их количества могло зависеть встанет сегодня солнце или нет.
Никто в махалле точно или даже приблизительно не знал что именно зависит в махалле от количества пит-булдуков перепелки Кобила, но все подспудно понимали, что это нечто чрезвычайно важное для всех. Настолько важное, что когда, однажды, перепёлка утром многозначительно промолчала, все мужчины, вместо того, чтобы дружно собраться возле туйханы на плов, столпились у ворот Кобила с требованием объяснений.
Всё объяснилось довольно просто — Кобил, уставший после вчерашнего гапа-вечеринки, решил поспать вдоволь и чтобы перепёлка не разбудила его утром, накрыл её клетку старым поясным платком. Поэтому перепёлка и проспала рассвет переполошив всё мужское население махалли.
Облегченно вздохнув, всё мужское сообщество направило свои стопы в сторону туйханы, под одобрительные возгласы радостного большинства, поддержавшего мудрое высказывание аксакала- аскиячи Шухрата-дода: «Война войной, а плов по расписанию!»
— О чём задумался, Азиз? — Пулат догнал своего соседа и вопросительно глянул ему в лицо.
— Да так… Баранов я продал, теперь думаю, чем дальше жить…
— Ну, и как? Придумал? Может поделишься?
Пулат и Азиз были соседями и всю жизнь прожили в мире и согласии не имея секретов друг от друга. Азиз полушёпотом поделился своей идеей с товарищем. У Пулата загорелись глаза, он стал радостно потирать руки в предвкушении близкой удачи.
Вскоре Пулат и Азиз снесли свои овчарни и наспех построили во дворах навесы. Места под навесами вскоре заняли сначала один «Дамас», затем «Тико», а потом и «Нексия». Машины предназначались не для семейных поездок, их было чрезвычайно важно сохранить в первозданном виде и они были тщательно укрыты чехлами. Продавать их разрешалось не раньше, чем через год и в этом был весь расчет — на рынке они стоили в полтора раза дороже.
В махалле секреты не держатся и очень скоро все узнали о новом бизнесе Пулата и Азиза и когда улеглась пыль от сносимых овчарен, у каждого настоящего джигита во дворе стоял как минимум один автомобиль. Все по прежнему ходили пешком, кутаясь в старое пальто и стыдливо пряча под собою дырявые носки в стоптанной обуви и нетерпеливо ожидая когда наступит время и машину можно будет продать и на полученный доход провести сыну роскошную свадьбу, не хуже чем у соседа.
Три года вся махалля продержалась на перепродаже дефицитных автомашин, до тех пор, пока не пришло время, когда машины стали доступны всякому желающему. Тогда неунывающие соседи собрались на маслахат -совещание, где на повестке стоял только один вопрос: «Чем будем заниматься? Как будем выживать дальше?»
Азиз предложил было начать разводить страусов, но после бурного обсуждения большинство решило послушать совета Шухрата-дода.
— Вернёмся к нашим баранам! — молвил мудрый аксакал.
Теперь по узким и пыльным улицам махалли по-прежнему разгуливают бараны, которых пасут веселые босоногие мальчишки, на ходу обрывая кислые вишни с невысоких деревьев.
А над махаллёй каждое утро раздаётся бодрое «Пит-булдук, пит-булдук» — это неутомимая перепёлка Кобила радостно извещает соседей, что утро уже настало и, значит, жизнь продолжается.

1 комментарий

  • Roman A.:

    Жизнь махалли очень красочно и точно передана. Спасибо за рассказ. Будто в детство вернулся. По стилю похоже на «кукчинские» рассказы Фахима-ака Ильясова.

      [Цитировать]

Важно

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.