Имя на борту История Старые фото

Автор Светослав Морской

Корабли, стальные наездники морей…. Когда они рождаются, люди плачут от радости. Когда они уходят из жизни, умирая в море, или на разделочной верфи – люди плачут от горя. Если это военный корабль, то каждый раз, поднимаясь на борт, или сходя с него, каждый моряк – матрос или офицер – отдает честь кормовому флагу. Потому что в каждом из них есть душа, есть жизнь, и каждый из них – это часть жизни каждого члена экипажа. Именно поэтому моряки готовы до последнего вздоха бороться за жизнь корабля, который стал им родным домом. Сегодня мы вспомним шесть, целых ШЕСТЬ кораблей, в разное время носивших одно и то же имя на борту. Имя им – Узбекистан.

Последнее имя — Узбекистан

Первым из них мы назовем самого старшего, построенного по заказу в городе Сормово, ныне Нижний Новгород, в далеком 1893-м году. Это был двухвинтовой, имевший две палубы, стальной пароход, предназначавшийся к использованию как наливной. Он должен был перевозить жидкие грузы, нефть, например. При этом, пароходик имел три мачты с парусным вооружением – так сказать, перестраховка – «кончится горючее, пойдем под парусами». Оснащен сей кораблик был двумя паровыми машинам, сообщавших ему довольно приличную для него скорость – почти 11 узлов – почти 20 километров в час. При всем при этом он мог поднимать груз весом 72 000 пудов (1 пуд равен 16-ти кг).

Так бы и «шлепал» бы сей скромный танкерок вдоль по матушке по Волге, да по Каспию, но тут война началась, первая мировая. А потому переоборудуют его в товаро-пассажирский пароход, и стал он перевозить чуть более трехсот пассажиров, да грузоподъемность его прибавилась на восемь тысяч пудов. Так и дожил он под именем «Павел» до 1920-го года, когда и был включен в состав судов Каспийского морского пароходства. Очень просвещенный читатель скажет – море же внутреннее, плавать на нем – удовольствие. Да, только в тихую погоду. А таковая на нем бывает не всегда. Так что неудивительно, что аж до середины тридцатых годов в морском регистре судно не упоминается. Вполне возможно, что случилась с ним напасть морская, и попал «наливник» в ремонт бесконечный.

И только в 1936-м он наконец-таки появляется в составе судов Каспмортранса с портом приписки Баку, в качестве товаро-пассажирского судна – уже окончательно поменяли ему предназначение. Стал он и более скоростным – ему поставили дизеля вместо паровых машин, и скорость «подпрыгнула» аж на два км в час. Может быть, эти два километра сыграли свою роль в следующей для корабля войне, Великой Отечественной, когда судно выполнило 38 эвакуационных рейсов из Баку в Красноводск, будучи мобилизованным в состав Каспийской военной флотилии.

Дело в том, что до Баку немецкие бомберы долетали, и сбрасывали свой бомбовый груз не только на нефтяные поля, но и на сам город, и на его бухты, откуда на кораблях увозили раненых и гражданское население. Санитарно-транспортное судно в достаточно тяжелых условиях сумело перевезти более двенадцати тысяч человек, в среднем перевозя за рейс чуть более трехсот пассажиров. Хотя иногда бывало, численность эвакуируемых превышала восемьсот человек – под завязку. Но это война…

Все это время, с середины тридцатых, судно носило имя Мир Джафара Багирова — главы Азербайджана тех времен, но в 1953-м году на борту уже пожилого корабля засверкала надпись – «Узбекистан». С этим именем корабль и дожил до 1960-го года, когда и был отправлен на разделочную верфь, что находится в Южной бухте города Баку.

Вторым в почетном списке числится грузовой пароход, изначально названный именем собственным — «Узбекистан». Его построили в конце тридцатых годах на верфи в городе Сен-Назер, что во Франции, причем достаточно прочным – пароход имел ледовые подкрепления, то есть мог работать в легких и средних ледовых условиях. В довоенные времена сей славный пароход под командованием капитана Алексея Леонтьевича Каневского обслуживал линию Мурманск – Баренцбург – порт на острове Шпицберген (старинный русский Грумант). В те времена там действовала угольная шахта, полученная нашей страной в концессию.

Шахтеры же нуждались в самых разных грузах, которые наш «Узбекистан» и доставлял в гавань этого полярного города. В одном из рейсов путь пароходу в порт пришлось пробивать в буквальном смысле – где, пользуясь собственными ледовыми усилениями, где – дожидаясь подрыва льда аммоналом, который закладывали те самые шахтеры, которым корабль и привез груз.

В начале той, самой страшной войны корабль был передан в распоряжение Дальневосточного Государственного Морского пароходства, куда он успешно перешел по Северному морскому пути. Именно здесь, на Дальнем Востоке, шла необъявленная война, в которой погибали наши торговые корабли. То японские вояки арестуют наш транспортник в открытом море, то их подводные лодки исподтишка выпустят торпеды. А то, бывало, и «неизвестная» подводная лодка торпедирует, как потом выяснялось – и в ходе войны, и после — под звездно-полосатым флагом наших заклятых друзей. Бывали и другие неприятности, одна из которых случилась именно с транспортным судном «Узбекистан». 1 апреля 1943 года, имея на борту лоцмана (это специалист такой – проводит по фарватеру), наш корабль на подходе к проливу Хуан де Фука, что в Канаде, налетел на мель, и получил подводную пробоину. Была ли это настоящая навигационная ошибка, то есть корабельные штурмана действительно сбились с курса, или лоцман «поспособствовал» — сегодня мы не узнаем.

Экипаж пытался спасти свой корабль, но сделать это при заклиненном руле и отказавшем двигателе оказалось невозможно. Сильной зыбью транспорт било о каменистую отмель, что и привело к окончательному разрушению корпуса. Практически в последний момент капитан отдал последний приказ – всем покинуть корабль! Сам, как и положено, покинул борт судна последним… Власти тогда еще союзной страны взамен погибшего судна предоставили не новое, но все-таки прочное судно, построенное в 1919-м году. Этот корабль получил название в честь своего предшественника, с прибавкой цифры 2 – «Узбекистан -2». Судно было вооружено одним орудием среднего калибра и восемью зенитными скорострелками, что давало возможность отбиться от пары-тройки бомбардировщиков.

Но как злой рок преследовал транспортники с именем нашей республики на борту – уже после взятия Берлина, 31 мая победного года на выходе из базы Датч-Харбор, что на Алеутских островах, корабль столкнулся с пароходом «American Star». Спасая людей и груз, капитан корабля приказал переложить руль в направлении берега, и выбросил судно на мель. Месяцем позже транспортник был снят с мели, но, ввиду нецелесообразности восстановления, был передан на демонтаж и разделку. Следующим в списке кораблей, носивших на своем борту славное имя нашей страны, был речной пассажирский двухпалубный дизель-электроход, построенный тогда еще в Чехословакии, в городе Комарно в 1953-м году. Сей речной лайнер был восьмым в достаточно большой серии, строившейся по заказу Советского Союза. По речным системам корабль перегнали на Волгу, где «Узбекистан» вошел в состав Волжского объединённого речного пароходства, с припиской (базированием) на город Горький (современный Нижний Новгород).

Небольшой корабль, судя по фотографии, использовался как экскурсионно-прогулочное судно, совершавшее пассажирские рейсы по маршруту — Москва — Ростов-на-Дону — Москва. Маршрут сей проходил по одной из достопримечательностей, созданной еще в тридцатых годах прошлого века – Волго-Донскому каналу, соединившему собой две великие русские реки – Дон и Волгу. 26 апреля 1986-го года. На Чернобыльской АЭС произошла технологическая катастрофа, ликвидация последствий которой потребовало огромных усилий и человеческих резервов. И, если с размещением военнослужащих особых проблем не возникало, то для гражданских специалистов необходимо было найти пригодные для длительного проживания помещения. Выход был найден – речной лайнер «Узбекистан» в компании с еще двенадцатью однотипными собратьями был переведен на Днепр, где и был поставлен на якорную стоянку в районе села Страхолесье. Всей этой эскадре предстояло стать временными гостиницами для специалистов, работавших в зоне аварии. Впоследствии судно было возвращено в порт приписки, теперь уже в Волгоград, и продолжало обслуживать пассажиров.

Увы, в начале 90-х кораблю пришлось несладко – он долгое время был не у дел, и только в 2003-м его продали покупателю из Москвы, который пожелал переоборудовать его в плавучую гостиницу и ресторан. Но, похоже, у коммерсанта дела в гору так и не пошли – с 2006-го года судно стояло у причала «Печатники», что на Москва – реке, а через десять лет, уже под другим названием, его отбуксировали в город Коломну, где и подвергли частичной разборке… 1962-й год. На воду спускают новейший по тем временам грузопассажирский теплоход с его «родным» именем на борту – «Узбекистан». Это был красивый двухпалубный корабль, предназначенный для круизных плаваний в любом районе мирового океана, с хорошими мореходными данными.

В основном теплоход эксплуатировался на черноморских линиях, но бывали и исключения – корабль фрахтовали различные отечественные и зарубежные туристические компании, организовывавшие круизные рейсы, как по Черному морю, так и по Средиземному. Лайнер был по – прежнему хорош и в начале 90-х, но новые владельцы все-таки провели капитальную реконструкцию внутренних помещений и механизмов с изменением даже экстерьера корабля. Так прошло несколько лет, в течение которых «Узбекистан» принес своим владельцам немалую прибыль, обслуживая самые разные круизные маршруты. Но, увы, в самом начале «миллениума» — в 2000-м году владельцы посчитали, что тридцативосьмилетний «старик» уже ни на что не годен – они переименовали его в «Omega» (это было перегоночное имя), и продали по цене…металлолома.

И, конечно же, как можно не упомянуть еще один красавец лайнер, бороздивший воды внутреннего, Каспийского моря – он носил на своем борту славное имя – «Советский Узбекистан». Этот красивый корабль был построен на том же самом Сормовском заводе в не совсем еще далеком 1967-м году. Строили его прочно, на десятилетия, ведь плавать в условиях Каспия ох, как непросто. Только совершенно далекий от моря человек может сказать – море — то внутреннее, что там может быть? Но море сие, Хвалынским некогда прозывавшееся, отличается не совсем тихим, иногда – даже коварным нравом. То якорь умыкнет корабельный – «Сулак-коса – якорь не клади» — есть такое предостережение, то туману напустит, а он – один из самых главных врагов мореплавателей. Вот и произошло печальное, хорошо хоть, не трагическое, происшествие с паромом, носившим имя нашей республики.

Сам паром был судном, «тяжелым» для этого моря – он перевозил железнодорожные составы, и, несмотря на первоклассную по тем временам, «начинку», был не особо поворотливым. Это произошло 14 июля 1978 года, при, в принципе, штилевой погоде, но при наличии тумана, на подходе к входному каналу порта Красноводск. Поздней ночью, уже пройдя входной буй в канал, капитан парома получил с берега сообщение, что навстречу судну следует теплоход «Зангелан», вышедший из порта. На обоих судах были предприняты практически все меры, предписанных правилами расхождения встречных кораблей – работали радиолокационные станции, в дополнение к ним были выставлены впередсмотрящие, в рубках находились все, кому положено, но…

Авария Несмотря на все это, даже на отданную команду «Полный назад» и переложенный право на борт руль, суда так и не разошлись, врезавшись друг в друга практически в лобовую. Все действия, в принципе выполненные правильно, оказались попросту…запоздалыми, капитаны должны были сделать все выше описанное минуты на три – четыре ранее… Повреждения обоих кораблей оказались достаточно серьезными, и каждому из них пришлось провести в ремонте не один месяц, прежде чем, они получили разрешение на выход в плавание… История продолжалась, и из пяти однотипных паромов именно «Советский Узбекистан» продержался на плаву, в эксплуатации, дольше всех своих собратьев – до 1991-го года. Смешно сказать – всего-то 24 года, совсем не возраст для такого прочного корабля специальной постройки.

То, что осталось от парома Он был выведен сначала в отстой, а потом и списан, видимо, как устаревший, и, по одним данным, его пустили «на иголки» в 1996-м году. Но, по данным одного из бакинских блогеров, 8 июня 2014-го года он своими глазами видел останки корпуса парома в южной бухте порта города Баку, где он стоял со срезанной надстройкой. То есть, корабль пилили, по каким-то причинам «недопилили», и забросили в искалеченном состоянии… Уж лучше бы довели дело до конца…

2 комментария

  • Любопытствующий:

    Светославу Морскому:
    Вы же в курсе: как вы судно назовете…

      [Цитировать]

    • Светослав:

      Что ж так — с явным НЕуважением к имени корабля? вы, любапытствующий, наверное, даже не представляете, что такое — корабль, хотя бы и гражданский? Жаль мне вас…

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.