Ко Дню десантника. 60 лет десантной части в Чирчике История

Добрый день! Не знаю, отмечают ли в Узбекистане действующие и бывшие десантники праздник 2 августа, но на всякий случай посылаю материал, приуроченный к этому дню. Поводом послужило не только 90-летие ВДВ, отмечаемое в этом году, но и ещё одна дата: ровно 60 лет назад в городе Чирчике, давно и плотно обжитом военными, появилась первая десантная часть. Об этом — краткие выдержки из истории 351-го гвардейского парашютно-десантного полка, написанной Вадимом Николаевичем Селеменевым, отец которого был офицером этого полка как раз в то время.

Владимир Карышев.

В 1960 году 105-я гвардейская воздушно-десантная дивизия (без 331 гвардейского парашютно-десантного полка) была передислоцирована в Туркестанский военный округ в город Фергана Узбекской ССР. 351-му гвардейскому парашютно-десантному полку был намечен пункт дислокации в городе Чирчик Ташкентской области (поселок Аранча).

Генерал армии Маргелов В.Ф. среди личного состава 351 гвардейского парашютно-десантного полка. Азадбашский полигон.

Первыми из полка убыли в Чирчик два офицера: начальник ПДС полка Соколов В.И. и начальник химической службы полка Токарев Б.Н. Они должны были определиться, как размещать подразделения полка на новом месте. Полк убывал в железнодорожных эшелонах побатальонно.
Как пишет Б.А. Куликов: «Наш 1-й батальон погрузился в эшелон. Когда погрузились, получили приказ снять все знаки различия, эмблемы. Узнали лишь в дороге, что едем куда-то под Ташкент. Недели через две прибыли в Чирчик, на место, где стояла какая-то танковая часть».
Как только в июле 1960 года полк двинулся из Ефремова, супруга командира полка сказала, что ей делать нечего в Ефремове, и стала собираться в Чирчик. За ней потянулись и остальные жены военнослужащих. Мать взяла старшего брата, меня и чемодан; семьи офицеров словно цыганским табором уехали в Аранчу. Приехали раньше полка. Нас разместили на ночь в районе полковой бани.
На новое место эшелон 1-го батальона прибыл первым, поздно вечером. Отец, как начальник ПДС батальона ехавший в отдельном грузовом вагоне с парашютами и другим десантным имуществом батальона, остался на ночь в вагоне с парашютами. Утром, когда он спрыгнул из вагона, первое, что услышал на узбекской земле от начальника ПДС полка, было: «Что ты здесь делаешь? Твои уже приехали». Было отчего удивиться. Возможно, это был один из тех немногих случаев, когда семьи военнослужащих приезжали на новое место раньше самой части.
«Наш первый батальон первым прибывает на новое место. Там в городке немного пошумели, танкистов погоняли. За что их командиры пожаловались нашему комбату: «Ты кого сюда привез?». Потом из городка нас перевели за канал в лагерь Азадбаш. Он был весь разрушен. Поставили палатки, почистили, убрали. Вторая рота осталась в городке, занималась ремонтом. Затем нас опять перевели в городок. Устроились и сразу за учебу. Начались тренировочные прыжки» — вспоминает гвардии старший сержант Куликов Б.А.

На территории военного городка находился учебный танковый батальон. Вместе с ним на территории находилась мастерская по ремонту авиационных двигателей. В 1960 году батальон перевели в Самарканд в учебную мотострелковую дивизию, куда авиационную мастерскую — не известно. До них на этой территории был лагерь японских военнопленных, которые перестраивали старые кавалерийские конюшни в казармы, и которые в принципе много построили в жилом городке. По крайней мере, четыре старые казармы – это бывшие бараки японских военнопленных. На территории жилого городка даже нашли одну японскую иену.

До этого на этом месте дислоцировалась часть 39 или 44 горнокавалерийской дивизии (обе формировались в Чирчике).

Жители Аранчи были довольны сменой частей. Не потому, что пришли десантники, а потому, что убрали мастерскую по ремонту авиационных двигателей. Когда после ремонта двигатели проходили испытания, грохот от них стоял на весь поселок.
В старых казармах было печное отопление. Печи назывались голландскими. С ними связана такая история. Во время проверок штабом ВДВ полка по вопросам службы войск, у одного проверяющего была привычка проверять наличие пыли на этих печах. Если она обнаруживалась, то можно было делать соответствующие выводы. Когда этот офицер получил очередное воинское звание полковник, в полку в шутку говорили, что свою папаху он нашел на полковых голландских печах. Жилой городок состоял из сборно-щитовых финских домов на две квартиры. Они стояли вдоль дороги на Азадбаш. У каждого дома росли фруктовые деревья.

Летний полковой палаточный лагерь располагался в роще в стороне от Азадбаша, между полигонной командой и самоходчиками. С 76-м дивизионом размещался и штаб учебного центра. У него был начальник центра, мишенная команда, начальники городков, директрис, операторы, объездчики и в определенных границах территория, включающая Багиш (это населенный пункт уже в Казахстане с 3-5 домами местного населения), Белые пески и прочее, возле Багиша было две директрисы для стрельбы, одна рядом с танковым училищем для дивизиона.

В начале 60-х годов десантникам 351-го полка пришлось выполнять задачу по охране первого должностного лица государства. В Чирчик приехал Н.С. Хрущев. В плане посещения было запланировано его выступление перед представителями трудовых коллективов. В полк пришло приказание выставить оцепление. Н.С. Хрущев сказал, что не надо его ограждать от народа. Пришлось десантников прятать по кустам, чтобы их не видел Генеральный секретарь ЦК КПСС. Это было внешнее кольцо оцепления. Во внутреннем кольце стояли офицеры полка. Выступление Н.С. Хрущева продолжалось 10-15 минут.

За каналом Боз-Су начиналась степь. Раньше граница с Казахстаном проходила по каналу, потом её перенесли ближе к Чимкенту. Мы всё время смеялись, что служим в Узбекистане, а стрелять ходим в Казахстан — пишет В. Борейко.

За каналом был полигон Чирчикского гарнизона. Но иногда на учения приезжал из Оша 111-й полк. В полигон входило всё стрельбище, танковые директрисы. Весной у нас на аэродроме было сыро, а полоса грунтовая, и мы летали с Ташкентского аэродрома на АН-12 в Фергану дней на 10-15, прыгали на Ферганскую долину, на камни» — помнит М. Кожевин. «Поле – это академия солдата. Эту истину познал на себе каждый гвардеец 351-го полка. Недалеко от полка был учебный полигон, где отрабатывались вопросы тактической подготовки всех подразделений. Гоняли там нас до седьмого пота. Путь на полигон лежал через тоннель под каналом. При входе в тоннель какой-то шутник написал белой масляной краской «Добро пожаловать!», а с обратной стороны тоннеля кто-то написал также – «Ох уж это добро…». Кто прошел через это, тот меня поймет…

Так начинался последний, чирчикский период истории 351-го полка. 19 лет в холмистых предгорьях Каржантау продолжались парашютные прыжки, стрельбы, марш-броски, напряженная боевая учеба. Несколько раз в полку бывал с инспекцией легендарный командующий ВДВ Василий Филиппович Маргелов.

Полвека назад в Чирчике было четыре воинских части, военнослужащие которых носили десантную форму. Поэтому тысячам мужчин, служивших в Чирчике в те два десятилетия и отмечающих 2 августа свой праздник, близки и понятны слова из строевой песни М. Гаврюшина:

Наши парашюты солнцем пропитались. 
Небо Туркестана выжжено дотла. 
Радости земные только и остались 
Те, что на подушке, да на дне котла… 
Вспоминать нам часто, как в горах однажды 
Брились мы на марше, глядя в сталь штыка. 
Вспоминать, как отдал по два года каждый 
Вздувшимся от пота сопкам Чирчика…

1 комментарий

  • Владимир К:

    Небольшое дополнение по поводу авиамастерской, находившейся в Аранче до 1960 года. Автору на момент написания не было известно, куда она переехала, но мне это известно очень хорошо. Во второй половине 60-х наша семья жила в доме на улице Юбилейной наискосок от места, где позже построили кинотеатр «Октябрь». Наш двор ограничивался двумя четырёхэтажными домами, забором авиамастерских и дорогой с улицы к широким воротам в заборе. Через эти ворота регулярно с аэродрома и обратно таскали на буксире самолёты-истребители. Мало кто может рассказать о том, что в детстве видел буквально у себя во дворе настоящие боевые самолёты. Когда в мастерских ставили на прогон двигатели, не только во дворе, но и в домах от шума разговаривать было трудно. Ближе к 1970 году это прекратилось, когда авиаремонтный завод обосновался около аэродрома. Но мастерские (точнее, одна из производственных площадок завода) до сих пор на том же месте, только пару лет назад с территории исчез самолет МиГ-17, стоявший там в качестве памятника. На спутниковом снимке в Яндекс.Картах его можно ещё увидеть.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.