Сценарий собственной смерти Tашкентцы Искусство

В 1996 году Лидолия Никитина была приглашена в город Ульяновск по приглашению писательской организации для постоянного места жительства, где проживает и в настоящее время. Автор 30 книг стихов и прозы. Несколько последних лет её произведения печатаются в журнале «Звезда Востока»

Документальный рассказ

— Не знаю, как другим людям, а мне для творчества с первых же лет совместной жизни с горячо любимым супругом, требовалась, хотя бы изредка, разлука на день или два, а иногда — хватало нескольких часов, что бы обрести творческое состояние. Обнаружив эту свою особенность, однажды, сгоряча, едва ли на развод не подала, хотя к этому времени успела стать мамой пятилетнего сынишки, в котором мы с мужем души не чаяли. Но, к счастью, потом все утряслось, семейная жизнь внесла коррективы в мое отношение к семье и литературной работе, отодвинув собственное творчество на второй план, чему я не особенно по молодости и противилась.

Как-то летом с друзьями мы выехали в горы на пикник, во время которого все вдоволь наплескались в горной речке, вода которой даже в сорокоградусную жару обжигает ледяным холодом. В результате этого купания Хамид серьезно простудился – у него началось тяжелейшее воспаление легких, с которым его положили в больницу.

Даже сейчас мне неловко признаваться, что за время отсутствия мужа, вопреки опасениям за его здоровье, усложнившуюся бытовую жизнь, тревожные от переживаний ночи, я с невероятным вдохновением ежедневно писала новые стихи! Время для них отрывала у сна, так как другого в моём распоряжение просто не имелось. И была невероятно счастлива, когда из-под моего пера выходили одно стихотворение удачнее другого!

За время двухнедельной болезни супруга возле пишущей машинки скопилась приличная подборка стихов, которую я тут же предложила женскому литературному журналу. Из двенадцати отобранных журналом стихов самым удачным мне показалось стихотворение «Саженец» о тутовнике — дереве с трудной судьбой, потому что его листья весной ежегодно срубают и скармливают их шелковичным червям.

Моему прекрасному творческому настрою не мешали ни ежедневные визиты к мужу в больницу, ни забота о пятилетнем ребенке, ни домашние хлопоты по приготовлению еды, ни походы в аптеки, на базар, в магазины…

Ежедневное посещение мужа в больнице радовало хорошими вестями о его ближайшем выздоровлении. Не меньшую радость доставляли и новые стихи, которые рождались, как бы сами собой, не только у меня, но и у Хамида в больничной палате. Поразительно, но в такой трудный период семейной жизни, я чувствовала себя на удивление счастливой!

Своими ощущениями о происходящем в наших жизнях нам хотелось поделиться, но не разговаривать же о стихах и каких-то личных переживаниях в присутствии соседей по палате? Помню, увидев уголок его любимой тетради, высовывающейся из-под подушки, еле поборола соблазн немедленно узнать, что за стихи он написал? Ведь Хамид сочинял их вопреки высокой температуре, всевозможным больничным процедурам, громким разговорам больных, особенно в часы посещения родственниками …

После того, как мои новые стихи взяли в журнал и пообещали напечатать в ближайшем номере, я не удержалась и, прихватив с собой только стихотворение о тутовнике, принесла его на суд мужа — самого авторитетного судьи моего творчества! Случай поговорить о творчестве представился впервые, потому что у Хамида в этот день упала температура, а посторонних в палате, на наше счастье, не оказалось.

Внимательно прочитав несколько первых строк «Саженца», супруг поспешно достал свою тетрадь, раскрыл ее, и, прежде чем прочитать мой стих до конца, как-то по особенному внимательно посмотрел в мои глаза. Прежде ловить на себе такого взгляда мне не приходилось ни разу… В этом взгляде я уловила не только удивление, но и растерянность вместе с легким испугом. Объяснение нашлось, едва я раскрыла его тетрадь. Хорошо знакомым почерком на указанной мужем странице было написано стихотворение… о тутовнике!

Пораженные совпадением, мы начали вспоминать, как к каждому из нас пришла идея написать именно об этом дереве? Быстро выяснилось, что сюжет стиха родился в одно и то же время: утром, перед пробуждением, почти во сне.

После выхода из больницы муж переделал свое стихотворение, убрал из него все совпадения, а финал сделал более оптимистичным. Мой стих остался в первозданном виде, так как уже был опубликован и высоко оценен читателями.

Вначале этому странному совпадению ни муж, ни я не придали значения, даже некоторое время мы шутили по этому поводу. Однако после стиха о тутовнике, подобные совпадения начали преследовать обоих.

Они вынудил нас обсуждать свои замыслы еще до того, как начнем их реализовывать, интересовались друг у друга, кто и над чем в данное время собирается работать. Но стихи, как известно, любят экспромт, эмоцию, поэтому не удивительно, что после «согласования», улетучивалось желание сочинять только что обговоренное стихотворение или поэму…

Сейчас, происходящие с нами странности, наука объяснила бы наличием космического информационного поля, к которому автоматически «подключаются люди», нередко находящиеся на далеком расстоянии друг от друга. Ибо Космос или Бог, или Абсолют… дарит свои идеи людям не в одном экземпляре, а в нескольких, так сказать, дублирует, подстраховывается.

Конечно, в 1950 году, ни о чем подобном, никто из нас не знал. Оставалось предполагать, что такие совпадения происходят потому, что мы слишком близки духовно и физически: читаем одни и те же книги, вместе обсуждаем прочитанное, наши взгляды на поэзию почти во всем совпадают.

Л. К. Никтина, 1982 г.

Супруги: Зульфия и Хамид Алимджан, народные поэты Узбекистана.

Прошло еще десять лет нашей счастливой семейной и творческой жизни. Все было прекрасно! Мы искренне радовались успехам друг друга, растили сына, много выступали перед своими читателями в разных областях и районах Узбекистана, путешествовали. Наш гостеприимный дом всегда был полон друзей-единомышленников, отчего казалось, что никаких поводов для огорчений быть не может!

Пока однажды за завтраком муж мне не рассказал свой сон:

— Представляешь, в наш дом приходит незнакомый, грязно одетый мужчина, стучит в дверь, я ему открываю … Оба молчим и смотрим друг на друга… Потом этот незнакомец, опустив глаза, сообщает, что в ближайшее время я должен быть очень осторожным, потому что меня подстерегает быстрая смерть…

— Какой глупый сон! – бодро сказала я мужу, — Разве каждому сну надо придавать серьезное значение, а тем более, верить в его исполнение? Ведь для этого нет никаких предпосылок! Проблемы со здоровьем — отсутствуют! Выглядишь ты великолепно!

Но по выражению глаз мужа я поняла: к моим доводам он не прислушивается, а события сна глубоко запали в его впечатлительную душу.

Вскоре после этого разговора мысли о смерти Хамида, хотя я их, как могла, от себя гнала, стали все чаще наведываться в мое сознание, становясь все отчетливее и достовернее…

А через полгода мой любимый супруг сразу же после своего сорокалетнего юбилея попал в автомобильную катастрофу: автобус на проселочной дороге, вынырнув из-за поворота, сбил его машину, которую, как обычно, он вел сам. «Победа», падая с приличной высоты в овраг, перекувыркнулась несколько раз прежде, чем оказаться на его дне. При столкновении легковой машины с автобусом, Хамид выпал из кабины, а при падении сильно ударился головой о старое дерево. Когда обнаружили его мертвое тело, то увидели, что пострадавший был весь перепачкан пылью, смешанной с кровью из собственных ран, будто в этой пыли он с кем-то отчаянно боролся…

Уже после смерти супруга, разбирая на письменном столе бумаги, нашла обрывочные записи на календаре, в которых во всех жутких подробностях он изобразил собственную смерть. Один из абзацев его предсмертной фантазии заканчивался словами:

«Я ненавижу тебя, смерть, потому что ты всегда оказываешься победительницей! Но учти, легкой добычей в этом поединке я не стану,

буду сражать с тобой до последнего… О, как я тебя ненавижу, моя смерть!»

После трагической гибели супруга я почти год ничего не писала. Злые языки начали поговаривать, что прежде все стихи за меня сочинял знаменитый муж.

Но время залечило мою боль. После затяжной паузы я обрела «второе дыхание», начался небывалый творческий подъем! А помогла ему осуществиться величайшая ответственность за свой поэтический дар, оплаченный такой высокой ценой, как смерть мужа.

Нелегко признаться даже себе, а тем более, постороннему человеку, но мне кажется, что именно гибель мужа превратила меня настоящую поэтессу! Как будто там, на Небе, поняв, что нам идти одной поэтической тропой невозможно, почему-то сделали выбор в мою пользу.

После этого взволнованного монолога Зульфии, мы еще некоторое время молча погуляли по яблоневому саду Дома творчества, а потом при прощании я сказала:

— У поэтов перед обычными смертными есть данная им Богом привилегия: сценарии собственной смерти они имеют право сочинять для себя сами! — моя собеседница в знак согласия молча, кивнула седой головой.

Мы расстались с мудрейшей Зульфией, чтобы никогда в этой жизни уже не встретиться.

8 комментариев

  • Хорезмская 49:

    Рассказ изобилует массой неточностей: неверным употреблением слов, к примеру, что дает повод к неверному истолкованию мысли. То есть даже поэтессе, обладающей, по ее словам, удачными стихами, нужен редактор. Таким в годы ее работы на Узбекском радио был Эней Давшан, прилежно правивший тексты и самой Никитиной и ее сослуживца по многотиражке текстилькомбината Егорова, вместе с которым она и пришла в редакцию детско-юношеских передач. Давшан, к примеру, изучая этот текст, заметил бы, что она упоминает не только странные события, но и странные даты: 1950 год, как один из первых в ее супружеской жизни. То есть сейчас девушке должно быть хорошо за 90. Удивляет в тексте не только небрежность, не только нежелание перечитать тобой написанное, но и беспомощный слог, слабое знание особенностей русского языка, явно надуманное чувство собственной значимости в поэзии. 30 выпущенных книг, как и переезд из Ташкента в Ульяновск («по приглашению писательской организации», вот никогда бы не подумал, что областное отделение Союза писателей имеет возможность предоставлять жилье, а затем и российское гражданство) еще ничего не говорят о качестве поэзии, о месте в литературе.

      [Цитировать]

  • Хорезмская 49:

    Вертелецкий не мнит себя ни писателем ни историком. Он не претендует на точность фактов и цифр. Он собиратель информации, которую выкладывает для того, чтобы в перспективе она могла пригодиться научным работникам. Да и вообще всем желающим узнать что-то новое по теме. Он та пчелка, которая собрала пыльцу, чтобы другие изготовили мед. Здесь текст — от члена Союза писателей, которому по статусу не положено выдавать «одного уровня тексты» с любителем словести. Здесь ждешь меда, а получаешь его фальсификат. С одной стороны — честное признание своей некомпетентности в вопросе и желание просто поучаствовать в сборе материала. С другой стороны — ощущение своего значительного вклада в поэзию и прозу, отсюда и ощущение значимости, доходящее до анекдота: «переезд из Ташкента в Ульяновск («по приглашению писательской организации», вот никогда бы не подумал, что областное отделение Союза писателей имеет возможность предоставлять жилье, а затем и российское гражданство». Вы разницу чувствуете?

      [Цитировать]

  • urman:

    Если в «документальном рассказе» речь идёт о народном поэте Узбекистана Хамиде Алимджане, то каждый узбекский школьник знает, что поэт погиб в автомобильной аварии в 1944 году, не дожив и до 35 лет (причём, он не был за рулём). Не мог он отметить сорокалетие и не мог водить «Победу» в 1950, да и не было у него никогда собственной машины. Если же речь идёт о другом поэте, то зачем присоединена к тексту его фотография?

      [Цитировать]

  • Хорезмская 49:

    «Зачем присоединена к тексту его фотография?»
    Затем, чтобы уподобить мужа Хамида поэту Хамиду Алимджану, который ушел из жизни при трагических обюстоятельствах, а вдове Зульфие — себя, вдову Лидолию, обладающей, видимо, теми же талантами, что и оригинал. Выше так говорилось: «ощущение своего значительного вклада в поэзию и прозу». Это диагноз, господа.

      [Цитировать]

  • urman:

    Я полагал, что весь этот рассказ — это «взволнованный монолог Зульфии», и именно так его и надо воспринимать. Прошло много лет после встречи автора с великой поэтессой, и в памяти автора осталось только загадочное предсказание, всё остальное пришлось домысливать.

    P. S. Что же касается «собственной значимости», то все эпитеты, скорее всего, относились к действительно народной поэтессе Зульфие.

      [Цитировать]

  • Хорезмская 49:

    Согласен с Вами, urman. Возможен и такой вариант. Но тогда Ваше недоумение — а именно «Не мог он отметить сорокалетие и не мог водить «Победу» в 1950, да и не было у него никогда собственной машины» — резонно, если к 1950 году Алимджана уже давно не было в живых. В общем, загадок немало.

      [Цитировать]

  • Любопытствующий:

    Это документальное повествование, которое сделала в беседе с Зульфией Лидолия Никитина, скорее всего, ы бытность редактором редакции детских и юношеских передач Ташкентского радиокомитета. Что правда в этом рассказе узбекской поэтессы, остается на ее совести. Загадочного много до сих пор. И в ее творчестве, и в отношениях с мужем, поэтом Хамидом Алимджаном, и в обстоятельствах его трагического ухода. Примечательно, что ни узбекская, ни русская Википедия ДАЖЕ НЕ УПОМИНАЮТ о том, что Алимджан или Зульфия были женаты. Очень странно, не правда ли? А ведь они были мужем и женой почти 10 лет. Где сын, о котором упомиинает Зульфия, кем он стал? Зульфия пережила мужа на полвека. Существуют ли ее дневники, другие свидетельства, подробно рассказывающие о том, как уживались в доме две талантливые персоны, неизвестно. На чем были основаны предположения, что часть произведений Зульфии — дело рук Алимджана? Как понимать выражение «люди высокой культуры» применительно к родителям Зульфии, отец которой был простым ремесленником, тоже неясно. Скорее всего, мы имеем дело с нагромождением мифов, которые сознательно создавались вокруг этих имен. Кем, почему и когда, — тайна, покрытая мраком.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.