Воспоминания о бабушке и дедушке — ташкентцах-фронтовиках Tашкентцы История

Вальдман Мария Яковлевна

В марте этого года исполнилось сто лет со дня рождения М.Я. Вальдман, фронтовички, замечательной ташкентской учительницы, уже 10 лет, как она ушла из жизни… И в этом же году — 100 лет со дня рождения её мужа Шакарима Искандерова, погибшего на фронте, под Киевом, 24 января 1944 года… Оба они были уроженцами Ташкента.

Мария Вальдман Ветеран ВОВ. Торонто, 2004 г.

Воспоминания ветеранов войны в Торонто

Пройдя фронт и вернувшись в родной Ташкент, М.Я. Вальдман много лет была замечательной учительницейв лучших школах города, работала позднее по Военно-патриотическому воспитанию молодежи многие многие годы…С клубом «Поиск» поехала в село Тихоновка под Киевам, на места военных действий, там было найдено захоронение погибших, в том числе Шакарима, и была поставлена памятная стела с их именами… Она сама потом писала немало воспоминаний, позднее за ней записывала её младшая внучка тележурналист Светлана Искандерова (в замужестве Светлана Баркан)

Сороковые-роковые… в памяти моей

Я хочу рассказать о себе и своих сверстниках. После окончания военных курсов, где мне присвоили звание сержанта, меня вместе с небольшой группой девушек направили в Геок-Тепе (граница Туркменистана).

Недалеко от Ашхабада формировалась наша 118-я бригада. На учебных полигонах нас учили овладевать новой военной техникой, тактикой боя, ориентировкой на местности. 19 мая прозвучал сигнал тревоги. Наш лагерь пришёл в движение, и части нашей бригады погрузили в эшелоны, которые двигались на Запад.

Наш эшелон медленно приближается к перрону вокзала Ташкента. К открытым окнам вагона подходит множество людей – это родственники, родители, знакомые наших солдат. Слышны оживлённые разговоры, объятия, слёзы, поцелуи. На разных языках, наречиях, диалектах звучат одни и те же слова: «Дорогие вы наши, победите врага и возвращайтесь домой с Победой!». Но далеко не всем посчастливилось вернуться домой…

Шакарим Искандаров и Мария Вальдман

Эшелон медленно двигался на Запад по необъятным просторам Советского Союза. Остановился он на окраине Москвы. Мы – солдаты, как горох высыпали из вагонов и с большим интересов рассматривали всё, что попадало в поле зрения. Ведь большинство из нас впервые оказалось в Москве. Сама Москва была под куполом из аэростатов, которые прикрывали город от налётов вражеской авиации. Весь личный состав нашей бригады помылся в бане! На рассвете эшелон отправился в путь по направлению к калининскому фронту. В Лукошино нашу бригаду соединили с 14-й бригадой, и из этих двух бригад была сформирована 136-я дивизия, и её возглавил полковник (а затем генерал) Пузиков.

Шакарим Искандаров

Мария Вальдман

Много вёрст прошли мы путями войны. Одна печальная картина сменяла другую. Разрушенные, разваленные города, сожжённые сёла, издевательства на людьми… Последний марш к линии фронта мы совершали своим ходом. Ведь мы – пехота, а «матушка пехота сто километров пройдёт, и ещё охота!»

Что ещё почитать:  Клуб-музей «Мангалочий дворик Анны Ахматовой». История от зарождения и доныне. Часть вторая

Наша 136-я дивизия наступала на правом фланге 52-й армии и получила боевую задачу – освободить город Зеньков. Этот небольшой старинный городок представлял из себя хорошо укреплённый опорный пункт противника. Его обороняла мотодивизия СС «Великая Германия», которая была заново укомплектована людьми, боевой техникой, и имела задачу задержать наступление наших войск.

Перед нами, бойцами, выступил комсорг дивизии молодой лейтенант Шакарим Искандеров.

Волнуясь, он сказал:
Все мы видели зверства гитлеровских головорезов. Они убивают ни в чём неповинных людей – стариков, женщин, детей, грабят и сжигают дотла сёла и города. От всего увиденного кровь стынет в жилах. Мы должны отомстить им – священная месть зовёт нас в бой!

Захоронение Шакарима Искандарова и других погибших бойцов

Эта операция для многих из нас стала боевым крещением, в том числе и для меня, так как на командный пункт привели первых пленных, и допрашивать их должна была я. Самым первым допрошенным был девятнадцатилетний парень – Фриц Гессбель, парашютист-десантник. Этот голубоглазый, белокурый паренёк не успел приземлиться, как попал в плен. В его нагрудном кармане лежали фотографии родителей, друзей, любимой девушки. Ему так хотелось жить, он смотрел на нас такими испуганными глазами! На задаваемые вопросы парнишка ответить не мог, так как его задача была приземлиться и связаться со своими. А сколько наших бойцов – молодых, безусых мальчишек-офицеров погибло за освобождение города Зенькова!

8 сентября к 12 часам дня город был освобождён от противника. Далеко за городом ещё слышалось эхо удаляющегося фронта. В боях за освобождение города Зенькова наши дивизии понесли многочисленные потери. В небольшом парке состоялся траурный митинг и похороны погибших воинов. Разгромленный в упорных боях, противник бежал. Введённые подвижные части армии начали преследовать его в направлении Киева.

Сохрани мои письма

Дивизия двинулась к Днепру через разрушенные и сожжённые сёла Украины. В небольшом селе Озеряны (партизанское село) жил командир местных партизан, Павел Андреевич Корнеев. Он рассказал нам, как партизаны действовали в тылу врага, в условиях фашисткого террора. Стремительной ночной атакой части дивизии при поддержке подоспевших артиллеристов освободили город Борисполь. В этом городе нас встретили виселицы с повешенными, колодцы с трупами детей и подростков.

Что ещё почитать:  Чемпионат СССР по футболу, 1964 год

Сама природа будто помогала нам в продвижении по тяжёлой песчаной дороге, ведущей на Дарницу. Артиллеристы поддерживали нас, пехотинцев, и прикрывали нас своим огнём.

Южнее Дарницы 10-15 км к Днепру наша дивизия стремительно заняла приднепровские сёла Гнедин и Вишенку. Мы захватили много лодок и небольшой паром, столь необходимые для переправы наших частей через Днепр. Эта успешная операция дала возможность частям дивизии приступить к форсированию Днепра в ночь на 30 сентября и захватить Казачий остров, котоый охраняла отборная эсэсовская часть.

Первым форсировал этот участок 269-й полк со своим отважным командиром, полковником Проценко. Ох, сколько воинов полегло в этом бою! У командира дивизии возникла необходимость срочно доставить на остров секретный приказ. Связные команды находились на выполнении своих боевых заданий, и мне был дан приказ доставить секретные документы на остров. Ночью группа санитаров на лодках переправлялась на остров, и в одну из лодок посадили меня. Оказавшись на острове, каждый приступил к выполнению своего задания. Я поползла, как мне казалось, в нужном направлении, но сбилась с пути и вдали увидела огонёк и услышала немецкую речь. Я залегла в канаве, между двумя трупами. Когда немецкий патруль ушёл, я выползла на дорожку и приползла в нужную землянку, где находился штаб полка. Я передала приказ и рассказала о патруле. Патруль этот был захвачен, и пленные были переправлены в штаб дивизии. Штабисты подтрунивали надо мной, говоря что «наш герой одна семерых немцев в плен взяла!» После освобождения Киева, 11 ноября, меня за этот подвиг (который я считала своим долгом) наградили медалью «За боевые заслуги».

Стелла погибшим воинам 136 дивизии

В конце 1943 года в Лысянском районе Корсунь-Шевченского направления наша дивизия находилась в окружении. Там не было фронта и тыла, кругом была опасность и ежедневно велись изнурительные бои, отсутствовали регулярное снабжение боеприпасами и продовольствием, закончились медикаменты. И тогда лётчик Григорий Тимофеевич Береговой (впоследствии дважды Герой Советского Союза, лётчик-космонавт) пришёл нам на помощь с воздуха – он сбрасывал с борта своего самолёта всё необходимое для поддержания боевой готовности нашей Краснознаменной 136-ой стрелковой дивизии. Благодаря этому, несмотря на большие потери, наша дивизия сумела прорвать немецкую оборону и уничтожить фашисткое сопротивление. А начальник одного из отделений штаба дивизии написал частушку:

Немцы долго примерялись,
Как дивизию  снести.
За одной они погнались,
А лишились десяти! 

С этих пор прошло много лет, и мы до сих пор помним всех и каждого. Мы, наше поколение, поняли, что мир – это святое, на что нельзя посягать никому.

Что ещё почитать:  Эхо войны. Может быть, кто-то знает семью?

Милые мои участники войны и ветераны труда – труженики тыла, партизаны и санитары! Здоровья вам и вашим близким! И пусть луч Победы, которую вы добыли, пожертвовав своей молодостью, друзьями, родными, всегда освещает ваш мир!

Со слов Марии Яковлевны Вальдман, участницы освобождения Украины, бывшего сержанта 136-й Киевской Краснознамённой, орденов Богдана Хмельницкого и Александра Суворова, стрелковой дивизии, записала Светлана Баркан.

Плакат театра JDY о Марии и Шакариме

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.