Начало современной медицины в Туркестане Tашкентцы История

САНОБАР ШОДМОНОВА

В конце XIX – начале XX вв. население Туркестана в основном лечилось при помощи представителей народной медицины, таких как табибы, джаррахи (хирурги), риштачи (хирурги, удалявшие ришту – гвинейского червя), синикчи (травматологи), доя (повитухи) и зулукчи (гирудотерапевты). Они использовали широкий спектр лечебных трав, минералов и продукты животного происхождения. Среди местного населения было широко распространено кровопускание и использование медицинских пиявок, также был популярен массаж. В ходу были мышьяк, ртуть, сулема, киноварь, железный и медный купорос, квасцы, нашатырь и др. Табибы умели готовить серную и азотную кислоты, настои из различных трав, отвары, порошки, пилюли, мази и пластыри.

Оригинал: Туркистонда замонавий тиббиётнинг ибтидоси

Проникновение современной медицины европейского типа в Туркестане

В конце XIX в. произошли серьезные изменения в сфере оказания медицинских услуг населению Туркестанского края. Здесь начала распространение современная медицина (европейского типа), ставшая новым явлением для населения края. Поначалу эти лечебные учреждения были совершенно чуждыми для местного населения, однако позднее, поняв их полезность, люди стали чаще обращаться в медицинские учреждения и пользоваться их услугами.

Первое медицинское учреждение европейского типа было открыто в 1868 г. и предназначено для оказания медицинской помощи военнослужащим под названием «Ташкентский военный лазарет». В 1870 г. лазарет был превращен в Ташкентский военный госпиталь второй степени на 415 коек. Вначале госпиталь оказывал медицинскую помощь  и местному населению. Позднее, в связи с открытием городской больницы и амбулатории прием больных из числа местного населения был прекращен. В начале ХХ в. здесь принимали больных по требованию госслужащих, а также полиции. Ташкентская городская дума компенсировала расходы за лечение таких больных.

Амбулатория для женщин и детей

Начиная с 80-х годов XIX века, больниц и других медицинских учреждений для местного населения в городах Туркестана становилось все больше. Учитывая условия того периода, амбулатории для женщин и детей открывались отдельно от мужских. Первая амбулатория для лечения местных женщин и детей была открыта в 1883 г. в Ташкенте по инициативе российских женщин-врачей. С 1883 по 1893 гг., т.е. в течение 10 лет, в эту амбулаторию обратилось 24 747 больных, а количество посещений составило 48 185. В 1907 году в данную амбулаторию обратилось уже 30700 больных. Иначе говоря, количество пациентов, посетивших амбулаторию только в 1907 году, превысило количество, получивших медицинскую помощь за десять лет – с 1883 по 1893 год. Медицинскими работниками амбулатории были только женщины. Женщинам и детям, обращавшимся за медицинской помощью, оказывалась бесплатная медицинская помощь, также бесплатными были лекарства, водные процедуры, проведение простейших операций и перевязок.

Помимо амбулатории имелся также родильный приют, открытый в Ташкенте в 1880 году при Туркестанском Благотворительном обществе, в котором роженицам оказывали помощь бесплатно. Это был единственный в этот период родильный приют в Туркестане, в котором имелось всего 7 койкомест и который работал только два дня в неделю. В первые 30 лет существования услугами родильного приюта воспользовалось 3110 женщин, а 4151 женщин получили медицинскую консультацию. В 1906 г. родильному приюту было предоставлено новое здание и его деятельность значительно улучшилась. Интересно, что в этот период в приюте работали не только женщины, но и мужчины-врачи. По воспоминаниям врача родильного приюта Палиенко, такие доктора-мужчины, как Гиммер, Батыршин и Йогансон, сотни раз оказывали медицинскую помощь женщинам-мусульманкам во время родов.

С другой стороны, в этот период большинство семей, даже в очень тяжелых случаях при родах, отказывались отправлять женщин в больницу. Это касалось не только членов семей – как отмечалось на страницах “Туркистон вилоятининг газети” в 1916 году, “некоторые женщины даже при необходимости операции были категорически против того, чтобы их осматривал хирург-мужчина, предпочитая этому смерть”. В таких экстренных случаях доктора старались оказывать медицинскую помощь на дому. К примеру, доктор А.А.Шорохова в декабре 1916 г., была вынуждена провести кесарево сечение на дому в Ташкенте. Операция была проведена успешно, жизнь матери и ребенка была спасена.

Совершенно иначе обстояло дело с населением сельской местности; в процентном соотношении они составляли большую часть населения края. Женщины в сельской местности только в исключительных случаях, не связанных с родами, с массой оговорок соглашались пользоваться услугами русских врачей. Так, по сообщению доктора Т.А. Колосова из амбулатории Турбат Ташкентского уезда, многие местные женщины при лечении зубов не соглашались открывать лицо. В таких случаях, сообщал Колосов, приходилось разрывать чиммат (волосяную сетку, закрывавшую лицо) на уровне губ.

После 1885 года в других городах Туркестана, в частности, в таких как Ходжент, Андижан, Маргилан, Наманган, Коканд, были открыты амбулатории для местных женщин.

К 1900 году в Бешагачской части Ташкента была открыта вторая по счету амбулатория для местных женщин и детей. В период 1900-1908 гг. ее возглавляла доктор А.Н. Предтеченская. В 1904 году это медицинское учреждение был переведено в Шайхонтохурскую часть города. Если в год открытия амбулатория оказывала помощь 8000 больным, то в последующие годы их количество возросло и составляло в среднем 25 000 больных в год, при этом около 10 процентов больных составляли мужчины, остальные были женщины и дети.

Первая мужская амбулатория была открыта в Туркестане в 1886 году в доме Мухаммада Юсуфа Муллы Зиёева в махалле Катортерак города Ташкента. В это медицинское учреждение в период с 1886 года по 1899 год (за 14 лет) 99 887 больных обратилось за помощью 250 372 раз. Впоследствии, только в 1907 году в данной амбулатории медицинскую помощь получили 19 980 больных.

Причину роста обращения местного населения в амбулатории доктор А.А. Шварц, долгие годы заведовавший всеми амбулаториями «старой части» Ташкента, объяснял бесплатным медицинским обслуживанием женщин и детей и очень низкой ценой для мужчин: одна консультация доктора и получение лекарства на дом стоила 20 коп.

Однако несмотря на успехи медицины европейского типа в Туркестане само положение амбулаторий, открытых для местного населения, было плачевным. Здание одной из амбулаторий располагалось на очень шумной и пыльной улице, где проходила конка, к тому же окна здания выходили на улицу, потолки были низкими, помещения – маленькими. Из-за отсутствия кухни пища готовилась возле арыка посреди двора. В  неогороженном “отделении” с отсутствующим половым покрытием могли проходить лечение одновременно только 10 больных.

Здание амбулатории состояло из террасы, мужской и женской приемной, перевязочной и комнаты, где выдавались лекарства. Из-за перегруженности амбулатории, больным приходилось ждать на террасе, во дворе и даже на улице, где не было ни скамеек, ни стульев. Ожидавшие своей очереди пациенты сидели на земле.

Перевязочная занимала немного места – около 4-5 квадратных аршин, и находилась в середине помещения. Когда сидевшему пациенту проводились процедуры, другим пациентам приходилось ждать своей очереди в непосредственной близости. «Здесь невозможно ждать более 5 минут», – писал корреспондент газеты “Туркестанский курьер” Г.Юлин, описывая данную ситуацию.

Стационарные лечебные учреждения

В трех амбулаториях «старой части» Ташкента с населением более 150 000 человек для стационарного лечения в наличии было всего 30 коек. В Ташкенте также не было и специальной больницы со стационарным лечением. В 1886 году начальник города А.Ильинский в обращении к Туркестанскому генерал-губернатору отметил необходимость открытия городской больницы, однако из-за отсутствия средств в городской думе она так и не была открыта. Только в 1891 году для лечения дифтерии была открыта городская больница. В 1892 году в связи с распространением холеры она была перепрофилирована на прием больных холерой и стала отделением холеры. Позднее она стала основой инфекционной больницы.

В 1898 году в Ташкенте на улице Жуковского было построено первое здание больничного типа. В 1901 году здесь была открыта городская больница на 95 койкомест. Здесь имелись терапевтическое, хирургическое, гинекологическое и инфекционное отделения. Средства для этой больницы выделялись городской думой, однако лечение было платным –больным за сутки необходимо было платить по 1 руб. 45 копеек. Одновременно здесь могли проходить лечение более 160 человек.

В 1899 году в «новой части» города была открыта амбулатория Среднеазиатской железной дороги. В 1909 году количество коек здесь достигло 21 – стационарное лечение ежегодно получали около 600–700 больных. Основными пациентами этой больницы были  работники железных дорог – как служащие, так и рабочие.

Для осуществления стационарного лечения, помимо уже указанного, были созданы места при уже существующих амбулаториях. С 1905 года в амбулатории для местных женщин и детей «старого» города Ташкента для стационарного лечения было выделено 4 места. Из 44 больных, проходивших стационарное лечение в 1909 году в первой амбулатории, 19 были роженицами. Во второй амбулатории количество мест в 1909 году было увеличено до 15, а количество получавших стационарное лечение больных достигло 120 человек в год. В мужской амбулатории Шайхонтохура с этой целью в 1901 году было открыто 4 хирургических отделения и к 1905 году их количество достигло 8. Ежегодно в этих заведениях получали лечение от 80 до 120 больных.

Меры по предотвращению болезней

Среди населения Туркестана было распространены такие болезни, как малярия, холера, зоб и кожные заболевания. Для улучшения санитарного состояния в Туркестане было предложены несколько мер: во первых, необходимо было обеспечить население питьевой водой. Необходимо отметить, что население в этот период в качестве питьевой воды использовало, в основном, арычную и колодезную воду. Специалисты же, основываясь на международном опыте, говорили о том, что обеспечение населения качественной питьевой водой могло бы предотвратить многие болезни, и что в государствах, где существует водопроводная система и каналы, резко сокращалась смертность. В качестве примера приводили Париж, где после установления фильтров для воды смертность от брюшного тифа уменьшилась в 3 раза.

В начале XX в. тема санитарного состояния в Туркестане стала также обсуждаться на страницах национальной периодической печати, где рефреном проводилась идея о том, что обеспечение населения качественной питьевой водой является основой охраны здоровья населения, и наоборот, что причиной гибели тысячи людей было плохое качество питьевой воды и влияние на загрязненность воздуха существовавших болот. Например, в статье Р.Музаффарзоды «Взгляд на нашу питьевую воду», опубликованной 24 июня 1914 года на страницах газеты «Садои Туркистон», говорилось о том, что питьевая арычная вода проходит через сотни, даже тысячи дворов, и из-за того, что хозяева выбрасывают много различного мусора, питьевая вода приходит в негодное состояние. Как отмечает автор, вода в начале течения бывает очень чистой и население, жившее в верхней части города, использовало относительно чистую воду, в результате же их антисанитарного отношения населению, жившему в средней и нижней части города, приходилось довольствоваться загрязненной водой. Р.Музаффарзода призывал народ к бережному отношению к питьевой воде: «такое отношение может быть рассмотрено как совершение большого преступления против нации». Автор статьи утверждал, что «степень здоровья пропорциональна степени национальной чистоты», а вопрос здоровья народа считал национальной задачей высшей степени важности.

Проблема медицинских кадров

Если сравнивать количество врачей и фельдшеров Туркестана и губерний России в начале 90-годов XIX в., то выясняется интересный факт: в трех областях Туркестана было всего 25 врачей и 60 фельдшеров, а в трех губерниях России насчитывалось 243 врача, 399 фельдшеров – в общей сложности 642 медицинских работника. Если исходить из пропорции количества врачей на душу населения, то получалась еще более удручающая картина: в Сырдарьинской области на одного врача приходился 135 500 человек, в Самарканде – 97 100, Фергане – 100 000. Для сравнения, в Тульской губернии на одного врача приходится 18 000 человек, Вятской губернии – 35 000, а в Харькове – 21 000 человек. Как указывает автор Васильев Н. в статье “Наша общая беда и как помочь ей” в газете “Окраина” за 1895 год,  «с одной стороны, если учитывать, что площадь территории Туркестана больше, чем площадь территории многих государств, а с другой стороны то, что на городских и уездных врачей были возложены многие другие задачи помимо оказания медицинской помощи, то можно себе представить насколько плачевным было состояние медицины в Туркестане».

Финансовое положение

Чтобы получить более полное представление о положении медицины в Туркестане, можно посмотреть на расходы, связанные с приобретением лекарств. Например, в 1891 году в Сырдарьинской области из бюджета на лекарства выделялось 7354 руб. 63 коп. Из этой суммы населению Ташкента для бесплатной выдачи лекарств было использовано 5045 руб., уездам же для лечения 33 327 больных оставалась сумма в 2309 руб. 63 коп., т.е. на одного больного приходилось 6,9 коп.! Если сравнить это с центральной частью Российской империи то видно, что в Туркестане выделялись мизерные средства на медицину.

Частные медицинские учреждения

В Туркестане помимо государственных существовали и частные медицинские учреждения. Эти амбулатории работали, соблюдая все существующие тогда правила здравоохранения. В этом отношении образцовой считалась амбулатория доктора медицины М.И. Слонима и врача С.И. Слонима. В медицинском учреждении М.И. Слонима, которое начало функционировать в 1909 году, было всего 12 койкомест. В том же году там стационарно получили лечение 9175 больных. Цена лечения обозначалась, исходя из сложности медицинской процедуры, и за сутки она составляла 4 рубля и более. Плата за медицинскую консультацию составляла 50 коп. Водные процедуры оценивались в сумме 15-30 рублей в месяц. Такого вида процедуры принимали 380 человек, а общее количество пациентов составляло 7600.

Количество частных лечебниц увеличивалось с каждым годом. В 1913 году было 8 частных амбулаторий, среди которых были уже упоминавшаяся амбулатория М.Слонима, а также амбулатория при Ташкентской городской аптеке, амбулатория при Махрамской аптеке, амбулатория провизора Ципперсона при привокзальной аптеке, стоматологическая амбулатория врача Розенбаума, родильные приюты Ковалевой, Егоровой, Предтеченской.

Услуги, оказываемые этими амбулаториями, были платными, однако некоторые из них лечили неимущих бесплатно и для их приёма назначалось отдельное время, об этом сообщалось заранее через газеты. Родильный приют Предтеченской был одной из таких амбулаторий.

Обращение больных

В целом количество обращавшихся больных из числа местного населения к открытым лечебницам из года в год увеличивалось. Однако с некоторыми болезнями, в частности с инфекционными заболеваниями, в медицинские учреждения население обращалось редко. По данным, представленным врачом амбулатории «старого» Ташкента А.Л. Шварцем, в период с 1897 года по 1908 года во все амбулатории этой части города за медицинской помощью обратилось в общей сложности 531 435 человек с различными жалобами, из которых только 221 человек были больны острыми инфекционными болезнями, в частности 21 человек болел оспой, 50 дифтерией, 123 корью и 27 скарлатиной. Хотя в указанный период в Ташкенте крупные эпидемии были довольно распространенным явлением и если учесть, что, например, в 1890 году была эпидемия дифтерии, в 1898 году – скарлатины, а в 1901 году – оспы, то действительно, количество обратившихся за медицинской помощью для лечения этих инфекционных заболеваний во время вспышек указанных эпидемий было весьма невелико.

Также местное население крайне редко обращалось в больницы при вывихах и переломах и в таких случаях они пользовались услугами табибов. По утверждению А.Л. Шварца, русские врачи не смогли завоевать доверие местного населения при лечении вывихов и переломов. Так, за 10 лет, в период с 1883 года по 1894 год для лечения вывихов и переломов в эти амбулатории обратилось всего 100 человек, а в период 1897-1908 годов количество обратившихся немного возросло и достигло отметки в 201 человек, т.е. в пересчете на год – около 20 пациентов. В процентном отношении, в расчете на 150 тысяч человек населения это представляло собой очень незначительное число. В этом деле табибы-костоправы были конкурентами докторов. Сотрудники современных лечебниц считали, что табибы в этом отношении опередили европейскую медицину того периода, тем более, что метод недолгой перевязки поврежденного органа, массирования и активного движения показал эффективность и приводил к быстрому заживлению.

Тем не менее, по утверждению доктора Шварца, местное население давало согласие на проведение серьезных операций русскими врачами. Они с уверенностью ложились на операционный стол, приговаривая при этом «сначала Аллах, а потом вы (доктор)». Проанализировав такие случаи, доктор Шварц пришел к заключению, что русскоязычные врачи в области хирургии смогли заслужить доверие местного населения.

Хотелось бы отметить одну особенность – услугами вышеназванных лечебниц больше всего пользовалось городское население. Сельское население, которое составляло большую часть населения Туркестана, практические игнорировали европейскую медицину вплоть до конца XIX в. Эпидемия чумы, вспыхнувшая в 1898 году в кишлаке Анзоб Самаркандской области, послужила своеобразным толчком к открытию в 1898 году нескольких сельских фельдшерских пунктов в Самаркандском уезде и это были Дагбитский, Янгикурганский и Джумабазарский фельдшерские пункты. В начале XX в. в Самаркандской области насчитывалось всего 11 амбулаторных пунктов, а в Сырдарьинской области всего 15.

Вместе с тем, лечение только в амбулаторных условиях было явно недостаточным. Как писала газета «Туркестанский курьер» в 1909 г. «амбулаторная помощь представляет собой низшую ступень и самый несовершенный вид медицинской помощи». Потому что, из-за множества больных, обращавшихся за помощью в амбулаторию, врач физически не имел возможности осмотреть их как следует. Например, первая амбулатория «старого» Ташкента в июле 1907 года за 22 рабочих дня приняла 5476 больных, т.е. в среднем на 2 врача приходилось 250 больных. Значит в среднем на каждого больного уделялось 1-1,5 минуты времени.

Доктор А.Л.Шварц, который оказывал медицинскую помощь местному населению в течение нескольких лет, описывал эту ситуацию таким образом: «легко представить себе с какой быстротой должны мелькать перед врачом больные и насколько быстрыми врачи должны были быть в движениях, иметь навыки, наблюдательность, чтобы суметь принять такую толпу больных, и какую пользу мог извлечь больной при таком кратковременном осмотре… Естественно, при такой спешке в работе не могло быть и речи о надлежащем оказании помощи».

Незнание местных языков большинством русскоязычных врачей и отсутствие переводчиков было еще одним из факторов, усложнявшим оказание медицинской помощи местному населению. Это факт находит подтверждение в статье «Нужда в табибах», опубликованной в газете “Садои Фергана” в 1914 году. Как говорится в приведенной статье, одной из причин того, что местное население не обращалось к врачам, была языковая проблема, вследствие которой больные объясняли свое положение жестами, однако не понимали слов докторов и лекарства принимали неправильно. Поэтому неизвестный автор данной статьи, сожалея о том, что нет докторов из местного населения, писал, что для оказания медицинской помощи населению Туркестана «даже сотни докторов-мусульман недостаточно».


Использованная литература:

  • Шишов А. Сарты. Этнографическое и антропологическое исследование / Сборник материалов для статистики Сырдарьинской области. Том 11. – Ташкент, 1904.
  • Добросмыслов А.И. Ташкент в прошлом и настоящем. Исторический очерк. –Ташкент, 1912.
  • Пославская, Мандельштамм. Обзор десятилетней (1883-1894) деятельности амбулаторной лечебницы для женщин и детей в Ташкенте. – Ташкент, 1894.
  • Успехи русской медицины среди туземцев /Туркестанский курьер. – 1909. – № 172, 173.
  • Обзор Сырдарьинской области за 1891 год. – Ташкент, 1893.
  • Национальный архив Узбекистана, И.2231-фонд, опись 1, дело 165, 72– варақ.
  • Обзор Сырдарьинской области за 1910 г. – Ташкент, 1912.
  • Палиенко. Моим оппонентам // Туркестанские ведомости (ТВ). – 1893. – № 88.
  • Шаҳар касалхонаси ҳақида // Туркистон вилоятининг газети. – 1916. – №62.
  • Национальный архив НТМД Узбекистана, фонд 192, дело 296, л.17-18.
  • О народном врачевании сартов и киргиз Туркестана. Медицинская помощь инородцам Туркестана и их отношение к русским врачам. – СПб., 1903.
  • Отчет о деятельности лечебниц для туземных женщин и детей в г. Самарканде за 1885 год // ТВ. 1886, № 16; Отчет о врачебной деятельности Ходжентской амбулаторной лечебницы для туземных женщин и детей (за 29.IX.86 по 1.I.88) // ТВ. 1888, № 44; Извлечение из отчета амбулаторной лечебницы для туземных женщин и детей в г. Андижане за 1888 год // ТВ. 1889, № 46, 47, 48; Извлечение из отчета амбулаторной лечебницы для туземных женщин и детей в г. Коканде за 1888 год // ТВ. 1889, № 50, 51; 1890, № 1; Извлечение из отчета Маргеланской амбулаторной лечебницы для туземных женщин и детей за 1891 // ТВ. 1893, № 9, 82, 86, 90.
  • Юлин Г. В лечебнице для туземцев // Туркестанский курьер. – 1909. – № 174.
  • Отчет по ревизии Туркестанского края. – СПб., 1910
  • Национальный архив Узбекистана, фонд И. 2231, опись 1, дело 165, л.72.
  • О рациональном водоснабжении г. Ташкента // ТВ. – 1893. – № 65, 69; Габбин Н. Несколько цифр к вопросу об устройстве водопровода в Ташкенте // ТВ. – 1900. – № 20; Васильев Н. Наша общая беда и как помочь ей // Окраина. – 1895. – № 61, 62, 64, 66, 68, 71, 73; Шишмарев И.А. Несколько строк о Ташкенте // ТВ. – 1891. – № 20. К вопросу о санитарном состоянии Ташкента // ТВ. – 1897. – № 7.
  • Музаффарзода Р. Ичар сувларимизга бир назар // Садои Туркистон. – 1914. – № 21.
  • Васильев Н. Наша общая беда и как помочь ей // Окраина. – 1895. – № 61, 62.
  • Национальный архив Узбекистана, И.17-фонд, опись 1, дело 29429, л.5.
  • Справочная книжка Самаркандской области. – Самарканд, 1902.
  • Адрес-справочник Туркестанского края. – Ташкент, 1910.
  • Обзор Сырдарьинской области за 1891 год. – Ташкент, 1893.
  • Табибга муҳтожлик // Садои Фарғона. – 1914. – № 55.

Оттуда.

3 комментария

  • Усман:

    Странно. Про П.Ф.Боровского ни слова.

      [Цитировать]

    • Татьяна Вавилова:

      Нет очень многих. Боровский, Греков, Трапезников, Копытовский и его дочь Татьяна Копытовская, одна из первых ташкентских гимназисток,получивших высшее медицинское образование, Лазорева, возглавлявшая Родильный приют перед революцией, Гульсум Асфандиярова и многих, многих других. Только в справочнике 1910 года, не говоря о предыдущих годах их на страницу наберётся. Но, видимо, обзор краткий. Однако есть очень важная часть, за которую я благодарна — список литературы. В сети вещь редкая. Спасибо!

        [Цитировать]

  • Густав:

    Сейчас при семейных поликлиниках открывают кабинеты народной медицины, и у нас будет возможность прикоснуться к истокам медицины в Туркестане . Ну например полечиться ртутью киноварью , сулемой .

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.