Шавкат Вахидов — главный по космосу Tашкентцы Разное

Шавкат Ахадович Вахидов – доктор физико-математических наук, академик. Родился в Самарканде в 1932 году. 11 октября (2012 года) ему исполнилось бы 80 лет.

Долгие годы руководил Ташкентским конструкторским бюро машиностроения (затем – НПО «Коинот»). Действительный член четырех академий – Академии наук Республики Узбекистан, Международной Инженерной Академии, Российской Академии Космонавтики имени К.Э. Циолковского и Нью-Йоркской Академии наук. Организатор и руководитель Международной аэрокосмической школы (МАКШ) и Международного молодежного аэрокосмического фонда Вахидова.

Частыми гостями Узбекистана в 70-80 годы были… космонавты из разных стран, которых, наряду с другими «закрытыми» для журналистов и общественности специалистами из Москвы и Ташкента, неизменно сопровождал всегда подтянутый молодой, но рано поседевший человек. Это был хорошо известный в узких кругах «мастер по космосу» — генеральный директор и генеральный конструктор НПО «Коинот» Шавкат Вахидов. Он был замечательным рассказчиком. И некоторые его «повести» сохранились в моем блокноте.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

В ноябре 1969 года министр общего машиностроения СССР Сергей Афанасьев издал приказ, проходивший под грифом «Совершенно секретно». В нем, в частности, говорилось: «В целях развития работ в области использования природных ресурсов Луны, для обеспечения лунных экспедиций и баз, а также в целях создания наземных и летных образцов – установок для использования солнечной энергии, добычи и получения из лунных пород воды, кислорода и других элементов, образовать в городе Ташкенте филиал КБ общего машиностроения с экспериментальной базой и полигоном»..

Тогдаголовное КБ в Москве возглавлял академик Владимир Бармин. По его распоряжению через некоторое время филиал был преобразован в самостоятельное Ташкентское конструкторское бюро машиностроения (ТашКБМ), руководителем которого назначили яркого ученого Шавката Вахидова. Официальной вывески на здании КБпо улице Жуковского никогда не было. Ныне здесь размещается наследник того самого ТашКБМ – ОАО «Коинот» Агентства связи и информации Республики Узбекистан.

Тематика и масштабы работ в тогда засекреченном Ташкентском КБ продолжали расширятся. Осенью 1979 года решался вопрос о его новом руководстве. В Ташкенте, на высшем уровне было решено рекомендовать на такую должность доктора физико-математических наук, профессора Шавката Вахидова, возглавлявшего в то время СКБ радиационной техники с опытным заводом Института ядерной физики АН Узбекистана. Ряд его открытий и изобретений, а всего более 60, напрямую связаны с космосом. Ш. Вахидова отправили в Москву на утверждение. 9 месяцев длились беседы-экзамены, споры и дискуссии, нелицеприятные разговоры с чиновниками. И в итоге узбекскому представителю пришлось вернуться домойни с чем. Чувствовалось, что в центре хотят своего человека в Ташкентском КБ. Однако, тогдашний руководитель республики Шараф Рашидовнастоял на своем, сказав Вахидову буквально следующее: «Мы окончательно договорились с Москвой, летите туда обратно на утверждение, ибо Вы остаетесь нашим единственным претендентом на эту важную должность».

Что ещё почитать:  Храм святого Александра Невского. Архитектор А. А. Бурмейстер

Не из-за ностальгии о былом, а ради объективности отмечу, — сказал Шавкат Вахидов, — что ТашКБ возникло не на пустом месте. К тому времени в различных академических и отраслевых НИИ и вузах Узбекистана проводились практические исследования, связанные с освоением Вселенной, готовились национальные кадры для аэрокосмической сферы и инфраструктуры.

Сегодня многие наши сотрудники ушли на заслуженный отдых. Другие уехали из страны или перешли в коммерческие структуры. Но остался костяк коллектива ОАО «Коинот», которым ведется разработка наукоемких электронных изделий для систем связи и телекоммуникаций, используются космические технологии в других отраслях экономики. По моему мнению, в настоящий момент следовало бы ускорить практическое использование имеющейся на территории республики космической инфраструктуры – измерительного комплекса на горе Майданак в Кашкадарьинской области и радиоастрономического комплекса на плато Суффа в Джизакской области.

«ТАШКЕНТ – 50»

— Еще в самом начале пятидесятых годов встал вопрос о запуске межконтинентальных ракет. Обсуждались три возможные точки. Первым местом предлагался Дагестан, вторым – Мордовия и третьим – Казахстан. В итоге, как рассказывал главный конструктор тогдашнего КБ наземного испытательного комплекса и стартовых систем академик Владимир Бармин, выбрали третий вариант. Он был самым худшим с точки зрения климатических условий, но его достоинством стала малочисленность населения в районе Байконура. Данный выбор оказался удачным решением еще и потому, что недалеко от Байконура проходили трассы железных – и автодорог и радиорелейных линий Ташкент – Москва. В проектных документахбудущий космодром назывался НИИП-5 – Научно-исследовательский испытательный полигон № 5. Из соображений секретности его называли «Ташкент – 50».

Тогда на цементных заводах Узбекистана разместили, конечно, под большим секретом, заказы по изготовлению особых марок цемента, который использовался для железобетонных конструкций, способных выдержать высокие температуры при старте ракет. Спеццемент из Узбекистана для стартовых позиций баллистических ракет был использован и для ракетоносителя, который вывел на орбиту первого человека планеты – Юрия Гагарина. В Байконур направлялись от нас связисты, строители и другие специалисты, а в Ташкенте, по соседству с нашим ТашКБ, действовала обширная база снабжения звездной гавани необходимыми материалами и продуктами питания, в частности овощами и фруктами.

Кстати, свою роль на заре космонавтики сыграл и Ташкентский авиазавод (ныне –ГАО «ТАПОиЧ»). Оказывается, из выпускавшихся на Ташавиазаводе самолетов Ли-2 и пилотов военно-транспортной авиации ТуркВО был сформирован первый авиаотряд, который базировался в космопорте и обслуживал его различные подразделения. И потому сейчас на одной из байконурских площадей на постаменте установлен наш небесный «трудяга» — Ли-2.

БУРОВЫЕ НА ЛУНЕ И ВЕНЕРЕ

— Первенцем нашего КБ, а для непосвященных это и сейчас кажется фантастикой, стало грунтозаборное устройство «ЛБ-09» — уникальная миниатюрная буровая машина высотой чуть более трех метров и весом всего27 килограммов. Именно ею оснастили космический аппарат «Луна – 24», совершивший в августе 1976 года длительный рейс на Луну и обратно. Спускаемый модуль прилунился на юго-востоке Моря Кризисов, и по команде с Земли сработанный в Узбекистане «ЛБ-09» пробурил в грунте скважину глубиной свыше двух метров. Образцы общей массой170 граммс сохранением распределения по глубинам были помещены в контейнер возвращаемого модуля, который приводнился в Индийском океане. В Бомбее этот модуль моряки советской индоокеанской эскадры перенесли на борт самолета Ан-12, который, совершив короткую техническую посадку в ташкентском аэропорту, доставил ценный груз в Москву.

Что ещё почитать:  На встрече с московскими актёрами

Лишь маленькой группе создателей той минимашины позволили тогда в Ташкенте взглянуть на модуль в чреве крылатого грузовика. Естественно, вся эта операция по эвакуации и перевозке лунного грунта была засекречена…

В марте 1982 года от имени руководства республики Шараф Рашидов поздравил коллектив нашего КБ с новым событием – успешным завершением сложного научно-инженерного эксперимента на поверхности Венеры. Полтора года мы занимались разработкой и изготовлением двух грунтозаборных устройств, призванных работать в совершенно других, по сравнению с лунными, условиях – при температуре +500 градусов по Цельсию, давлении до 95 атмосфер и химически агрессивном составе венерианской атмосферы. Помещенные в автоматические станции «Венера-13» и «Венера-14» (на них тогда установили также приборы ученых Франции и Австрии), ташкентские буры успешно взяли пробы грунта для определения его физико-химических свойств, а на Землю по телеканалам было передано 60 спектров элементного состава пород далекой от нас планеты.

Спустя еще три года сотрудники Таш КБМ участвовали в новом международном глобальном проекте «Венера – комета Галлея». Тогда доставленный посадочным модулем «Вега-1» бурильный агрегат анализировал грунт в другом районе Венеры. Затем были разработаны буровые установки для работы на Марсе и на его спутнике Фобосе, а также система причаливания долгоживущей автоматической станции на Фобос, другие устройства для исследования планет Солнечной системы.

Уникальные изделия наших специалистов— плавильные печи «Сплав», приборы «Бирюза», «Анализ» и «Гавхар» — успешно работали на автоматах типа «Космос», станциях «Салют-6» и «Мир». А оригинальные изделия , предназначенные для защиты внеземных искусственных объектов, нашли чисто земное применение. Например, на инженерном комплексе «Медео» близ Алматы их используютдля предупреждения схода лавин и селей.

ФИЗИК ИЛИ ЛИРИК?

— Всегда любил поэзию. И потому, став пенсионером, написал и издал свои литературоведческие исследования о самаркандских поэтахXIX—XXвеков. Многих из них принято называть биязычными, так как они одинаково прекрасно сочиняли и на узбекском, и на таджикском языках.

Что ещё почитать:  Николай Ханыков – открыватель Бухары

Для того, чтобы в оригинале читать философские трактаты, а также литературные и поэтические произведения гениальных мыслителей прошлого, самостоятельно изучил арабскую графику. Если звезды будут благоприятствовать, напишу еще книгу! Ведь я родился в Самарканде. В этом удивительном городе делал свои великие астрономические открытияМирзо Улугбек и творили многие замечательные поэты Востока. Такое удивительное сочетание науки и поэзии создает совершенно особый дух древнего Самарканда. Возможно, этот дух определил и мой путь? Так что я – физик-лирик!

НАЗАД В БУДУЩЕЕ!

— Благодарю судьбу, что мне было дано многое увидеть. Счастливым я считаю то время, когда довелось дважды – с американского космодрома на мысе Канаверал и с казахстанского Байконура – провожать на орбиту моего «космического сына» Салижана Шарипова, обнимать егов Звездном городке и в Ташкенте, куда он часто приезжает в качестве педагога и инструктора нашей Международной аэрокосмической школы.И приезжает он к нам не один , а с коллегами, которые уже бывали за пределами Земли и готовят к полету космонавтов.

Кстати, благодаря усилиям моих друзей, единомышленников и спонсоров, каждое лето мы открываем очередной летний сезон моего самого любимого детища – Международной аэрокосмической школы (МАКШ), куда курсантами зачисляются 14-17-летние юноши и девушки, прошедшие особый, весьма сложный отбор. Занятия с ними проводят ведущие ученые Узбекистана, космонавты России, авиаторы Франции и других стран. И это очень важно, ведь именно эти талантливые ребята, возможно, станут участниками будущих «звездных» программ Узбекистана. В этой связи безмерно рад, что делаются, правда, пока робкие, шаги по восстановлению в новом качестве связей с Россией и что взаимодействие в осуществлении межгосударственных космических программ значится в Договоре о стратегическом партнерстве и Союзническом договоре между нашими странами.

Как хочется дожить до той поры, когда узбекистанцы и россияне окажутся вместе в составе лунной или марсианской экспедиции! Мечтать, говорят ведь, не вредно…

Великий шаир Алишер Навои свой философский трактат, написанный в 1500 году (незадолго до смерти), назвал необычно – «Возлюбленный сердец». Мне кажется, что в том был заложен глубокий смысл, который имеет прямое отношение к уроженцу Самарканда Шавкату Вахидову. Ведь в этом городе в своё время бывали Омар Хайям и Алишер Навои, жил и творил Мирзо Улугбек. Судьбы их и наших современников тесно переплелись, вопреки времени и пространству…

Шахабутдин ЗАЙНУТДИНОВ
Отсюда.

1 комментарий

  • Анатолий Давыдов:

    Шараф Рашидов мог подбирать работоспособные кадры. Приятно осознавать, что учёный из Узбекистана работал в самой засекреченной сфере науки. Выпонял качественно сложные проекты. Детям есть чем гордиться.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.