Дамаск. Иранка Зубейда Tашкентцы История Разное

Фахим Ильясов

ЭССЕ

Дамаск, старинный и красивейший город на Ближнем Востоке, где по преданию его первыми поселенцами были Адам и Ева. Город, на горе Касьон которого первый сын Адама и Евы Каин убил своего брата Авеля. Город, в своё время (1400 год) ограбленный,разрушенный и подожжённый Амиром Тимуром несколько десятилетий не мог оправиться от этой катастрофы.

С тех пор когда человек поступает жестоко, арабы ему говорят, — «Антум Теймур» — «Ты Теймур». Слово Теймур является синонимом слова жестокость. Дамаск, это ещё город халифов Омейядов. В городе с давних пор действует огромная и красивая мечеть Омейядов, где хранится часть главы Иоанна Крестителя. Иоанн Предтеча почитается как христианами, так и мусульманами как великий праведник. Дамаск, это город где жил, правил и умер Султан Салах ад — Дин, победитель Крестоносцев и освободитель Палестины. Во времена правления Салах ад — Дина в Дамаске, внутри центрального и крытого рынка Сук Аль Хамидия, недалеко от мечети Омейядов была построена Баня — «Хаммам Нуреддин Аль Шакир». Год постройки бани 1148. Хаммаму Нуреддину около тысячи лет и он до сих пор функционирует ежедневно с раннего утра и до полуночи. В этой древней бани есть несколько залов с разными температурами, комната с паром и даже сауна.

После выхода из бани в раздевалку, банщики обмотают вас свежими простынями и полотенцами, напоят разными сортами чая, потом ещё раз поменяют вам простыни и полотенце, а вы будете нежиться возлежа на арабских подушках и невольно слушать рассказ соседа сидящего рядом,коренного жителя Дамаска, приехавшим из провинции феллахам (крестьянам) о том, что самые крутые бани находятся Биль Руси (в России), где после горячей бани мужчины и женщины голыми купаются в снегу. Уловив недоверчивые взгляды крестьян никогда не видевших ни снега, ни голых женщин, рассказчик начинает божиться и добавляет, что всё сказанное им истинная правда и ему об этом рассказал его родной племянник, который учится на врача в русском городе «Вурнеж» (Воронеж).

Узкие улочки Дамаска сами выводят прохожего к центру города где сотни кафе и магазинов ждут покупателей. Сказочно красивую столицу Сирии абсолютно не портят ни летящие от сильного ветра сонмище пластиковых пакетов, ни мелкий песок из пустыни бьющий в лицо прохожему во время сильных бурь, ни падающие от ветра с балконов почти на ваши головы горшки с цветами. У вас настроение не испортится даже после того, как ваше чистое тело станет серым от песка и пыли, спустя всего десять минут после выхода из бани. Всё это забывается уже через полчаса, когда появляется солнышко и десятки дворников начинают, якобы, подметать, а на самом деле гонять пыль по центральным улицам. Но вы уже будете далеки от дворников,в это время выбудете сидеть в ресторане «Али Баба» на горе Касьон и наслаждаться кебабом от самого Абу Мустафы, лучшего шашлычника Сирии. В этом городе старинных и красивых зданий, зелёных парков и ухоженных приусадебных садиков живут арабы — мусульмане, арабы — христиане, курды — мусульмане, курды — христиане (езиды), иранцы, турки,армяне, а есть даже армяне — мусульмане, сирийцы —христиане (есть такая древняя нация, они одними из первых приняли христианство), халдеи, ассирийцы и конечно евреи. В христианском районе Дамаска под названием Баптума, есть одноименная площадь где находятся сразу Мечеть, Церковь и Синагога. Народ в Дамаске предприимчивый, веселый, да и с юмором у них всё в порядке.

Ташкентский переводчик Баходыр Захидов, он же Бах, уже второй год работал в Сирии без семьи. Супруга Баха строила в Ташкенте дом ( на ташкентском сленге — участок), на деньги которые ей посылал Бах.
Бах вызывал супругу неоднократно, но она пообещав ему, всякий раз находила важный предлог и не приезжала.

Бах жил в Дамаске недалеко от площади Марджа, рядом с которой проживали беженцы, мусульмане — шииты из Ирана. В самом Дамаске 90% жителей были мусульманами — суннитами. Большинство из иранских беженцев были вдовами, мужья у них погибли во время ирако-иранской войны. Они жили в Дамаске по несколько месяцев торгуя всякой всячиной, начиная от кондитерских изделий и до ковров ручной работы. Потом они уезжали в Иран, чтобы снова вернуться в Дамаск с товаром. Одна из торговок запала в душу Баха. Он частенько подходил к ней, что-то покупал для видимости, а сам с вожделением поглядывал на её приятное личико видневшееся из под Абаи (черное платье с накидкой). Иранка Зубейда неплохо говорила по арабски, а Бах хорошо знал арабский и немного фарси (персидский язык) и они часто вели беседы на различные темы, но конечно в основном о жизни и любви. В том солнечном и ласковом октябре, когда первые урожаи фиников из жаркой Пальмиры и цитрусовых из приморской Латакии только —только появились на столах горожан, а изнуряющая летняя жара сменилась ласкающей человека тёплой погодой,тестостерон ударил изо всех сил в голову Баха, он забыл обо всех запретах касающихся советского человека во время пребывания за рубежом и начал уговаривать Зубейду выйти временно за него замуж. Бах решил воспользовался шиитским обычаем жениться на несколько дней.

Во время первого похода, Пророк Мухамед разрешил мусульманам временные браки, но после его окончания он сразу же запретил их. В своей последней проповеди Пророк Мухамед ещё раз подчеркнул свой категорически запрет всем мусульманам на временные браки. Мусульмане —шииты негласно пользуются временными браками.Мусульмане — сунниты, официально не признают временные браки, но когда приезжают в Москву, Лондон, Нью Йорк и другие города, тем не менее, тут же забывают о запрете и вступают во временные браки с местными дамами. Основная разница между суннитами и шиитами заключается в том, что сунниты согласно заповедям Пророка Мухамеда считают, что Халифом (Королём, Имамом, Эмиром,Президентом) должен быть назначен (избран) достойный человек. А шииты считают, что Имамом (Халифом, Эмиром, Королём и т.д..) должен становиться, только, родственник самого Пророка Мухамеда. Когда умер Пророк Мухамед, Халифом был избран его друг Абу-Бакр, но часть мусульман не согласились с таким решением. Они считали, что Халифом должен был стать Имам Али, родной племянник и зять Пророка Мухамеда. С тех пор начался раскол. Сторонников Имама Али прозвали Шиа (партия) Али. Отсюда произошло название Шииты.

В Дамаске наступали праздники, дел в офисе не ожидалось. Вожделенная Зубейда, сама, уже давно истосковавшаяся по мужским ласкам была рада предложению Баха, да и сам парень ей нравился. Поэтому она сразу дала согласие на брак. Но было одно и очень большое «НО». В гостинице снимать отдельный номер было дорого, а сама Зубейдажила в трёхместном номере с двумя товарками. К себе на квартиру Бах не мог привести новоявленную супругу из-за советских соседей, которые не преминули бы доложить если не руководству, то уж точно супруге Баха. Бах обратился за помощью к земляку из Ташкента Фархаду Юсупову, который часто приезжал в командировку в Дамаск из города Табка, где он работал переводчиком. Фархад имел ключи от небольшой гостиницы (большая квартира состоящая из семи спальных комнат, огромной гостиной, большой кухни, нескольких туалетов и душевых) для советских специалистов. Гостиница принадлежала контракту по строительству Плотины в городе Табка и располагалась в районе Мусташфа (Госпиталь), недалеко от посольства СССР.

Суть, да дело, Фара дал согласие, комнат хватало и поэтому проблем не предвиделось. Ребята затарились местной аракой (анисовая водка) и шашлыком, но предварительно Бах и Зубейда сходили к Имаму — шииту, жившему в той же гостинице что и Зубейда, который прочёл несколько коротких сур из Корана и тем самым благословил молодых на якобы, халяльный (разрешённый) брак. Бах заплатил Зубейде сто долларов в виде Махра, подарок который не возвращается при разводе. Имаму, за данное им разрешение хватило и пяти долларов.

Первая брачная ночь прошла прекрасно, молодые до обеда не выходили из своей комнаты. Фара с утра похмелившись несколько раз пытался пригласить Баха и Зубейду к столу. Но они игнорировали его приглашение. Ближе к обеду сонные молодые появились и сразу вместе прошли в душевую комнату. На обед Фара принес из ближайшего кафе традиционную курицу на вертеле и всякие салаты с закусками. Ребята приняли немного на грудь и предложили выпить Зубейде. К вящему удивлению ребят, Зубейда не отказалась и выпила за обедом граммов сто пятьдесят араки.

Фара, чтобы не мешать молодым решил сходить в Офис Аппарата Советника и уточнить списки советских людей прибывающих в Дамаск рейсом Аэрофлота следующим вечером. То есть на второй день бракосочетания Баха и Зубейды. Фара вернулся через пару часов и сразу сообщил пренеприятнейшую новость о том, что в списке прибывающих значится супруга Баха. Бах побледнел, позеленел и сразу сказал Зубейде, что она может вернуться в свою гостиницу.

Но не тут — то было. Красавица Зубейда выпила ещё граммов пятьдесят араки, осмелела и сообщила своему трехдневному горе-мужу, что она является его законной супругой на целых три дня и что она уйдет отсюда, только послезавтра. Бедный Бах от страха чуть не получил инфаркт. Пришлось договариваться с Зубейдой испытанным способом, то есть деньгами.

Скажу сразу, что в восьмидесятые годы, сто долларов США являлись огромной суммой как в Сирии, так и в Иране. Зубейда никуда не ушла, пока Бах не отдал ей ещё двести долларов. Причем Зубейда категорически не хотела брать сирийские лиры.

Вот такая история приключилась в октябре …….года, с ташкентским знатоком иранок Бахом. Через пару лет я уехал в Союз, а когда спустя два года снова вернулся в Дамаск, я увидел Зубейду на том же самом месте, торговавшей фисташками и кондитерскими изделиями. Но самое главное, что супруга Баха так и не прилетела в ожидаемый день. Она прилетела на Новый Год. А летом она улетела в Ташкент достраивать дом. После отъезда супруги Бах отработал ещё один год в Сирии, не знаю, навещал ли он свою Зубейду, лучше бы конечно навещал, так как после его возвращения в Ташкент, супруга подала на развод и дом остался за ней и детьми. Мягкотелый Бах остался без жилья. Первое время он ютился у братьев, но их жены не собирались терпеть ещё одного жильца, потом он снимал квартиру и даже жил в офисе, чтобы не платить за аренду. Затем он полгода обитал в ташкентской квартире нашего общего друга переводчика Фархада Юсупова, сына бывшего первого секретаря ЦК КПСС УзССР, Председателя СовМина УзССР и министра хлопководства СССР Усмана Юсупова. Интересная деталь про Фархада, он все свои загранкомандировки работал в городе Табка в Сирии. Арабское руководство строительства плотины очень уважало Фархада и сразу после его отъезда в Союз начинало писать письма в ГКЭСо возвращении Фархада Юсупова на работу в город Табка. Но Фархад неожиданно умер (застолье, застолье и ещё раз застолье) и Баху пришлось покинуть его квартиру. Слава Богу, что на своё счастье он встретил женщину, которая, буквально, подобрала его. Видел Баха несколько лет тому назад. Вроде, у него жизнь пришла в нормальное русло.

P.S. Бывшая супруга Баха во время строительства дома познакомилась с мастером на все руки, который не только хорошо строил, но и отлично знал Коран, Сунну и Фикх ( Сунна — Жизнеописание и высказывания Пророка Мухамеда, Фикх — нормы поведения в обществе мусульман и их обязанности перед Аллахом, это можно назвать юриспруденцией) и начал обучать её азам ислама. Постепенно обучив супругу Баха, он сам стал хозяином большого дома. Сам Бах, работавший переводчиком арабского языка в Йемене, Ливиии Сирии, получил советское воспитание и был весьма далёк от религии, кстати, как и его ядрёная и скажем, не совсем целомудренная жена. Она вышла замуж за Баха, явно не по любви. Бах являлся завидным женихом, так как работал за рубежом. Женихи — переводчики в Ташкенте всегда были нарасхват. Супруга Баха использовала Баха в своих целях, а когда на его деньги построила большой двухэтажный дом, она избавилась от постылого мужа и предалась любви со строителем из Карши, едва закончившим школу, но знавшим наизусть Коран. Хотя абсолютно уверен, что изучение Корана было только поводом для сближения с полюбившимся ей каршинцем. Баха не подпускали к двери его же дома. Даже сыновья отвернулись от отца, как от мягкотелого слюнтяя потерявшего свой авторитет. Бах снова засобирался в Сирию, но в это время два его старших сына в течение одной недели умерли от передозировки, ребята были совсем мальчишками. Старшему не было и двадцати лет. Баха подкосила смерть сыновей, но он не опустился, не скис, а благодаря женщине которую он встретил, постепенно, снова встал на ноги.

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.