Кумуш Раззакова: «Пела я и на молдавском, и на украинском, и на малагасийском…» Tашкентцы Искусство Фото

Автор: Ольгана

Фотографии из архива «UNA REKORDS»

Заслуженная артистка Узбекистана Кумуш Раззакова давно не ездит на гастроли, мало выступает на большой сцене, но по-прежнему любима слушателями и ведет достаточно активный образ жизни, помогая молодым талантам найти себя в мире искусства. Об эстраде, о молодых исполнителях и немного о прошлом Кумуш поведала в интересной беседе.

Две недели на краю смерти

Раньше как было, знаете? «Узбекконцерт» подчинялся Москве, а там закон был: хочешь поездить в «нормальные» страны на гастроли – сначала потрудись. Так наш ВИА «Садо» (солистки Кумуш Раззакова, Мила Романиди и Азиза Мухамедова, худ.руководитель Владимир Барамыков – прим. авт.) в середине 80-х поехал выступать в Афганистан… Вернее, полетел. На вертолете. И вот смотрю в иллюминатор, а там какие-то красные огоньки пролетают. Спрашиваю у ребят: «А это что?» — «Да так, — отвечают, — летчики развлекаются – окурки кидают». Ну, я и успокоилась. Это потом уже узнала, что так летелипули… Боевики сидели на вершине горы и обстреливали полетавшие вертолеты. А ребята не хотели нас пугать.

Первый концерт дали в госпитале, в военном городке. Потом – череда выступлений в военных расположениях, куда добирались на автобусе. И вот однажды прямо перед нашим автобусом перевернулся грузовик с аппаратурой (обстрел!). Не останавливаясь, автобус помчался дальше, мы все легли на пол, но я успела увидеть, как из грузовика кровь лилась… И вот несемся зигзагами, трясемся от страха, а сами думаем: хоть бы аппаратура вышла из строя, тогда бы нас домой отправили! Так нет – привезли нашу аппаратуру в целости и сохранности. А костюмы стали разбирать – они все в цементной пыли! Почти час их отряхивали и чистили. Потом выступали перед ребятами – дрожащие, в тонких платьицах на бретельках. А в числе зрителей были моджахеды, перешедшие на сторону советских войск. Так вот, один подошел, попросил со мной сфотографироваться. Я чуть со страху не умерла – а куда деваться? Так и стояли: я – в блестящем платье, на каблуках, и он – грязный, лохматый, небритый…

Вокруг света

Как приехали из Афганистана, нас сразу же послали на фестиваль в Вену, затем в Германию. Где мы только после не выступали: на Мадагаскаре, в Танзании, в Руанде, во Вьетнаме, в Эфиопии! Зачастую это были сборные концерты, в которых участвовали артисты со всех республик Союза – как эстрадные, так и цирковые. Особенно тепло нас принимали в африканских странах. На концерты приходили целыми семьями, по 7 человек детей, все такие непосредственные, добрые и… бедные. Нам тогда не гонорар платили, а суточные – по 20 долларов. А там такая нищета, ужас! Что уж говорить, если в Лаосе министр культуры (!) получал 8 долларов в месяц! Мы когда узнали, просто в шоке были.

В программе концертов обязательно был блок песен народов СССР, поэтому пели мы и на молдавском, и на украинском, и на казахском, даже соответствующие национальным костюмам атрибуты надевали – веночек, передник какой-нибудь… Иесли ехали в какую-то страну, то обязательно готовили песню на тамошнем языке. В Эфиопии была популярна одна песня – так я ее за два дня по кассете выучила. А когда на Мадагаскаре спела на малагасийском, и после этого был официальный визит их президента в Ташкент, уже здесь, на концерте, он мне стоя хлопал.

Песню надо родить

Меня сегодня можно увидеть в составе жюри многих республиканских и международных конкурсов (конкурс вокалистов им. Батыра Закирова, «Роза Востока, где я председатель состава жюри и т. д.). Это моя, так сказать, общественная нагрузка. Почему общественная? Потому что работа членов жюри, увы, не оплачивается. Хотя это тяжелый труд: по 5-6 часов слушать 30-40 человек, анализировать, выносить справедливый вердикт… Так вот, в связи с этой моей деятельностью часто слышу вопросы: «Как Вам молодое поколение исполнителей? Есть ли у нас таланты?»

Таланты есть, конечно! Поющих много, и даже хорошо поющих. Иногда невольно думаю: как много людей хотят петь! Ведь сегодня все просто: техника, фонограммы – все к услугам артистов! Но… спеть вот так, чтобы зацепило – это, увы, дано далеко не каждому. Понимаете, должна быть какая-то изюминка, «зацепочка» в голосе, чтобы из тысячи голосов ты выделился, запомнился. А сейчас как большинство поет? Подражают, перенимая интонацию того или иного исполнителя. Это все копии. И жаль, что молодые артисты зачастую этого не понимают. Да, можно выйти и спеть один в один как Мэрайя Кэри или Элтон Джон, но это копия. Второй вопрос – это «своя» песня. Сегодня молодежь поет в основном чужие песни. Я согласна – с этого нужно начинать (хотя даже исполняя чужую песню, можно сделать ее непохожей на оригинал), но нужно также найти, буквально родить песню, которая с первых нот будет вызывать у слушателей именно твой образ. Поэтому не нужно жалеть денегна покупку авторских песен, «выезжая» на шлягерах и чужих хитах.

О звездности

Многие молодые артисты полагают: попал на ТВ – все, ты звезда! Это даже смешно. Да, можно хоть каждый день мелькать по телевизору, стать узнаваемым. Но вот любимым… это дано не всякому. Именно поэтому нужна СВОЯ песня. Только тогда ты запомнишься, полюбишься слушателям.

Мне уже, конечно, не нужно «светиться» на экране, доказывать, кто я и на что способна, поэтому принимаю приглашения участвовать только в тех передачах, которые мне интересны. Уже не то настроение, чтобы развлекать публику, играть в какие-то игры. И, тем более, нет цели самопиара.

Не люблю, когда просят: «Спойте, как тогда!» И не понимают, что «как тогда» не получится! И голос уже не так звонко звучит, как 20 лет назад, и я уже не та. У каждой песни своя эпоха! К исполнению «старых» песен с годами надо подходить разумно. Какую-то песню придется «спустить» на пару тонов ниже, из какой-то сделать легкий ремикс… Хотя не люблю ремиксы. С Володей часто спорили на эту тему. Он загорится: вот, давай из этой песни сделаем ремикс, она по-другому зазвучит! Я протестую, в итоге соглашаюсь. И все равно потом получалось, что оригинал звучал лучше.

Дорогая песня

Я все свои песни люблю, даже те, которые малоизвестны, и все они мне дороги. Эти песни не просто близки моей душе, они – это я. И вообще, как можно петь песню, если ты ее не прожил, не прочувствовал?

Есть одна песня, которую Володя написал в качестве саундтрека для сериала «Не гаси свою надежду». Она для меня – как Володино завещание. Его нет с нами уже второй год, и по-прежнему тяжело свыкнуться с этой мыслью. Поэтому, когда я снова и снова пою слова в той песне: «Ночь темна, но ты не мучайся и не переживай, что такая судьба у тебя, потому что ночь темна перед рассветом…», мне становится не то чтобы легче – как-то светлее на душе…

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry
21

2 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.