Непопулярное искусство? Искусство

В последнее время на планете набирают все большую популярность стрит-арт, комиксы и прочее. Это давно перестало быть чем-то лишь для «аутсайдеров», принося создателям миллионы. Но по каким причинам эти направления не получают в полной мере развития у нас?

Замки из песка

Представить, что стрит-арт окажется в музеях высочайшего класса, еще десяток лет назад было невозможно: такие уличные «картины» на стенах не то что не относили к искусству, почти везде они считались вне закона. Ситуация в мире изменилась, и те, кто еще совсем недавно скрывал лицо, выступают перед публикой: рассказывают новичкам о поиске оригинального стиля и продвижении себя как бренда. Ответственность за изменение статуса стрит-арта принято возлагать на Бэнкси — английского андеграундного художника, чьи остросоциальные работы вызвали волну интереса к уличному искусству в целом. Сегодня его произведения выставляют на аукционах, а на городских стенах их прикрывают защитной пленкой для сохранности.

Молодые художники жанра не всегда стремятся увековечить свое имя: смысл ведь как раз в том, что сегодня на стене один рисунок, а завтра — другой. Порой такое творчество может быть не просто приятным глазу, но и привлекать внимание к важным темам, рассказывать об исторических личностях и событиях. Так, когда Казахстан недавно отказался от предубеждений относительно рисунков на стенах, многие жилые дома там превратились в высокохудожественные достопримечательности. Да и у нас прошлым летом общественный совет при столичной администрации предложил художникам реализовать задумки по оформлению городских объектов. Предварительно необходим проект в виде презентации с описанием места и проблемы, если таковая имеется, фотографией локации, эскизом, бюджетом и временными рамками. Конечно, идея должна быть одобрена, что не всегда соотносится с убеждениями мастеров. А ведь это искусство уже давно завоевало сердца множества узбекистанцев.

Например, Умар Сайфуллаев шутит, что занимается граффити с того самого момента, когда ребенком начал художничать на обоях. Он из тех, кто со школьной скамьи изрисовывал поля тетрадей, получал «двойки» по математике и «пятерки» по ИЗО и черчению. Сейчас учится в Мичиганском университете по направлению «Искусство и дизайн», а два года назад без особой надежды отослал в зарубежный вуз резюме и портфолио. В ответ получил письмо о зачислении. Работы парня — небольшие рисунки времен, когда учился в Республиканском художественном колледже имени Бенькова, — оценил один из профессоров.

— Не сказать, что здесь все идеально, — рассказал Умар, когда мы связались с ним по сети. — Обучение дорогое, не хватает времени, но плюсов все-таки много. Например? Дается свобода творчества, на занятиях учат экспериментировать и придумывать, а не перерисовывать. В Узбекистане знаю пару ребят, которые занимаются граффити, однако вся их деятельность начинается и заканчивается в пределах небольших комнат в частных заведениях — кафе, художественных студиях, и это не работа мечты. Тут же распространена практика, когда студентов нанимают расписывать заброшенные фабрики и фасады зданий, превращенные в места для развлечений: фуд-корты (зоны питания в торговых центрах), клубы, концертные площадки. И это поощряется, результаты работы можно сдать как курсовую.

— В колледже изучали самые разные виды искусств, но… Будто игрались в одной песочнице на протяжении долгих веков: меняли лопаточки и горшочки, а суть оставалась все та же: замки из песка — красивые, сложные, но уже надоевшие. И было бы разнообразие! — продолжает графист. — Да, для туристов это интересно: ковры, атлас, восточная красота и старцы в чапанах, зато самих узбекистанцев не загнать в галереи просто потому, что они все это видели. В свою очередь интересные и свежие проекты до последнего времени огласки почти не получали, разве что пара непопулярных блогеров писала о них. Приятно видеть то, как ситуация, пусть и достаточно медленно, но меняется. Увидел это на примере приятеля Аббоса Шарифзода — нашего молодого художника и дизайнера. Помню, про его работы порой говорили: «У нас такое не поймут», «Это не для Узбекистана». А сейчас парень работает графическим дизайнером в компании «Murad Buildings». Есть удивительные таланты постарше, которых уже знают в мире, однако они не преподают, многие не выставляют свои более смелые работы на родине, часть уезжает творить за границу. Есть и те, кто мечется между Узбекистаном и другими странами. Любя родину, но создавать произведения хотят там, где их примут. С этим тоже нужно бороться. Когда вернусь домой, сразу займусь работой и, возможно, когда-нибудь даже смогу преподавать граффити ребятам вроде себя нынешнего.

Западные традиции

Еще одно популярное художественное течение, что только появляется у нас, — комиксы. Они сочетают в себе черты литературы и изобразительного искусства, давно став массовыми. А японские вариации (манга и прочие) и вовсе читает как молодежь, так и люди преклонных лет. В Узбекистане пока не все воспринимают подобные книги, где картинок больше чем текс­та, как серьезное творчество. Недавно стало известно об амбициозной задумке под названием «Comics.uz», цель которой — заменить супергероев вроде Человека-паука и Бэтмена на собственных.

— В начале 1990-х многие из ровесников познакомились с американской поп-культурой: голливудскими фильмами, анимацией, клипами и, конечно, комиксами. В последние влюбился сильно и бесповоротно, — рассказывает автор идеи и учредитель проекта «Comics.uz» Шахрух Низамутдинов. — В детстве рисовал их сам. Теперь, много лет спустя, образовали команду единомышленников-профессионалов, чтобы сделать качественный продукт под названием «Неон ва ред». Работа строится на классических канонах, созданных за рубежом, но действие происходит не где-то далеко, как мы уже успели привыкнуть, а в нашей стране. То есть впервые читатель из Узбекистана получит подобную историю про соотечественников. Любой сможет увидеть в фантастическом по сути сюжете отголоски повседневной жизни.

Сейчас ребята собирают средства. Ведь в стране пока нет определенной компании, которая бы занималась выпуском подобных книг. Тут и бумага нужна особенная. А они стали первопроходцами. В то же время на полках полно зарубежных изданий, при этом один «томик», в котором обычно от 20 до 40 страниц, может стоить более 100 тысяч сумов. Объясняется это необходимостью платить за ввоз. И если есть спрос, но нет достаточного предложения, продавцы имеют возможность ставить любую цену. Такую проблему тоже может решить культурное импортозамещение.

Поговорив с ребятами, создающими комиксы, узнали: всему учиться им пришлось самостоятельно, просматривая видеоролики о рисовании в специальных программах, техниках расположения света и тени, роли правильного кадрирования и композиции. Теперь уже не всем художникам для создания шедевра нужны полотна, краски и кисти. Но подобные технологии пока не в полной мере внедрены в отечественный образовательный процесс, особенно в творческой сфере. Вот и приходится энтузиастам полагаться на себя, имея в распоряжении только планшет и огромное желание.

«Боятся быть первыми»

Как ребятам учиться направлениям, которые еще у нас не развиты? Кто будет открывать их таланты? Да и нужны ли нам эти комиксы и граффити? Чтобы рассмотреть вопрос со всех сторон, обратились к представителю «старой школы» Аскару Картаеву — художнику, профессору, долгие годы преподававшему в нынешнем Национальном институте художеств и дизайна имени Камолиддина Бехзода.

— Не назову себя консерватором, но как раз отношусь к тем, кто не понимает рисунки на стенах и западных героев, — прокомментировал живописец. — Однако мир движется вперед, конечно, появляется что-то новое. Это естественно и прекрасно. Проблема заключается в том, что многие представители молодого поколения просто боятся стать первыми, и так было всегда. Если не налажен процесс создания произведений, будь то объект искусства или любой другой результат человеческой деятельности, сложно начинать. Заметьте, в обеих историях нет злодея, кого-то, кто ставил бы условия, создавал запреты. Наоборот, только и делай что твори. Да, преподавателей пока нет, но такие же пробивные ребята как герои этой статьи через пару лет станут передавать опыт подрастающим художникам, просто нужно положить начало. Никто не учил века назад человека, который первым понял, что углем можно писать и рисовать. Авторы первых полотен экспериментировали, работали, сталкивались с неприятием в обществе.

— Быть первым трудно, даже в пределах одной страны, однако именно так и попадают в историю, — подвел итог профессор. — И приятно знать, что эта самая история творится у нас на глазах. Если речь идет о действительно качественной художественной работе, академическое творческое сообщество только поддержит юные таланты. В этом не сомневайтесь!

Сабина Алимова.
Опубликовано в газете «Правда Востока» № 48  (29011) от 12 марта 2019 года.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.