Эпоха плазовошаблонного цеха на ТАПОиЧ Старые фото

Радик Газиев

Плазовошаблонный метод изготовления деталей и сборки самолетов начал функционировать вместе с началом выпуска самолета Ли-2 (ДС-3) в Ташкенте, в 1941г. Это был новый, революционный метод сборки, позволяющий обеспечить серийный выпуск не только самолетов, но и кораблей.

Плазовошаблонный -31-й цех, как мозг завода, был размещен на самом почетном месте на «территории А» завода, где начинали изготавливать самолеты. Подобрали и высокообразованный штат к нему. Позже в 1959 году при освоении больших, транспортных самолетов Ан-8, Ан-12, цех 31 переехал на «территорию Б» в отдельно расположенный корпус, а при сборке самолета Ил-76, цех 31 разросся уже несколькими, специально построенными, корпусами с численностью штата до 1000 человек, он стал самым большим и самым интеллектуальным цехом на заводе, первым освоившим ЭВМ.

От него стали отпочковываться отделы с использованием высокотехнологичных методов обработки данных (ВЦ — вычислительный центр, РКБ — расчетно констр. бюро, КБ программирования, отдел ЧПУ с «Труматиком» и т.п., а также заготовительные цеха; сборочный, столярный, медницкий, модельный, механический по изготовлению шаблонов и т.п.) В один из праздничных дней, после постройки Дворца авиастроителей (с активным участием 31 цеха) у Дворца завода им. В.Н. Сивца, руководство цеха (редкий случай на заводе) собралось вместе.

На верхнем фото 1, заимствованном из архива сайта ОК. представлены легендарные работники цеха, бывшие и настоящие руководители КБ. Нам, конструкторам, по работе приходилось почти ежедневно общаться с ними, уточнять чертежи по их просьбе, отстаивать задуманное и т.д. Они все мне знакомы, каждый руководитель интересен, однако ограничусь несколькими работниками, которые надолго сохранились в памяти.
  В первом ряду стоит Олег Тамерланович Смольский, заслуженный пенсионер. Он после окончания ВОВ, возглавил цех 31, также возглавлял комиссию по защите дипломов в техникуме. Благодаря ему, я, после получения красного диплома, был направлен в техбюро цеха 2, которым руководил Семен Романович (Семен Романович Скляревский — это мой отец. ЕС), где я получил боевое крещение в большую, творческую жизнь. (ранее я упоминал об этом в сайте). Однако, после моего отъезда в МАИ, он ушел из бюро и за ним ушли остальные. Над ним, во втором ряду стоит мой однокашник нач. КБ Володя Ульянов, с которым мы не расставались с первого курса техникума и до последних дней его жизни, провожали его в последний путь всем цехом и нашим ОКБ завода. Рядом с ним стоит Евгений Иосифович Видревич, который все время возглавлял техническую службу цеха. С ним чаще всего приходилось общаться, спорить.

Евгений Иосифович Видревич был немногословен, однако болел душой за цех, за сорванные сроки, что сказывалось на премии цеха и т.п. Мы конструктора постоянно задерживали выпуск документации, я хватал чертежи с кульманов и бежал к нему с извинениями, разногласиями, обещаниями. Однако, за прожитые вместе десятилетия не было ни разу жалобы на верх, что могло привезти к неприятным последствиям. Его уважали на заводе, в истории был единственный случай, когда завод на свои средства послал Е.И. Видревича лечиться в США от возникшей у него онкологии, ему там успешно сделали операцию, он продолжил работать до развала СССР и закончил свою жизнь в Израиле.

Над ним, в третьем ряду стоит Петр Дмитриевич Тен, начальник цеха 31, он был прекрасным администратором, при нем цех работал как часы, В.П.Кучеров долго не отпускал его на пенсию, некем было его заменить. Что удивительно, он всегда был спокоен и всегда шел навстречу к нам конструкторам, хотя за ним стоял тысячный коллектив. Хотелось бы, доброе, написать и о других работниках цеха 31, но перейдем к фото 2.

На фото 2 в 1948 году наша группа  самолетостроительного факультета собралась во дворе техникума (автор первый, слева). Пригласили молодого парня, которого часто видели у самолета Ли-2 и семья которого жила в землянке рядом с техникумом. Впоследствии он стал Юрием Столяровым, последним начальником уже поредевшего цеха 31.

Юрия Столярова я помню по работе, он участник ОК, не переписываемся. К его правлению цех 31 уже занимался товарами народного потребления и гражданской продукцией, в цехе, кроме оставшейся основной работы, собирали различные бытовые предметы, писали инструкции к ним, увязывали разногласия с потребителями через претензии от магазинов. Но виноваты в этом не только руководство завода, виновата сама эпоха. С переходом на компьютеризацию, оцифровку документации, переход от бумажной информации на электронные носители. Перешли в прошлое плазы, шаблоны, рубильники, наши чертежи, ЛИЧ, ЛУЧ, кульманы, рейсшины и т.п. Трехмерное изображение на компьютере позволяет быстро и точно решить все конструкторские проблемы. Однако память о славных делах заводчан будет долго еще всплывать и в жизни, и во сне.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.