Вилли Рикмерс, исследователь Туркестана История Старые фото

Прислала В. Лаврова

В. Рикмер Рикмерс, немецкий альпинист и ученый в 1903, 1913, 1928 годах совершил походы и восхождения на Кавказ, Памире, побывал в горах Средней Азии.

«Дуаб Туркестана». Хорошо иллюстрированная книга «Карагач» из Дуаба Туркестана. 1913 г. Автор В. Рикмерс, Вилли Рикмер.

Кембридж, Англия: Cambridge University Press, 1913. Физиографический очерк и рассказы о некоторых путешествиях.
Самое важное исследование района между реками Окс и Джаксарт, в которое входят горы Алтай и Памир. Включает исторически важные регионы Бохара и Самарканд.

1910. В этом году на Памире работала немецко-австрийская экспедиция (Der deutsche und оsterreichische Alpenverein) под руководством Вилли Рикмерса. Благодаря опыту участников и качественному обеспечению экспедиции (в т.ч. и снаряжением), результаты её работы оказались довольно значительными. Были выяснены особенности тектоники хребта Петра Великого и доказано громадное распространение в этом хребте морских меловых отложений описан новый морфологический тип ледника, который получил название — «туркестанский» были совершены восхождения на вершины в западной части хребта. Группа под руководством Вилли Рикмерса совершает п/в на вершину Ачик-Таш. Эти достижения позволили в дальнейшем дать весьма точное представление об этом районе. В отчете экспедиции есть также один довольно удачный фотоснимок, на котором под названием «пик Гармо» на самом деле запечатлен (впервые, пожалуй!) будущий пик Сталина, — впоследствии пик Коммунизма — высшая географическая точка СССР.
Очарованный немецким ученым и путешественником Францем фон Шварцем, выдающийся немецкий исследователь Вилли Рикмер Рикмерс стоял у истоков снаряжения грандиозных экспедиций в русский Туркестан и на Памир.

Об экспедициях Рикмерса в 1890–1928
доктор Франсиска Торма (Мюнхенский Университет),(тезисы выступления)

В высокой фазе европейских экспедиций в Среднюю Азию представлял особый интерес по-научному амбициозный и жаждущий впечатлений исследователь Вилли Рикмерс, член состоятельной бременской семьи судовладельца. У самоучки Рикмерса на первом плане было исследование Средней Азии, и значительно меньше — поиск приключений и испытаний. Во многих экспедициях его сопровождала жена Мабель – альпинистка и горнолыжница, получившая хорошее образование по специальности востоковедение. Они оба проявили большую чувствительность и интерес к условиям жизни местного населения. Пять из одиннадцати совместных экспедиций они осуществили в Туркестан, который принадлежал с последней трети XIX столетия русской империи. Бухарское Ханство было целью первых их поездок. В 1896 и 1898 годах они исследовали тогда еще малоизвестные горы восточнее Бухары в сегодняшнем Таджикистане, в 1906 и 1913 годах побывали в районе хребта Петра Великого.

Первое время Вилли и Мабель сами финансировали свои поездки, но уже в 1913 году их поддержал при топографических и гляциологических исследованиях западных областей Памира, как первую «официальную» экспедицию, суммой в 12000 марок Немецко-Австрийский клуб альпинистов. Военные и послевоенные события ограничивали исследовательские путешествия супружеской пары Рикмерсов, которые в 1920 годы вынуждены были зарабатывать на жизнь, прежде всего, как переводчики. Только в 1928 Вилли Рикмерс снова смог сам отправиться в Среднюю Азию. Как продолжение поездки 1913 года, он возглавил немецкую часть немецко-советской комплексной экспедиции на Памир 1928 года, в которой приняло участие более 20 ученых и альпинистов.

В экспедиции принимал участие советский режиссер и кинооператор Владимир Шнейдеров, снявший там фильм «Памир. Крыша мира» (в русском варианте «Подножие смерти»), который в 1929 году показывался более месяца практически во всех кинотеатрах Германии. Рикмерс организовал значимый исследовательский проект согласно экономической точки зрения и пользовался «спонсорством» экономики. Памирская экспедиция явилась интердисциплинарной исследовательской поездкой Общества Взаимопомощи Немецкой Науки, советской Академии Наук, и Немецко-Австрийского Клуба альпинистов.



1873. В Бремерхафене (Германия) в семье известных и преуспевающих судовладельцев 1 мая родился мальчик — Вилли Рикмер Рикмерс (Willi Rickmеr Rickmers -1873-1965). Интерес к естественным наукам привел юношу в Венскую Высшую школу геологии, животного и растительного мира. В 17 лет Рикмерс впервые побывал в Швейцарских Альпах и с тех пор, всю свою жизнь связал с горами. В последующие годы Вилли Рикмерс совершил много путешествий и восхождений в Шотландии, Альпах и на Кавказе, став активным членом Альпeнферайна Австрии и Германии.
Один из друзей Вилли Рикмерса, — известный ученый и путешественник Фриц Шмит, — назвал его «человеком, не подходившим ни под какую мерку (Der Mann, der in kein Schema passte)». Когда его спросили, что он подразумевает под этим определением, то он ответил, прежде всего, он имеет в виду сложность определения того, что для Рикмерса, — выдающегося немецкого горновосходителя, спортсмена и ученого, является основным занятием или профессией: наука, альпинизм, коллекционирование, фотография, этнография, литература. Немалое место в жизни Вилли Рикмерса занимали беговые лыжи.

——

Алайско-Памирская экспедиция 1928 года
В. Рикмер Рикмерс, г. Бремен. (выборочно)

С российской стороны приняли участие господа Беляев (астроном), Дорофеев (топограф), Горбунов (верховный руководитель), Исаков (геодезист), Корженевский (географ), Лабунцов (минералог), Михалков (геофизик), Рейхардт и Соколов (зоологи), Щербаков (геолог и руководитель) и Циммерман (метеоролог). Кроме того, в счет отпуска прибыли проф. Шмидт, генеральный прокурор Крыленко, госпожа Розмирович и д-р Россельс.

В немецкую группу вошли д-р Ойген Алльвайн (врач, альпинист), Ханс Бирзак (топограф), д-р Ф. Борхерс (альпинист), д-р Р. Финстервальдер (фотограмметрия), д-р Ф. Кольхаупт (врач, альпинист), д-р В. Ленц (лингвист), д-р Л. Нёт (геолог), д-р В. Райниг (зоолог), В. Р. Рикмерс (руководитель), Э. Шнайдер (альпинист), K. Вин (физик, альпинист).

Алайско-Памирская экспедиция явилась образцом современного географического сообщества путешественников. Характерно участие большого количества сотрудников из двух стран: 11 немцев и 11 русских, итого 22 человека.

Профессор Циммерман из Ташкента установил три метеостанции, которыми управляли его помощники, в то время как он сам сопровождал нас в горы. Новые сведения о климате Памира будут особенно полезны для гляциологии. Д-р Нёт, из школы проф. фон Клебельсберга, собрал геологические факты, впервые дающие неспециалисту общую картину в виде карты. Словами так же кратко их не сформулировать. Д-р Райниг, зоолог, объехал весь Памир, изучая местные породы, популяции и высотное распространение животных. Попутно он занимался легко изменчивыми жужелицами и шмелями. Я терял его из поля зрения месяцами. Когда мы с ним снова встретились в точности в условленном месте и в условленный день, он уже стал лучшим немецким знатоком Памира на сегодня. Д-р Ленц поселился в верховьях долины Бартанга, где углубленно изучал характерные особенности гальчей, или горных таджиков. Там он обнаружил огромное сокровище устно передаваемой поэзии и изучал остатки древних восточно-иранских языков. Позже к нему присоединился д-р Кольхаупт, первооткрыватель перевала Танымас.

Горбунов собрал множество растений с особым прицелом на прикладную ботанику. Кроме того, с помощью ножа и шприца он пытался содействовать курдючной овце в неожиданном материнстве от дикого памирского барана. Астроном проф. Беляев и топограф Дорофеев участвовали в ориентировании и картографических съемках. Рейхардт и Соколов собирали животных. Проф. Корженевский открыл новый ледник на Заалае, но из-за своего больного сердца не мог сопровождать нас в высокогорье. Радиотехника, геомагнетизм и многие другие специальные предметы также имели квалифицированных представителей. Геолог проф. Щербаков не нашел времени для своей науки, он пожертвовал собой ради общего блага и заполнял мои географические пробелы, возникшие из-за событий последних 15 лет.

Если мы переплывем Каспийское море и ступим на его восточное побережье, то перед нами в бескрайние дали раскинется море песка. Это начало полосы пустынь и степей, которая тянется через всю Азию. Но пустошь прерывается плодородными ландшафтами, где среди рощ и виноградников лежат богатые деревни. Если мы пройдем этот пояс оазисов, то обязательно наткнемся на какие-либо из могущественных гор Азии: Тянь-Шань, Гималаи, Гиндукуш или Алай. На карте это выглядит, как изображение спрута, щупальца которого глубоко внедряются в Персию и Китай. И голова этого спрута — Памир, самый примечательный горный узел мира в геологическом и культурно-историческом аспекте.

Миллионы лет назад Земля растягивалась и выгибалась в страшных схватках. Складки горных пород превращались в длинные, высокие до небес волны — первоначальные прототипы современных гор. Затем механизм внутренних сил природы отшлифовывал их более тонкой рукой художника, которой является воздействие ветров и погоды. В течение тысячелетий гребни заострились, долины избороздили их края, и парад вершин простирался от Атлантического до Тихого океана. Потом наступил ледниковый период, позднейшая часть истории Земли. Над освещенными ярким солнцем пустынями Туркестана сверкали огромные ледяные соборы, сравнимые с ледовым куполом Гренландии. Ледники бахромой свисали в ущелья. Наконец, последовал постледниковый период, в котором мы и живем сегодня. Ледовое покрывало сократилось, ледники отступили. И вторично бесчисленные тысячелетия видели игру ветров и воды. Жар с равнин засасывался вверх по горным склонам и вылизывал ледники, потоки от таяния которых, полные песка и ила, катились в долину. Охлажденные льдом верхние слои воздуха с шумом спадали вниз, выдувая мельчайшую пыль с ледниковых осыпей. По мере смены ветров постепенно происходило просеивание. Вдали от гор накапливался речной песок, создавая дюнные ландшафты. В горах откладывался лесс или глина.

Этот пояс лесса на краю гор стал основой культуры. Пришли более спокойные времена. Реки проточили себе постоянные русла, на их берегах начала расти зелень. В конце концов появился человек. Он научился усмирять воду и орошать поля. Упрямые горы окаймлялись оазисами, так как пропитанный водой лесс неслыханно плодороден. Культура выросла из глины. Но где человек легко орошает водой, там он так же легко орошает и кровью. Чингисхан, Тамерлан и Александр Великий оставили глубочайшие борозды меча на исторической земле, где созидание и разрушение, культура и жестокость жили вместе так тесно, как едва ли где-то еще.

Кто посетит сегодня Туркестан, сразу почувствует себя в стране ярчайших противоположностей. В одну сторону от железной дороги видно ослепительную, раскаленную песчаную пустыню, а там, в вышине над ней, яркие фирновые гребни пустыни холода. Но кто ясным осенним утром поднимется на минарет мечети Улугбека в Самарканде, тот также ощутит, что противоположности могут дополняться прелестной мягкостью. Кругом простираются плодовые сады, у ног кипит жизнь богатого города. Он увидит выпадение осадков в борьбе верхних и нижних, холодных и горячих сил. Он увидит рожденный ветрами лесс и рожденные льдами воды, вместе создавшие цветущую страну.

Теперь читатель поймет, почему про Туркестан я утверждаю кратко: без ледника — никакой культуры! Так как летом не бывает дождей, пашни предоставлены исключительно искусственному орошению, а вода рек является исключительно ледниковой водой. Без гор, где зимние снега накапливаются и спрессовываются в лед, равнины были бы пустыней. Из этого тезиса кратко вытекало поставленное нам задание. Цивилизованная страна равнин была давно известным фактом человеческой истории. Но геологические причины находятся преимущественно в горах, до последнего игнорируемых любопытными путешественниками. Алайско-Памирская экспедиция должна была исследовать высокогорные ледниковые массивы Туркестана. В первую очередь рождалась географическая карта — основа всей географической науки. Распутывание лабиринта горных вершин и ледников занимало наших топографов и астрономов. Сюда естественно примыкала геология как описание горных пород и метеорология как описание действующих на них сил. Исследователи растений и животных наблюдали жизнь в открытом ветрам высокогорье. И наконец, мы искали людей, добывающих скудное существование в борьбе с негостеприимной природой. В верховьях долин живут остатки наших арийских предков. Скудные лоскутки народа, вытесненные набегами монголов, зацепились за зубцы гор и все же сумели сохранить свою древнюю культуру.

Конечно, для подобного мероприятия годятся только ученые, одновременно являющиеся альпинистами, и альпинисты, чья тяга к спортивной деятельности готова шагать впереди ученого на непроторенных путях.

Это не было сенсационной поездкой, богатой на приключения. Это была очень большая научная работа. От лица моих сотрудников могу сказать: «Да, они вплели новые стебли в тесно переплетенные за два столетия венки славы русской и немецкой науки».

На этом месте я благодарю своих попутчиков за горячее участие, облегчившее мою задачу. Существует почти хрестоматийный тезис о том, что в больших группах путешественников никогда не обходится без провала. Здесь, однако, свершилось чудо, когда тридцать человек, русские и немцы, месяцами единодушно жили вместе, хотя даже случайно оброненное слово могло их разъединить.
http://nmr.nioch.nsc.ru/history/ap1928.pdf

много иллюстраций:
https://archive.org/stream/duabofturkestanp00rick#page/n593/mode/2up

https://planetguide.ru/krugosvetka/exp/klub_quotgorodquot_myunhen_germaniya/po_sledam_villi_rikmersa/materiali_nauchnoj_konferencii_quotpo_sledam_villi_rikmersaquot_26102010/

https://www.trophyroombooks.com/pages/books/3999/w-rickmers/the-duab-of-turkestan

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.