Переезды Разное

Пишет Фахим Ильясов

Скоро переезд, очень надеемся с супругой, что это случится скоро. Переездов в жизни было много. Переезды были разные, из одной  квартиры в другую, из одного города в другой, из одной страны в другую. Во время длительных командировок в другие страны, тоже было много переездов. Так во время первой  загранкомандировки в Багдад длившейся пять лет, я переезжал из одной квартиру в другую, из одной виллы в другую в общей сложности десять раз. Все переезды переносились  эмоционально  по разному. Одни радостно, другие не очень.

Например, переезд из Пятьдесят Второй Улицы старой  части  Багдада на Багдадскую «Рублевку» под названием Мансур, что рядом с нашим посольством вызвал радость, так как в этом уютном жилом комплексе на  Мансур жили  одни наши семьи. А вот переезд на отдельную виллу рядом с площадью Хуррия (Свободы), на берегу реки Тигр, не вызвал особой радости, в той округе вообще не было наших. Но прожив полтора года на  вилле, в этом утопающем  деревьями и цветами районе Багдада, я очень привык к образу жизни добропорядочного советского буржуа. Финиковые пальмы, апельсиновые и мандариновые деревья в саду, английский газон и вечерние беседы с соседом арабом по имени Мазен под душистый цейлонский чай и восточные сладости  о преимуществе жизни на вилле по сравнению с проживанием в тесной квартире, а также споры  о футболе, политике и женщинах,  и  деликатных  намеках араба о его исключительной любви к русской водке умиротворяли и вызывали искреннюю любовь к Багдаду и его жителям.

А я с огромным удовольствием один раз  в квартал (наше посольство получало контейнер с советскими  продуктами включая икру, балыки, шоколадные конфеты  и спиртные напитки один раз в квартал)презентовал  соседу бутылку «Столичной» и коробку шоколадных конфет, чтобы он не забывал вкус «Столичной», а заодно надеялся, что  этим я укрепляю дружбу между нашими народами.
После жизни на зеленой и уютной вилле, переезд в квартиру в районе «Масбах» (Бассейн), что рядом с офисом Аппарата Советника где я работал, прошёл без особого энтузиазма. Но привык к «Масбаху» очень быстро и уже через месяц казалось, что живу здесь всю жизнь. Такие же метаморфозы происходили и в других странах.

Но самый лучшие воспоминания о переезде сохранились в детских воспоминаниях. Это случилось в Ташкенте. Мама и папа поссорились вдрызг и решили разойдись. Папа забрал меня и увёз в Москву где у него имелась комната в коммуналке на улице Красина. Улица Красина находится как раз напротив Малой Бронной, надо только перейти через Садовое Кольцо. Да, забыл сообщить, что отец у меня был москвичом. А в Ташкент он приехал после демобилизации из армии, чтобы проведать своего отца. Папин отец, мой дедушка, религиозный деятель и востоковед, после отсидки на Соловках был сослан в Среднюю Азию.

Помог дедушке уехать из Средней Азии академик Крачковский, которому дедушка помогал переводить Коран. Ну так вот, когда отец приехал первый раз в жизни в Ташкент, то он увидел  Маму, влюбился в неё и остался там жить. Но иногда они ссорились. После одной такой серьезной ссоры, мы с папой сели на поезд Ташкент- Москва и через три дня восторженного путешествия по железной дороге мы очутились в папиной комнате на улице Красина. Московская жизнь настолько поглотила меня, что я даже не вспоминал Ташкент, и к своему стыду редко вспоминал маму.
Меня устроили в какую- то соседнюю школу во второй класс. После школы мы с пацанами бегали по Садовому Кольцу, улицам Фучика и Гашека, заходили во двор жилого дома Чехословацкого посольства и играли там с детьми сотрудников посольства. Бесплатно проходили на футбол на стадионе «Динамо». Ели мороженое и пирожки. Но самое главное случалось вечерами. Во дворе дома, взрослые дяденьки громко «забивали козла», то есть играли в домино, а мы пацаны пристраивались рядом и следили за «бычками» летящими мимо урны. Естественно, что мы подбирали эти окурки и наслаждались дымом сигарет «Прима» и папирос «Беломорканал».

По субботам мужики выпивали и бывало, что они  оставляли немного вина на донышке, на радость нам оболтусам.  Мы тут же подбирали эту бутылку и под смех взрослых по очереди допивали вино. Жизнь начинала налаживаться. Такая вольготная жизнь без зоркого маминого ока мне очень нравилась. Так прошло несколько месяцев.
Но в один ужасный для меня день, из Ташкента приехала целая делегация во главе с маминым отцом, бабушкой, тетей с мужем и маминым братом, моим любимым дядей. Естественно, Мама и папа тут же помирились, дедушка ( мамин отец) сказал папе, что он купит нам дом в Ташкенте, при условии, что папа выпишется из Москвы и окончательно переедет в Ташкент.
Вот так закончилась моя сладкая московская жизнь, но любовь к Москве не исчезла, а только укреплялась с годами. Через год после возвращения в Ташкент у нас родилась сестренка. Но тем не менее, папа всю жизнь мечтал переехать в Москву, а маманя, коренная ташкентка и истинный патриот своего города, всегда пресекала попытки отца возобновить разговоры о переезде. Мама тоже любила Москву, но по своему. Раз в год мы все вместе Ездили в Москву и мотались с мамой по ГУМу, ЦУМу, Детскому Миру, Мавзолею, Оружейной Палате и другим популярным местам. Через месяц после того как у папы и мамы заканчивались деньги, любовь мамы к Москве исчезала и мы возвращались в Ташкент.

Вот такие воспоминания вызвали разговоры о скором переезде новую квартиру на Бунинских Лугах.

2 комментария

  • Farrukh Damirovich:

    Невозможно не любить Москву… Но по настоящему влюбляешься в этот город только после того, как пожил в нём.

      [Цитировать]

  • Мих. Мачула:

    Но настоящие ценители, такие как автор поста, все же стараются в конце концов выбраться из Москвы на свежий воздух куда-нибудь в заМКАДье. Что он и делает.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.