Об архитектурных памятниках Самарканда Разное

Областная газета «Самаркандский вестник»

Сейчас, когда в городе – перекрестке культур — Самарканде идет строительный бум, когда направо и налево сносятся старые здания, построенные в начале и середине ХХ века, расширяются улицы, все чаще раздаются голоса экспертов, а не слишком ли быстро меняется облик привычного нам «древнего и вечно юного»? Не аукнется ли это потерей самобытности Самарканда, его флера старины, неповторимого исторического городского ландшафта, которые так привлекают туристов? На эту весьма актуальную тему мы поговорили с кандидатом архитектуры, доцентом Самаркандского государственного архитектурно-строительного института Рахимжоном Шамсиевичем АВАЗОВЫМ.

— Сегодня мы много говорим о возрождении и сохранении исторического наследия, однако, глядя на то, как бесцеремонно обходятся с некоторыми архитектурными памятниками в Самарканде и со сложившимся исторически городским ландшафтом, слова далеки от дела.
— Действительно, быстрые темпы роста населения в Самарканде, развития транспорта, жилищного и других видов строительства, изменение состояния окружающей среды, как никогда ранее угрожают сохранности культурного наследия, приводят к уничтожению множества объектов, представляющих историческую и художественную ценность, способствуют искажению облика городского пейзажа, исчезновению самого «духа истории» с улиц и площадей. Основными причинами подобного положения являются недопонимание как на государственном уровне, так и широкими слоями населения общественной значимости сохранения культурного наследия. Ведь именно сохранение наследия является одним из критериев нормального развития общества. Положение осложняется и низким уровнем управления развития исторических городов в целом – от проектирования и строительства до реставрационных работ и эксплуатации.

— Такое положение дел стало очевидным только сейчас или тенденция наметилась ранее?
— Тревога за судьбу исторических городов стала особо ощутима в 70-80-х годах прошлого века, когда в результате массового строительства в центральной исторической зоне ряда городов Узбекистана начали появляться современные административные площади, жилые дома, гостиницы и другие общественные сооружения. В результате разрушались складывавшиеся веками панорамы и силуэты улиц средневековых городов, в том числе Самарканда. Тогда впервые и появились опасения за архитектурно-градостроительное наследие, были приняты строгие законы об их охране. Я очень часто рассказываю студентам о том, что все города мира представляют собой материальное выражение различных общественных систем, существовавших на протяжении всего исторического процесса, и поэтому все они являются историческими. Но сегодня эти города находятся под угрозой разрушения и даже уничтожения из-за воздействия урбанизации, порожденной индустриальной эрой.

— Какие международные документы регламентируют охрану исторических городов, памятников?
— Этих документов очень много. Например, Афинская хартия, составленная Ле Корбюзье и принятая конгрессом CIAM в Афинах в 1933 году. Текст документа основывался на результатах ранее проведенного изучения опыта планировки и застройки 33 крупнейших городов мира. Итогом стал кардинальный пересмотр принципов и целей градостроительства в исторически изменившихся условиях функционирования мегаполисов. Международный совет по вопросам памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС) в свое время счел необходимым создать «Международную хартию по охране исторических городов» (Вашингтон, 1987) в дополнении «Международной хартии по консервации и реставрации памятников и достопримечательных мест» (Венеция, 1964). Вашингтонская хартия определяет принципы и задачи, методы и способы деятельности, присущие делу охраны исторических городов, способствующие гармонии индивидуальной и общественной жизни, сохранению той части культурного наследия, пусть даже скромного, которая составляет память человечества. Существуют еще Рекомендации ЮНЕСКО «Исторические или традиционные ансамбли и их роль в современной жизни» (Варшава – Найроби, 1976), в которых расписаны меры, необходимые для защиты, консервации и реставрации, а также для непрерывного развития и гармонической адаптации к современной жизни исторических памятников.

— Используются ли сегодня на практике у нас эти рекомендации, потому что тот строительный хаос и массовая реконструкция всего и вся, которые мы сегодня наблюдаем в Самарканде, похоже, далеки от нормативов той же Вашингтонской хартии?..
— Трудно не согласиться с этим наблюдением. Но здесь мы опять видим итоги старых нерешенных проблем. В практике обновления городской среды Узбекистана сложились консервативное и модернистское направления реконструкции. Художественное направление в стране никогда особо не получало должного внимания. Консервативная реконструкция рассматривает историческую часть как заповедную зону, её основополагающий принцип – восстановление первоначального замысла его автора. Этот принцип становится сверхзадачей реставратора, но реализовать которую в чистом виде часто невозможно из-за отсутствия соответствующей информации. Это можно проследить на примере мечети и мавзолея Биби-Ханым, мавзолея Амира Темура и других памятников зодчества.

В начале 60-х годов прошлого века специалисты модернистского направления частенько подходили к проблеме реконструкции городов «из современных европейских понятий» и построения пространств, не учитывая логики функционирования исторической среды старого восточного города. В результате под снос пошли целые махалли — «Рухобод», «Богимайдон», «Хаузи баланд», «Шахрисабз», «Рудаки» и т.д. Из 96 махаллинских центров Самарканда осталось 40, правда, в последнее время появились махаллинские центры, но уже не на исторически сложившейся ткани старого города. Усугубило ситуацию расширение транспортных дорог на таких улицах, как Регистанская, Пенджикентская, Дагбитская, Усмана Юсупова. Тогда на территории старого города появились четырехэтажные жилые дома, современные типовые школы, рестораны. Так, на месте снесенного ресторана «Юбилейный» (ныне автостоянка за Регистаном) находилась и действовала до 1969 года народная баня «Хаммоми Бозори Сандук», которая была единственной из сохранившихся общегородских бань старого города. В итоге модернистской реконструкции город потерял примерно 25 % ценной жилой среды, складывавшейся веками.

Кроме того, расширение средневековой улицы Регистанская разъединила историческую часть города на две части. В результате нарушилось визуальное восприятие исторической среды, появились широкие транспортные дороги, не характерные средневековому городу, которые исказили панораму и экстерьер улиц, пострадала экологическая среда. Площади, мечети и другие общественные здания средневековья были соразмерны массам людей, собиравшимся на городских площадях и улицах. Теперь с историей вступили в «спор» громадные магистрали, несущие потоки скоростного движения. Печальная тенденция продолжается и сегодня. Многоэтажные жилые комплексы, возведенные ныне в старой части города, уже выше мечети Биби-Ханым, закрывают вид на Афросиаб. На фоне новостроек теряются исторические достопримечательности, ради которых, собственно, и едут к нам туристы.

Продолжение следует.

Записала Анастасия ПАВЛЕНКО.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.