Куда пропал узбекский флаг с орбиты? История Разное

Узбекский флаг в январе 1998 года впервые побывал  на космической орбите,  был передан руководству страны. Но дальше его следы теряются.

Почётную миссию выполнил тогда первый узбек — космонавт, подполковник российских ВВС Салижан Шарипов. А идею с флагом и символами Узбекистана родили акаде­мик Шавкат Вахидов и автор этих строк. То есть, это была чистая «самодеятельность», минуя все официальные кабинеты. Но зачастую именно так и пишется история!

С американской НАСА мы долго переписывались, пока, наконец, там не дали «добро». Заодно нас пригласили на сам старт шаттла «Индевор». Но предупредили – времени мало.

С академиком Шавкатом Вахидовым мы приобрели в ташкентском ЦУМе большой стандартный флаг Узбекистана и четыре настольных флажка с бахромой, к ним присоединили официальный вымпел НАК » Узбекистон хаво йуллари» (соучредителя к тому времени Международного молодежного аэрокосмического фонда Вахидова).  Аккуратно всё упаковали, получилась солидная бандероль.  Но как ее переправить в Хьюстон? Международной почты в то время еще не было.

К счастью, нам повезло.  В те осенние дни 1997 года в Ташкенте находился приехавший из США навестить своих родственников юрист и журналист, выпускник ТашГУ Владимир Аулов, который и увез бандероль в Нью – Йорк.  Оттуда Владимир Хизкияеевич (его отец долгое время работал в газете » Правда Востока «) экспресс — почтой ценный груз переправил в штаб — квартиру НАСА на имя Салижана Шарипова.

А перед нами дальше стояла задача оформления американских виз, бронирование билетов для перелета по маршруту Ташкент — Нью-Йорк — Орландо, откуда было рукой подать до космодрома на шее Канаверал.

Надо отдать должное НАСА, оно было на высоте. Мы все прошли медосмотр, нам выдали пропуска — бейджики, выделили автобус для встречи с членами экипажа. Сначала в охотничьем домике на берегу Атлантики (на банкете из напитков были пиво, соки и минералка, кофе), затем за сутки до полета вблизи от стыков­ки ракетоносителя с космическим челноком, а на следующий вечер нас всех пригласили на гостевые трибуны космодрома.

Старт был назначен на 21 час местного времени. На большом телеэкране видим экипаж в скафандрах, а сама ракета перед нами в нескольких ки­лометрах — в лучах прожекторов. Внезапно обратный отсчет времени на экране погас. Объявили, что какой — то сбой. Прошли томительные минуты. Наконец, часы вновь заработали… Зеро! Ноль!

И вспыхнули огни, появились клубы дыма из — под ракетных двигателей. Зрелище, да еще ночное — неописуемое! Это было в ночь с 22 на 23 января 1998 года. Через 540 секунд ( в это время стояла мертвая  тишина, слышался лишь вплеск крокодилов — космодром находится в зоне озер и болот) объявили — шаттл на заданной орбите! Спустя сутки «Индевор» состыковался со станцией » Мир «.

Тройка россиян Анатолий Соловьёв, Павел Виноградов ( основной экипаж «Мира») и «пионер» Салижан Шарипов снялась на фоне узбекского флага, а ферганская тюбетейка , которую захватил с собой Салижан, поочередно примерялась всеми космонавтами. Приходилось, правда,  ее придерживать пальцами – в невесомости тюбетейка так и норовила уплыть в сторону…

С борта орбитальной станции Салижан Шарипов направил на узбекском, русском и английском языках в Ташкент рапорт на имя Президента Узбе­кистана о выполнении своей почетной миссии и поздравления по случаю его 60-летнего юбилея. Эта космическая телеграмма и ответная главы нашего государства в начале февраля 1998 года были опубликованы во всех СМИ Узбекистана и зарубежной прессе.

Причем, в конце президентс­кого послания особо подчеркивалось, что Салижан Шарипов заслуживает высокой награды Узбекистана — ордена Амира Тимура. Забегая вперед повествования, скажем: официальный указ Ислама Каримова о награждена был обнародован спустя… полтора года — в июле 1999 года, но орден был уже другой, рангом ниже — » Буюк хизматлари учун » (За великие заслуги),  который тем же летом вручили узбеку- космонавту в Олий Мажлисе. Почему произошла замена — остается загадкой до сих пор…

Так вот, после возвращения на Землю большой флаг Узбе­кистана с сертификатом о пребывании в космосе, снабженном автографами всех участников той экспедиции, Салижан Шакирович передал уже весной 1998 года руководству нашей республики. И с тех пор следы его теряются, он нигде и никогда больше не появлялся на свет.

Остальные, малые символы, были переданы членам узбекской делегации на мысе Канаверал, а вымпел НАК Салижан Шарипов лично вручал летом 1998 года тогдашнему гендиректору А. Г. Рузметову в Ташкенте, в дни работы МАКШ. В ответ Арслан Гаипович по­дарил космонавту именные часы  «Командирские» и заверил, что побывав­ший во Вселенной вымпел, увенчанный символическим изображением леген­дарной птицы Хумо, займет достойное место в музее гражданской авиации Узбекистана. Однако и это осталось только на словах…

Ко всему этому добавим, что уже другой Государственный флаг Узбекистана чуть позже, в ходе экспедиции по выживанию на Крайнем Севере, полковник С. Шарипов доставил вместе с официальными символами России и Киргизии аж на Северный полюс!

Салижан Шарипов не прерывает связи с Узбекистаном. Получив «корочки» Дипломатической академии, он стал почетным профессором Ташкентского филиала Российского экономического университета имени Г.В.Плеханова.

Почему я вспомнил всю эту историю? Все просто,  12 апреля — Международный день  авиации и космонавтики!

Шахабутдин ЗАЙНУТДИНОВ
Отсюда.

6 комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.