Русский Авиценна Tашкентцы История

Василий Костецкий

30 марта 2018 года исполнилось 145 лет со дня рождения Героя Социалистического Труда Алексея Грекова. Ему обязаны жизнью миллионы людей  в Средней Азии.

Карьера выходца из простой казачьей семьи выдающегося врача, доктора медицины, Заслуженного деятеля науки республики начиналась в стенах Санкт-Петербургской Военно-медицинской академии. Совсем молодым человеком  в 1898 году Алексей Дмитриевич  прибыл в Туркестан, был определен на службу, чтобы отработать гостипендию,  в забытый богом Мерв (Мары). И буквально с первых шагов врач столкнулся с самым настоящим бедствием — малярией, или  как ее тогда называли «трясучей лихорадкой», «пендинкой».

Вот как описывал обстановку современник: «В кибитках  поголовно лежали больные, иногда рядом с ними трупы;   дело доходило до того, что некому было ни сварить пищи, ни подать воды больному. Приходилось встречать кибитки, где вся семья вымерла или где оставались в живых лишь одни дети»

Страшная болезнь выкашивала целые кишлаки, где не было проточной воды, современной санитарии, люди, по неграмотности, лечились себе во вред. Особенно больно было смотреть на детей – малярия для них была летальной. По наблюдениям самого Грекова, любой человек, прибывавший в Среднюю Азию с апреля по ноябрь в ту пору, заболевал на десятый день.

Вот какую картину рисует К. Васильев: «Вспышки и эпидемии чумы и холеры были обыденными. Рядом с населенными пунктами  жили прокаженные. Черная оспа, кишечные инфекции и ряд мало известных болезней уносили жизни туркестанцев. Водоемы-хаузы, были полны возбудителями ришты и по улицам ходили люди с привязанными к ногам палочками. На палочки местные талибы наматывали червей, вытягивая их из-под кожи. Чтобы вытащить червя полностью, надо было пройти несколько таких сеансов. В случае повреждения червя, человек умирал от заражения крови. На лицах и телах многих жителей можно было увидеть месяцами не заживающие язвы и грубые шрамы – результат заражения кожным лейшманиозом».

Главным врагом человека был комар, личинки которого плодились в водоемах, арыках , болотах, на залитых при поливе полях. Примерно 75 процентов местного населения страдало от малярии, в Той-Тюбе, например, умер каждый третий. Врач Владимир Фавр оставил заметки на этот счет: «Во многих местах Той-Тюбинский уезд представлял печальную картину: поля оставались неубранными, жилища опустели, на базарах не было заметно оживления, печать болезни лежала на всех, не хватало рабочих рук, чтобы справиться с хозяйством, одно за другим стали поступать прошения с отказом от земель, так как не было ни средств, ни возможности платить налоги. Малярия оказалась более ужасным народным бедствием, чем чума и  холера, которых мы привыкли опасаться.»

Молодой медик работал также  в Пишпеке, успел пройти войну с Японией, его командировали в другие области империи, где вспыхивали эпидемии. Но Греков всегда оставался верен Туркестану и неизменно возвращался. Даже в родной Новочеркасск, он заглянул всего раз, и то на курсы по  повышению квалификации.

Что ещё почитать:  Высокая награда художника

С 1911 года А. Д. Греков был переведен на службу в Ташкент, назначен старшим ординатором военного госпиталя. Здесь он продолжил свои исследования инфекционных и паразитарных болезней, одновременно обучая молодых врачей со всего Туркестанского края. В последующие годы он занимал должности главного врача Военного эпидемиологического госпиталя, причем привлек к работе пленных врачей из армий Германии и Австро-Венгрии.

С приходом Советской власти, он не бросил свое дело, напротив,  возглавил  Микробиологическую лабораторию народного Комиссариата здравоохранения Туркестанской республики, из которой впоследствии и вырос нынешний Институт эпидемиологии и микробиологии. Именно здесь была получена тифозная, холерная вакцины, а затем и противооспенная.

Алексей Греков принял самое активное участие в подавлении жестокой вспышки чумы в Бухаре в 1924-ом. Он возглавил Санитарно-бактериологический институт Наркомздрава Узбекистана,  заведовал кафедрой микробиологии в Среднеазиатском государственном университете, был среди его отцов-основателей.

Подготовленные в институте специалисты разъезжались по всем районам и областям республики, спасая людей. Плоды были налицо.

Как вспоминает М.П. Вавилова: «Когда в 1967 году я сдавала выпускные государственные экзамены в ТашМи, на вопросы о малярии, черной оспе, холере, чуме, риште, лейшманиозе и т.д., ответ был один – ликвидированы. И в этом была большая заслуга  Алексея Дмитриевича, подготовившего первых узбекистанских ученых и практиков бактериологов и эпидемиологов».

В январе 1957 года Алексей Дмитриевич Греков выходит пенсию, а 30 июля,  в возрасте 84 лет умирает. Он похоронен на Боткинском кладбище Ташкента.

Увы, наши современники остаются в долгу перед этим великим врачом. Последняя рукопись Алексея Дмитриевича с незатейливым названием «50 лет врача в Средней Азии» так и не издана до сих пор, она хранится в Республиканском институте эпидемиологии и микробиологии, а первый экземпляр  в семейном архиве дочери врача О.А. Грековой. Неужели на всю республику не найдутся несчастные деньги, чтобы увековечить трудовой подвиг человека, отдавшего всего себя ради жизни на земле? И ведь вопрос об этом поднимается уже не первый год…

Что ещё почитать:  Сын Войно-Ясенецкого, тоже Валентин

Источник.

2 комментария

  • Сабир:

    Великий человек! Как недооценен он потомками! Благодарим…

      [Цитировать]

  • Татьяна Вавилова:

    Спасибо за память о Алексее Дмитриевиче Грекове. На мою давнюю статью о нем откликнулась созданная им кафедра микробиологии Института Усовершенствования врачей, звонила заведующая. Они сделали уголок А.Д. Грекова, вместе со слушателями посетили его могилу на кладбище, провели конференцию. Надеюсь, что это не разовое мероприятие и сотрудники кафедры будут рассказывать о заслугах Грекова своим слушателям. Могила Алексея Дмитриевича очень скромная, но не это меня беспокоит, а то, что некому за ней следить и с годами она может быть утрачена вовсе. И, конечно, очень важно было бы опубликовать и иметь в медицинской библиотеке труд Алексея Дмитриевича, о котором пишет автор. Прекрасная и нужная книга, столько воспоминаний и о борьбе с малярией в Мары, и о ташкентском госпитале, и об организации медицинского факультета, о первых преподавателях.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.