“Дерзай! Да и поможет Бог!” Искусство Ташкентцы

СОФИЯ ДЕМИДОВА

Трудно писать… Чувства переполняют душу…

Только недавно получила от Тамары письмо на мейл, где она пишет о глубоко личном… Она всегда обращалась напрямую, внутренним взором проникая в суть, в самую сердцевину ситуации. Только недавно мы говорили о том, как быстрее доставить в Израиль альманах «СЛЕД…», который Тамара так хотела прочитать! Даже не знаю, успела ли она получить его?…

Успеть… Как это важно – успеть вовремя! Пока человек, друг, поэт ещё ЗДЕСЬ, по эту сторону земной грани бытия! Ведь она, эта грань, очень тонка, тоньше паутинки, она может оборваться в каждую секунду, в каждый миг!

Жизненный путь активной, полной жизненной энергии, по-настоящему красивой в свои 76 лет женщины, неожиданно и нелепо оборвался… Нелепо, как всегда воспринимается смерть. Нам, оставшимся здесь, это кажется несправедливым! А ведь почему?! Может быть, потому что нам кажется, что всё еще успеется, что жизнь ещё впереди долгая… Ан, — нет! Не успеваешь оглянуться, как жизнь заканчивается…

О стихах Тамары Ефимовны Сологуб в Ташкенте ходили легенды, она сияла, был звездой на небосклоне поэзии. Её творческие вечера проходили в еврейском общинном центре, в музеях и концертных залах столицы, в Союзе писателей. Мне посчастливилось слышать её выступление в старом здание Союза перед самым её отъездом в Израиль. Не решилась тогда подойти, поговорить, пообщаться… Он была признанной, известной поэтессой, я же только начинала свой путь в поэзии. Зачитываясь стихами Тамары из альманахов «Истоки», «Есенинский венок Узбекистану», я не могла предположить, что наша виртуальная встреча аж через 16 лет вспыхнет яркой дружбой. И Тамара пришлёт мне по электронке свое посвящение – отклик на мое стихотворение «О хорошем и плохом», которое вызовет резонанс в её сердце, затронет самое сокровенное:

Какое ярое сцепленье,
Напор и страсть  и жажда жить
Какое  вещее стремленье,
Продлить существованья нить.

Руками корневищ вцепиться,
Добыть живительный исток,
чтоб  веткам дать воды  напиться
И каждый сохранить листок.

Хвала тебе, живое чудо!
Ты мне явил такой урок!
В любой невзгоде  не забуду:
Дерзай! И да поможет Бог!

…Маленькую дочурку, которой не исполнилось и года, родившуюся 27 января 1942 года родители Ефим и Лидия Кримонт из города Грозный увезли по месту прохождения службы отца. Дальнейшая жизнь Тамары проходила в бесконечных переездах по стране – семья Кримонтов жила в Молдавии, в Узбекистане (Карши), в Киргизии (Фрунзе, Токмак) , в Казахстане (Луговая).
В ташкентской школе им. ВОРОВСКОГО, на одноименной улице возле старого ТАШМИ Тамара получила среднее образование.
Филологическое же образование получать пришлось уже в Калуге. Там же стала членом Союза Журналистов СССР! В дальнейшем Тамара работала на радио (г. Карши), в российской газете (калужская область). Будучи активной и целеустремленной, без всяких комплексов и предрассудков бралась за любую работу, если этого требовали обстоятельства. Работала  в школах (Новгород — Кречевицы, Сеща — Брянщина, Германия — Ораниенбург), в Фонде Культуры (Узбекистан — Ташкент), на радио (Карши), в воинской части и на заводе (Литва, Паневежис), даже официанткой в военной летней столовой.

Писать стихи начала в детстве, издаваться — намного позже и очень выборочно.
В Карши Тамара вышла замуж и взяла фамилию мужа —  Сологуб. Муж тоже по воле судьбы был военным…  Поэтому кочевая жизнь жены офицера продолжилась: Россия (Калуга, Новгород, Брянск, Сеща), Литва (Паневежис) Германия (Ораниенбург).
В Ташкенте же оставались её родители и родственники. Поэтому Тамара часто приезжала в Ташкент. Здесь, в Узбекистане, она родила двух детей, здесь же родились внуки.

На первый сборник «ВОРОЖБА» (издательство «Навруз» 1993 год) Тамару Сологуб вдохновил Рафаил Такташ, известный Ташкентский художник, искусствовед, критик. Послушав стихи поэтессы, он был категоричен: «Немедленно печатайся!». Он же отвел Тамару в Союз Писателей Узбекистана. А чуть позже авторский стиль поставил известный ташкентский поэт Рудольф Баринский, большой друг, учитель и наставник Тамары Ефимовны.

Фото: Тамара Сологуб с Рудольфом Баринским.

В Ташкенте стихи Сологуб издавались в журнале «Звезда востока» и в альманахах Союза писателей Узбекистана «ИСТОКИ» (Издательство «ФАН» Академии наук Узбекистана) . Есть несколько дисков с бардовскими песнями на слова Тамары Ефимовны – она была большой любительнице горных фестивалей, среди бардов у неё — множество друзей! Цикл песен на стихи Тамары исполняет лауреат многих международных фестивалей авторской песни Михаил Михелев.

Тамара Сологуб издала восемь поэтических сборников: «Ворожба»,»Флаттер», «99 ЛУН», «Шаг» (Россия)
В 2005 году в Москве издан сборник стихов «КАЧЕЛИ»
В 2008 году — Сборник прозы «Часы» (Повести и рассказы) вышел в Израиле, куда её семья переехала в 2002 году.
В 2011 году в Израиле был издан сборник (вместе одноименным диском) «Лирические песни и романсы » совместно с композитором Гилем Кремером.
В конце 2012 — года поэтический сборник «РАВНОВЕСИЕ».
Последние годы жизни Тамара Сологуб жила в Израиле в городе Холон. Вела активную творческую жизнь, не прерывая связи с бывшими соотечественниками, вела переписку, публиковала стихи на Стихи.ру и прозу – на Проза.ру,  редактировала международный журнал «Судьбы Холокоста».

Строила планы, любила жизнь… Но тонкая нить оборвалась 20 марта 2018 года прямо накануне Дня Поэзии. Тамара Ефимовна покинула этот мир, не приходя в сознание после тяжелого инсульта…

Фото: Тамара Сологуб с ташкентским поэтом Сергеем Гординым и детьми

Тамара за короткий срок нашей дружбы успела сделать мне несколько неоценимых подарков, один из них ответ на сайте Стихи.ру, ответ человека, который многое испытал и многое пережил:

Поэтесса оставила яркий и достойный след на Земле – стихи! Стихи противоречивые, мятежные, надрывные… НАСТОЯЩИЕ! Тамара была скромной, настоящей, искренней – в стихах она изливала, прежде всего, свои чувства, переживания, она писала, потому что НЕ МОГЛА НЕ ПИСАТЬ.

Но, к счастью, она успела, успела(!) отправить мне свою тетрадь стихов «Качели», изданную в 2005 году в Москве со вступительным словом и краткой биографической справкой Анатолия Алексина, в которой он пишет: «Как и в четырех предыдущих сборниках, здесь всё на грани чувства и образа. Однако, есть на этот раз и существенное отличие: стремление к предельной простоте. В поэзии достать правое ухо правой же рукой — намного труднее, а потому и интереснее. Достоинство зрелости в том, чтобы сказать о самом сложном — просто. Все «детские болезни» закрученных словес — пройденный этап. Но попробовать себя в новых сложных формах — это всегда интересно!» и ещё одну электронную версию уже израильского сборника «Равновесие». За эти поистине царские подарки я благодарна безмерно, потому что Тамара вручила мне самый настоящий клад!

И письма Тамары… Та самая тончайшая нить между двумя родственными душами, нашедшими друг друга благодаря таинству поэтического слова. Я их храню в отдельной папке с пометкой «Тамара». Довольно много писем, — целый год переписки! В них – мир Тамары, её страстное отношение к жизни, интерес буквально ко всему – к людям, друзьям, политике… желание помочь близким… Как будто бы она спешила жить, спешила поделиться её наполненностью! Размышления и воспоминания о Рафаиле Такташе, об Эльзе Триоле. Необычайно красивые виды Израиля с высоты птичьего полета и разбор стихов, желание поделиться впечатлениями от новых открытий, поделиться жизнью писателей и поэтов! И между строк всегда – активное желание ЖИТЬ, ДЕЙСТВОВАТЬ, СОЗИДАТЬ!

Отзыв о моем стихотворчестве Тамары – искренен, как и всё, что исходило из глубин её души, её мироощущения! И восхищает чувство такта, с которым Тамара Ефимовна – примадонна поэзии относится к процессу творчества – бережно, позитивно, без назойливости и триумфальных интонаций:

«Сонечка! Я прочитала твой сборник. Сначала я просто читала и знакомилась с твоим стилем. Потом стала погружаться в твой мир, вникать в смысл переживаний поглубже. И только потом во мне проснулся редактор, мне захотелось не просто гулять по полям и лесам, небесам, дождям, снегам твоей поэтической души, но и разобраться в «кухне». Вникнуть в то, как и что ты делаешь. Но это уже потом. А в общем, я просто наслаждалась твоей искренностью, грустила твоей грустью, радовалась твоим встречам, болела твоими разлуками. Ловила удачные, интересные находки, а по пути я замечала то, что и должна была заметить. Иногда – слишком легковесные (глагольные) рифмы, которые не очень приветствуют профессионалы, хотя порой используют их нарочито упорно, но это уже именно специально, чтобы подчеркнуть нагнетание мысли. В жизни — никогда не скажу человеку: ты не так смотришь, ты не так стоишь, ты не так говоришь и тому подобное. Или не замечу, действительно – не замечу! по рассеянности! Или, в крайнем случае, — промолчу, потому что считаю, что человек волен жить и поступать и одеваться и вести себя так, как считает нужным (если, конечно, он не покушается при этом на свободу других). А в литературе, если уж мне прислали что-то в надежде получить мой отзыв, — не могу не сказать правду. Но при этом – совершенно не надеюсь и даже не хочу, чтобы человек пишущий немедленно соглашался с моим мнением. Я просто, как тот Хазановский попугай, не могу промолчать, если вижу, что льву недодают мясо… Жду от тебя, Сонечка, что скажешь о моем этом письме. А потом, когда познакомишься (не тороплю!) с моим сборником, хотя бы с тем, что поменьше — «Качели», так же честного о нём: что пошло и что не пошло. Я считаю, что главное в чтении стихов – резонанс. Возник он между двумя душами, – значит – удалось стихотворение, нет — значит прошел читатель мимо. И дело не только в пишущем, но и в читающем. Всего доброго»!

И ещё одно письмо – особенно трогательное: «Сонечка, смотрю на твое фото. Какая ты! — душа светится. Тебя Бог сбережет. Не бойся, я не глазливая. Редко прямо в глаза такое говорю человеку, стесняюсь. А тут вот — не выдержала. Не отвечай. Прими мои слова. Пусть греют».

Греют эти слова, очень греют… особенно теперь, когда мы – по разные стороны бытия…

Тамара обладала редкой, уникальной природной способностью вглядываться прямо в душу, не требуя разъяснений, она чувствовала человека!

Храню я трепетно и маленькую оранжевую книжицу «Ворожба», неведомо откуда появившуюся у меня… но тем самым ещё более ценную… И слова Тамары, её сердечное посвящение «ДЕРЗАЙ! ДА И ПОМОЖЕТ БОГ»!– стали для меня заповедью и руководством к жизни.

В конце мая этого года, сразу после сороковин, когда её светлая душа обретет покой в Царствие небесном, в еврейском общинном центре будет организован вечер памяти Тамары Сологуб, на котором прозвучат воспоминания друзей, рассказы, стихи и песни этой необыкновенной женщины, тонко чувствующей мир поэтессы, умеющей замечательно и верно дружить и дарить радость от всего её большого и доброго сердца!

Жаль, что дружба наша земная была прервана по воле Господа, мое последнее письмо Тамара никогда не получит и не прочитает… Жаль! Но ответ вот здесь – в её стихах, в её безупречных образах, который нужно только суметь прочитать, услышать, вникнуть, понять… и раствориться!!!

***

Уже отцвел шиповник белый,
гранат надул свои шары,
уже тутовник переспелый
сомлел от яростной жары,

а у соседки дочка Таня
уже сынишку родила,
а мы все: “Здрасте-до свиданья”,
и все —  бегом, и всё – дела.

Стареет дом. Звучит в подъезде
Шопен уже в который раз,
а мы как  будто бы в отъезде,
и происходит все без нас.

А впрочем, нет, насчёт Шопена:
теперь все чаще без него
хоронят, тихо  и степенно:
свезли  — и нет. И ничего!

Опять весна, опять шиповник
и уйма всяких срочных дел,
мы не заметим и не вспомним,
когда он отцвести  успел…

Женился сын соседки Тани,
гранат поспел, шиповник сник,
а мы всё: “Здрасте —  до свиданья”,
и все – дела. А жизнь  — как миг.

***

Я убеждаю Вас, живите настоящим,
любите миг, ведь он уйдёт сейчас,
его упрячет Вечность в долгий ящик
от нас слепых, нелюбопытных нас.

Я убеждаю: не живите только прошлым,
его же нет, ушло! Оно – мираж,
цепочка импульсов, давно быльём поросших,
лишь то, что помнит мозг усталый наш.

Я убеждаю  Вас, не мерьте  Мир – прошедшим,
встречайте миг и дорожите им,
ведь новый, он не больше сумасшедший,
чем те, что мы так ревностно храним.

Я убеждаю Вас! Я так Вас  убеждаю,
как будто бы не знаю, что права,
и будто не сама я этой далью
и этим прошлым … только и жива.

***

Я видела: как змей бумажный взмыл,
как  рвался ввысь, метался и дрожал,
как был ему свободный ветер мил!
О, если б кто–то нитку не держал!

Я видела, стремился поплавок
под воду, где свобода и покой,
О, если б не решительный рывок
удилища и лески над рекой!

О, если бы не властвовал предел!
О, если бы не лески, нити, сети,
удавки совести и состраданья плети,
не цепи долгов, не цепочки дел,
не замки лжи, запреты  и замки,
когда бы не границы эти,
когда б —  СВОБОДА,  несмотря и вопреки!
… Ты б не нашел грешней меня на свете.

КОЛЮЧКА

Посвящается каперсу, растению, занесенному в «Красную книгу», колючке, которую в Узбекистане ласково называют «арбузики» и которая преспокойно растет в Иерусалиме на древней городской стене.

Знаешь что! Подари мне цветок!
Нет, мой друг, не с базара гвоздику,
а такой, что б, как древний Восток,
был он сладостно нежным и диким.

Подари мне цветок пустырей,
с корнем цепким и стеблем колючим…
Нет, мой друг, не за девять морей,
а поедем-ка загород лучше:

золотая в полоску стерня
залаталась колючкой зеленой,
здесь он царствует, этот сорняк,
в беспощадное солнце влюбленный.

Воском сахарным светят цветы,
аромат их изысканно нежен,
он хранит горделивую стынь
и нетронутую белоснежность.

Ты решил его просто сорвать?
Это будет победой минутной.
Нет, мой друг, он не станет стоять
в тесной вазе в квартире уютной.

Подавай ему волю и зной,
жар пустыни  и холод вселенной…
Ты сравнил его, друг мой, со мной?
Я — сама по себе. Без сравнений.

Ташкент

БУДУЩЕЕ

Будут яблоки падать в траву,
и рожденные женщиной дети
осязать будут запах и звук,
вкус и цвет бытия на планете.

Перламутрово-розовый червь
в сладком чреве созревшего плода
будет жить, безмятежно презрев
бег времён, перемены народов.

Будет Космос планеты крутить,
и машины, как черви вселенной,
прожирать себе будут пути
к сердцевине мечты вожделенной.

От всего, что изменится впредь,
нет возврата и нет переправы:
дети будут взрослеть … и стареть,
изогнутся изменчиво нравы.

Но, как прежде, ранимая плоть,
нежность женская, страсти мужские
и мятущаяся колобродь —
искушать будут души людские

побродить по холодной  росе,
разгадать застарелые тайны,
жаждать счастья, дивиться красе
и заботиться о пропитанье.

Будет жизнь. Будет всё, что дано
на Земле обитающим людям.
Жизнь  — логична… Но странно одно:
что меня в этой жизни не будет.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Важно

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.