18 комментариев

  • Светлана:

    О! Готовый сценарий для блокбастера:))

      [Цитировать]

  • long59:

    Ваабще я удивляюсь, как это уважемый Е.С пропустил Вашу крамольную заметку.
    На либеральном сайте и такие совковые вольности.
    Господа модераторы, вы где ?

      [Цитировать]

  • long59:

    Куврук: И стали строить церкви и печатать вот такие книжки

    не туда мальчик денежки понёс, ох не туда.
    не видел, видать фильма, где знаменитый Никулин убеждает, что от всех ревматоидных болей помогает только хорошая выпивка.( Деловые люди-Гайдай )

      [Цитировать]

  • Доктор Водкин фон Портвейнов:

    В Союзе жили совки, в совке жили свободолюбивые люди!

      [Цитировать]

  • нм:
    Iong59,не очень-то подкалывайте ЕС… Эта сказка, давным -давно стала реальностью, к сожалению. Мы еще долго будем вспоминать нашу прежнюю жизнь, нашу страну. Кто-то жил в совке, а кто-то жил в Союзе. У каждого свое мироощущение…А модераторы найдутся, не переживайте. Часа через три этих комментов уже не будет!

    Да уж, коменты тут трутся нещадно. Полностью из тем удаляются, да и темы удаляются только так. Либеральный сайт! Борьба за свободу!

      [Цитировать]

    • Светлана:

      Ну и что? Вам мало мест, где комменты не трут и люди, распоясовшись виртуальной вседозволенностью начинают бросаться какашками? Ещё чтобы и здесь так было! Нинада. Сюда ведь интересно заглядывать не из-за пустых споров с оскорблениями и матами. Это — письма о Ташкенте. Письма о Ташкенте. Здесь Ташкент. И больше ничего не надо.
      И вообще, этот сайт можно считать большим блогом ЕС. Что хочет — то и помещает. Что хочет — то и убирает, стирает, выкидывает, добавляет. Не нДравится — дверь, как говорится, направо. Ну, или налево. Кому как).

        [Цитировать]

      • Светлана:
        Ну и что? Вам мало мест, где комменты не трут и люди, распоясовшись виртуальной вседозволенностью начинают бросаться какашками? Ещё чтобы и здесь так было! Нинада. Сюда ведь интересно заглядывать не из-за пустых споров с оскорблениями и матами. Это — письма о Ташкенте. Письма о Ташкенте. Здесь Ташкент. И больше ничего не надо.
        И вообще, этот сайт можно считать большим блогом ЕС. Что хочет — то и помещает. Что хочет — то и убирает, стирает, выкидывает, добавляет. Не нДравится — дверь, как говорится, направо. Ну, или налево. Кому как).

        А что это вы в меня какашками начали бросаться? Вы, поди, либеральных убеждений?

          [Цитировать]

        • Светлана:

          А у меня нет никаких убеждений. Я — бамбук, пустой бамбук, я ташкентский пустой бамбук))))(с).
          Ничем я в вас не бросалась, у меня и рук-то нет (я — бамбук), просто смешно читать, что здесь трут комменты, не трут комменты, убирают темы, не убирают темы. Это — блог Скляревского, и этим всё сказано.
          Усё!

            [Цитировать]

      • long59:

        Светлана: Не нДравится — дверь, как говорится, направо

        мадам, вы тут адвокатом у Е.С устроились ?
        Что-тo вы развели бурную деятельность и указываете всем , что им делать и как себя вести.
        Скромнее надо быть.

          [Цитировать]

        • Мих. Мачула:

          Это в природе у такого рода истеричных бабенок. Устраиваются затычками. Ее конечно можно понять. Друзья жаловались, что такое житуха в Германии на «социалке». Гвоздь без разрешения в стенку нельзя забить. А здесь — сеть, свобода, кого хочу, того заткну. Но все это от ложно понятого чувства безнаказанности. Везде достать можно. IP-адрес он, как отпечаток пальца.

            [Цитировать]

  • Gangut:

    И нам в детсаду такое читали. :-))) Например:
    Общество чистых тарелок

    (Из книги «Ленин и дети», 1956 г.)

    Все расселись вокруг стола на террасе. За столом было трое детей: две девочки и мальчик. Они подвязали салфетки и тихо сидели, ожидая, когда им подадут суп. Владимир Ильич посматривал на них и тихонько разговаривал. Вот подали суп. Дети ели плохо, почти весь суп остался в тарелках. Владимир Ильич посмотрел неодобрительно, но ничего не сказал. Подали второе. Та же история — опять многое осталось на тарелках.
    — А вы состоите членами общества чистых тарелок? — громко спросил Владимир Ильич, обращаясь к девочке Наде, сидевшей рядом с ним.
    — Нет, — тихонько ответила она и растерянно посмотрела на других детей.
    — А ты?.. А ты? — обратился он к мальчику и девочке.
    — Нет, мы не состоим! — ответили дети.
    — Как же это вы? Почему так запоздали?
    — Мы не знали… мы ничего не знали об этом обществе! — торопясь, говорили дети.
    — Напрасно… Это очень жаль! Оно давно уже существует.
    — А мы не знали! — разочарованно сказала Надя.
    — Впрочем, вы не годитесь для этого общества… Вас всё равно не примут, — серьёзно сказал Владимир Ильич.
    — Почему?.. Почему не примут? — наперебой спрашивали дети.
    — Как «почему»? А какие у вас тарелки? Посмотрите! Как же вас могут принять, когда вы на тарелках всё оставляете!
    — Мы сейчас доедим!
    И дети стали доедать всё, что у них осталось на тарелках.
    — Ну разве, что вы исправитесь, тогда попробовать можно… Там и значки выдают тем, у кого тарелки всегда чистые, — продолжал Владимир Ильич.
    — И значки!.. А какие значки? — расспрашивали дети.
    — А как же поступить туда?
    — Надо подать заявление.
    — А кому?
    — Мне.
    Дети попросили разрешения встать из-за стола и побежали писать заявление.
    Через некоторое время они вернулись на террасу и торжественно вручили бумагу Владимиру Ильичу.
    Владимир Ильич прочёл, поправил три ошибки и надписал в углу: «Надо принять».

      [Цитировать]

  • Gangut:

    Смерть Ленина потрясла всех. Даже я хорошо это помню, хотя был моложе Лени: в день похорон Ленина вместе со всей школой ходил на ташкентскую Красную площадь, а на следующее утро мы с нашим учителем рисования начали лепить во дворе школы первый в Средней Азии памятник Владимиру Ильичу. Лене Соловьеву тогда было семнадцать, и он отозвался на смерть Ленина стихами. Он чувствовал: безыскусная народная речь сильней способна передать скорбь. В те дни все народные акыны, ашики и гафизы Средней Азии сложили песни на смерть Ленина, и одним из этих акынов был семнадцатилетний Соловьев:

    Ленин дал гафизам право петь о чем угодно —
    И они все сразу запели о нем.

    Целиком не помню ни одного стихотворения, лишь строки:

    Мы не знаем, откуда пришел Ленин,
    Мы не знаем, куда ушел Ленин.
    В 17-м году мы испугались его слов,
    В 18-м — шли против него,
    В 22-м — наши сердца бились любовью к нему,
    В 24-м мы лили слезы о нем.
    Знали мы его семь лет.

    Исписал такими стихами объемистую тетрадь, потом всюду возил с собой и наконец привез в Москву, куда приехал учиться на сценарный факультет Института кинематографии. Здесь знакомые молодые литераторы прочли и восхитились.
    — Смерть Ленина вас потрясла. Видно по стихам. Это настоящее!
    — Допустим. Но кто поверит в издательстве, что их написал я? Они явно фольклорны!
    — Ну, издайте как фольклор. Не все ли равно…
    И тогда (бесшабашность юности!) в конце каждого стихотворения Леня сделал сноску «записано там-то»: назвал несколько кишлаков в районе Коканда и Ходжента, где довелось быть, а под двумя-тремя стихотворениями для правдоподобия — выдуманные фамилии каких-то стариков и отнес книгу в издательство «Московский рабочий». Вышла она в 1929 году. Книгу встретили хорошо, хвалили талантливого молодого фольклориста. Но это послужило причиной трагикомической истории, которую взялся тебе рассказать.
    В Ташкенте научные сотрудники только что созданного Института языка и литературы были обескуражены: столько песен о Ленине, а они их в оригинале видеть не видывали. И летом 1933 года была отправлена на место фольклорная экспедиция — записать эти песни на узбекском и таджикском языках. Сначала об этом узнал я: от Миши Лоскутова. (Это был талантливый писатель, выпустивший две книги о Средней Азии: «Тринадцатый караван» и «Рассказы о дорогах». Лоскутов только что вернулся из Каракумского пробега, где испытывались первые автомобили советских марок, и мимоходом сообщили мне эту новость.)
    Решил обрадовать Леню. Услыхав про это, Леня аж подскочил, несколько раз переспрашивал, что за человек Лоскутов, можно ли верить ему, вдруг начал хохотать. И так же внезапно умолк, помрачнел и в конце концов мне все рассказал.
    По его просьбе я написал Тане Емельяновой (вместе когда-то учились в школе, а в то время она организовала в Ташкенте «Театр чтеца»), просил разузнать, чем кончилась экспедиция. И потянулись для Лени недели ожиданий, тревог. Как он себя проклинал! Японцы говорят: за три года и новорожденный трехлетним становится. А тут прошло четыре года со дня выхода книги, а то и пять. И вдруг…
    Леня то предавался мрачным видениям, что подделка обнаружится, он будет опозорен, и придется покинуть Москву. «Боюсь, Витя, как бы мне не пришлось бить в барабан отъезда!» То закрывал тревогу смешными рассказами:
    — Ехал путник. Вдруг из-за забора голова в чалме: «Брат! Ты, наверное, устал — будь гостем!» — «А куда мне привязать лошадь?» — «Привяжи к моему длинному языку», — ответил смущенный хозяин. Так и мне — останется лишь отшучиваться.
    Всякая ложь начинает гнить. Кто это сказал? Когда? Кому? По какому поводу? Именно в те дни мы со стереоскопической ясностью поняли: так оно и есть. И пожалуй, как раз тогда впервые родился у Лени повышенный интерес к нравственным вопросам, который не оставлял его всю жизнь.
    Ответ от Тани Емельяновой пришел через месяц. Она писала, что экспедиция задержалась, лишь теперь возвратилась и что, по наведенным справкам, съездила успешно: все песни, за исключением одной, найдены и записаны. Мы с Леней смотрели друг на друга, выпучив глаза. Потом Леня начал хохотать, задыхаясь от смеха и заливаясь слезами. Я поглядел-поглядел на него, все понял к тоже начал смеяться.
    Фольклорная экспедиция — это ясно! — не захотела возвращаться ни с чем: время затрачено, командировочные съедены… И они попросту перевели песни с русского языка на узбекский и таджикский, а одну песню «не нашли» — для правдоподобия. Нет, этим людям нельзя было бы доверить Сарезское озеро!

    Виктор Станиславович Виткович. Круги жизни. Повесть в письмах. Фрагмент восьмой. Леонид Соловьев.

    https://mytashkent.uz/2014/10/20/viktor-stanislavovich-vitkovich-krugi-zhizni/

      [Цитировать]

  • long59:

    валера: Гундяй накапает друзьям из фсб и кранты Вашему сайту в россии.

    Ерунда, Гундяй сам развёл бурную деятельность по спекуляции водки и сигарет в храмах,
    Вот тут есть факты: http://ruslekar.info/TSerkovnaya-vodka-sigareti-i-prezervativi-2756.html

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.