Дорога в Афганистан Tашкентцы История Старые фото

Буквально через месяца полтора после кончины Шарафа Рашидовича, в морозные декабрьские дни 1983 года мне довелось встретиться с видным военачальником, Маршалом Советского Союза П.Ф.Батицким. В его огромную московскую квартиру в очень престижном доме на улице Сивцев Вражек меня привела журналистская профессия. В то время маршал являлся генеральным инспектором Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

По сути своей, это почетная, но чисто декоративная должность. Но все генеральные инспектора, а их было не больше десяти маршалов и генералов армии, являлись членами ЦК КПСС, депутатами Верховного Совета СССР, имели персональные кабинеты с приемными и средствами спецсвязи в основном здании Министерства обороны СССР на Арбате, с приемными, адъютантами, автомашинами «Чайка» и прочей атрибутикой. В обиходе, в войсках, их называли «райской группой».

П.Ф.Батицкий как раз был депутатом Верховного Совета СССР от граждан города Бухары. Мне нужно было записать новогоднее радиопоздравление маршала к своим избирателям. После нескольких попыток записал несколько вариантов. Из них путем монтажа предстояло сделать добротное новогоднее поздравление.

После того, как всё было закончено, Павел Федорович почти командирским голосом то ли попросил, то ли приказал:

– А теперь убери свою бандуру, — показывая на мой репортерский магнитофон. Я был вынужден собрать магнитофон, спрятать в портфель, и вынести в коридор, где у входной двери, где рядом с маршальской шинелью на вешалке висело и мое пальто.

Маршал вновь завел меня в свой просторный кабинет, посадил на мягкий диван, а сам сел на свое кресло. И без какого-либо предисловия, заявил:

– Вы что, мерзавцы, так и потеряли моего друга, угробили его!?

Всё это было сказано так грубо, так безапелляционно, что я, откровенно говоря, сильно испугался. К тому же, я, конечно же, ничего не понял. О чем речь? Кто мерзавец? Кого мы угробили? Всё стало понятно, когда Павел Федорович чуть мягче сказал:

– Я хотел полететь на похороны. Но у вас быстро хоронят. Узнал, как и все, вечером из программы «Время». Позвонил Юре Максимову, он отговорил.

Только теперь я понял, что речь идет о кончине Шарафа Рашидовича, а генерал-полковник Ю.П.Максимов тогда являлся командующим ТуркВО.

–Ты понимаешь, какого человека вы потеряли? Да что вы, вся страна, ох как жалко!

– Мой друг был человеком высокого ума, — всегда далеко смотрел. Порой из происходящих в мире и стране событий делал такие выводы, что ни одному человеку не пришло бы в голову, будь он семь пядей во лбу.

Я молчал, слушал Павла Федоровича, иногда кивая головой в такт его рассказа.

–В конце 1971 года произошла очередная индо-пакистанская война, вызванная событиями в Восточном Пакистане. Все знают, тогда при поддержке Индии на этой части Пакистана образовалось государство Бангладеш. Конечно, эти события сильно обеспокоили наше высшее руководство. Было созвано специальное заседание Политбюро, на котором с участием военных обсуждались меры по укреплению южных границ СССР.

–Я тогда, — продолжил маршал свой рассказ, — был Главнокомандующим войсками противовоздушной обороны СССР, заместителем министра обороны. Обсуждение было бурным, долгим. Заседали мы два дня с перерывом на ночь. Хорошо помню, в первый же день со своими предложениями выступил, в том числе, и Шараф Рашидович. У него было развернутая программа укрепления южных границ, которую поддержали и член Политбюро Д.Кунаев, с которым Л.Брежнев всегда считался, и приглашенные на заседание первые секретари ЦК Компартий Таджикистана и Туркменистана.

Шараф Рашидович в числе прочих настоял на строительстве магистральной дороги Ташкент-Термез, как части союзной автотрассы, и современного авто/железнодорожного моста Термез-Хайратон над Амударьей. Эти предложения были как бальзам на мою душу. Ведь войска ПВО — это не только всевозможная современная авиация, но и ракеты разных габаритов, вспомогательные средства, которые надо перевозить к местам запуска, на модернизацию, на учения. Не всегда удается пользоваться железной дорогой. Так что мы, наши войска, как никогда нуждались в хороших, добротных дорогах.

С тех пор мы очень близко подружились с Шарафом Рашидовичем, стали единомышленниками во многих вопросах. Впоследствии такая дорога, (теперь она называется М-39, примечание автора) как и мост, были построены. А за Ташкентом, прямо на части этой дороги в сторону Самарканда, был построен запасной аэродром со всей инфраструктурой. Один раз в ночное время мы там провели учения с посадкой и взлетом тяжелых самолетов транспортной, бомбардировочной и стратегической авиации. Рано утром на разбор учений прибыл Шараф Рашидович, тепло благодарил весь личный состав за хорошо проделанную работу.

— Вот таким дальновидным, видящим большое во всех делах руководителем был Шараф Рашидович, которого страна потеряла, — вполне искренне, с грустью говорил мне крупный советский военачальник, участник минувшей войны, один из активных организаторов военного строительства.

Слушая П.Ф.Батицкого, я никак не предполагал, что буквально через два месяца и он тоже уйдет из жизни. Да, все мы смертны. Никто не останется в этой жизни.

Рахимжон Султанов, собственный корреспондент Узбекского телевидения и радио в Москве в 1978–1993 годах.

Источник.

9 комментариев

  • Елена:

    «Но у вас быстро хоронят.» Несколько дней было прощание в тогдашнем Музее Ленина. Маршал, а информацию из программы «Время» получал, или не хотел получить оперативно ее.

      [Цитировать]

    • Рахимжон:

      Елена:
      «Но у вас быстро хоронят.» Несколько дней было прощание в тогдашнем Музее Ленина. Маршал, а информацию из программы «Время» получал, или не хотел получить оперативно ее.

      Прощание было буквально два-три часа, в Дворце Дружбы народов. После митинга на орудийных лафетах медленно повезли к скверику напротив филиала Центрального музея В.И.Ленина.

        [Цитировать]

    • J_Silver:

      Да, хорошо помню, что несколько дней прощались — легко можно было успеть!
      Я, кстати, видел, как Рашидова везли из аэропорта — еще ничего не было известно, что сразу стало понятно, что спешить уже никому никуда не надо…

        [Цитировать]

  • Мих. Мачула:

    До сих пор помню , что участок «бетонки» с 55 по 58,5 км не имел разделительной полосы. Все тогда знали, что там ВПП, а ближний и дальний привода, кто понимал, просматривали. Проезжая по этому месту в сторону Чиназа за рыбкой, как-то теплело на душе.

      [Цитировать]

  • Бахтиёр:

    Маршал прав.
    Нас с завода ТАПОиЧ привезли на траурный митинг на служебных автобусах.
    Не в музее Ленина, а на верхней площадке перед Дворцом Дружбы народов.
    Был открытый гроб. Тело покойного Ш. Р. Рашидова было в костюме и в тюбетейке.
    После короткого траурного митинга процессия поехала к месту захоронения у музея Ленина, где сейчас памятник Ш. Р. Рашидову.
    Никаких нескольких дней не было.

      [Цитировать]

    • J_Silver:

      Чего это не было? Несколько дней был доступ к телу — очередь шла к Дружбе Народов, я сам ходил, даже не заставляли… Очередь была от Бешагача

        [Цитировать]

  • Спасибо автору огромное! Любое воспоминание о той нашей общей стране, НАШЕЙ великой стране — это стимул для сегодняшнего дня больше работать, лучше учиться, больше дружить с соседями. У нас великолепный фундамент для старта в то великое будущее, о котором мы так много говорим, а последний год — и делаем. Будем же помнить о людях той страны. Будь среди нас сегодня такие люди, как Рашидов, все было бы гораздо оптимистичнее…

      [Цитировать]

    • Доктор Водкин фон Портвейнов:

      Действительно, о великом будущем вы много говорили и говорите, и о том, что надо много работать тоже много говорили и говорите, и о великой стране, НАШЕЙ великой стране, еще больше говорили и говорите, и о дружбе много говорили и говорите, и о великих людях той страны много говорили и говорите, и о победах много говорили и говорите в течение многих десятков лет, а все это великое будущее не наступает… Да, забыл, про великолепный фундамент для старта, тоже много сказано. Как бы, наконец, просто пожить в настоящем (до прекрасного будущего явно не дотянуть многим)?

        [Цитировать]

  • Ручкин А. В.:

    Кто с Султановым спорит, тот слова доброго не стоит! Он был всегда в центре событий в республике и искажать события — не в его правилах. Как написано — замечательным слогом журналиста — так значит оно и было. И не фиг выёживаться.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.