В Москву, литерным рейсом Tашкентцы История

Рахимжон СУЛТАНОВ

Сегодня мне стало известно, что в высших учебных заведениях и колледжах, лицеях студентам и учащимся порекомендовали написать эссе, очерки о нашем выдающемся соотечественнике Ш.Р.Рашидове, 100-летие которого будет широко отмечаться в ноябре этого года.
Студентам также предложено порасспросить своих родителей, дедушек и бабушек поделиться воспоминаниями об этой неординарной личности.
В этой публикации речь идет всего лишь об одной черте Ш.Р.Рашидова.

Начало апреля 1979 года. После каких-то срочных дел в Ташкенте я возвращаюсь в Москву. За час до вылета утреннего рейса № 651 вместе с председателем Гостелерадио Узбекистана У. Я. Ибрагимовым заходим в депутатский зал Ташкент­ского аэропорта. Регистрацию также проходят редактор газеты «Совет Узбекистони» М. К. Кориев, редактор газеты «Правда Востока» Н. Ф. Тимофеев, председатель Госкомиздата З. И. Есенбаев, редакторы таджикской и крымско-татарской газет, ташкентских, сырдарьинской, джизакской областных газет, словом, руководители редакционных коллективов, человек десять-двенадцать. Все они тоже вылетают в Москву, где на следующий день в Академии общественных наук на Миусской площади должны начаться месячные курсы переподготовки руководящих кадров идеологического направления.

Где-то за полчаса до посадки в зал со стороны выхода на летное поле появляется начальник аэропорта и громко объявляет:

— Товарищи, всем взять свои вещи, плащи, зонтики, ручную кладь, и идемте за мной.
— Грета, дай мне ихбилеты, — это он говорит, обращаясь к дежурной в депутатском зале.

Прервали свой завтрак и те, кто пил чай в уютном небольшом кафе при депутатской. Вышли в сторону летного поля. У дверей — неизменный РАФик депутатской. За рулем — дядя Коля. Конечно, с первого раза не все поместились. Мы с Убайдуллой Якубовичем сели во вторую ходку. Все думают, что едем на посадку, к красавцу «Ил-62». Но нет, РАФик все время двигается вправо, вдоль забора, где велось строительство нового комплекса аэропорта, извест­ного сейчас как «Ташкент-международный», и вскоре оказались на «Ташкент-2». Так называется и сейчас правительственная часть аэропорта. Здесь стоял ничем не примечательный «ТУ-134» с надписью «Аэрофлот», у которого уже были запущены двигатели.

— Шараф Рашидович летит в Москву, — только и успел сказать дядя Коля, когда мы выходили из РАФика.

Директор аэропорта пригласил нас к самолету. Когда я заходил в салон, глава Узбекистана очень добродушно, стоя, здоровался с Есенбаевым. Потом приветствовал и нас. Всем нашлось место.

Оказывается, Шараф Рашидович направлялся в Москву по своим делам. А ему как кандидату в члены Политбюро специальный авиаотряд №235 Министерства гражданской авиации СССР каждый раз присылал из Москвы самолет «ТУ-134» специального салонного варианта, оборудованного спецсвязью. В салоне были круглые столы и удобные кресла. Ш. Рашидов знал, что в Москву утренним рейсом летят редакторы газет на учебу. И попросил, поскольку летал только с помощником и двумя прикрепленными (охранниками), пригласить их всех сюда, а освободившиеся места продать нуждающимся пассажирам.

Я как самый молодой и рангом ниже всех примостился ко второму выходному люку, на хвосте, ближе к стюардессам, красавицам-москвичкам. А их было две. Как я понял из обрывков доносившегося разговора, у них была крайне нервозная обстановка.

— Не хватит же, — говорила одна.
— Опозоримся, — говорила другая.
— Ты иди, скажи прямо.
— Нет, сама иди, ты старшая.

Когда самолет набрал достаточную высоту, одна из бортпроводниц, статная блондинка, с чайниками и пиалами на подносе подошла к самому главному пассажиру и достаточно громко, чтобы и другие слышали, сказала:

— Извините, Шараф Рашидович, но питания у нас на всех не хватит. Брали же на четверых!
— Это не беда, доченька. У нашего народа есть такая поговорка: «Одним кишмишом накормили сорок человек». И как человек, побывавший во многих странах, добавил:

— И лететь недолго.

Все его поддержали, и каждый потянулся к своей ручной клади, куда заботливые супруги обязательно положили что-нибудь вкусненькое. Так и появились на столе неизменное казы, лимоны, сухофрукты, в том числе и изюм, о котором сказал Шараф Рашидович.

А бортпроводницы всем понемногу разлили в изящные чашки горяченький бульон, а в пиалы — чай. К выданным «Аэрофлотом» самым обыкновенным печеньям, сушкам, вафлям, конфетам, которые в те годы можно было найти в любом магазине, так никто и не притронулся.

Самое главное, в этом полете была беседа единомышленников. Сам выходец из редакторской среды, писатель Шараф Рашидович очень любил общаться с братьями по перу, творческими людьми, обсуждать с ними текущие дела, нацеливать их на созидание.

За теплой беседой очень быстро пролетело время. Через три с половиной часа литерный рейс совершил посадку в московском аэропорту «Внуково-2». Шараф Рашидович тепло попрощался с каждым из нас, сел в черный лимузин «ЗИЛ-115», присланный из гаража особого назначения, и уехал в Плотников переулок, где в обычном девятиэтажном доме рядом с гостиницей «Октябрьская» ему была выделена служебная квартира. В ней он проживал во время своих частых приездов в Москву.

Послесловие: Оказывается, в конце 1982 года, когда к власти пришел Ю. В. Андропов, вышло указание — ни в коем случае не брать на борт литерных рейсов никаких других авиапассажиров, за исключением руководства республик, ближайших сотрудников и членов семьи, постоянно проживающих вместе с охраняемым лицом. Но об этом я узнал по прошествии многих лет.

Рахимжон СУЛТАНОВ, собственный корреспондент Узбекского телевидения и радио в Москве в 1978—1993 годах.

Материал был опубликован в газете «Новости Узбекистана».

24 комментария

  • Куврук:

    Рассказ из серии «пойди — проверь». Расскажу свою версию (хотя и она из той же серии). Как летал, к примеру, первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Д. Кунаев. Был спецборт, но не московский, местный, но чаще — самолет командующего войсками Среднеазиатского военного округа. Если были свободные места, то людей непростых — партийных и советских работников, журналистов могли взять на борт, но по предварительному согласованию с секретариатом. Посторонние на борт попасть не могли — таково было требование как по безопасности рейса, так и спецсвязи и секретной почты (фельдъегерской), а также в связи с условиями охраны первого лица. Чтобы на спецборт продавали билеты случайным пассажирам — это из области журналистских баек. Соответственно, на борт доставлялось питание, которое часто было рассчитано на большее число пассажиров, с запасом. Кроме того, на борту всегда был «хлеб-соль», который помощники первого везли в Москву, — икра, коньяки и пр. деликатесы. Поэтому, рассказ о «заботливых супругах» и общем столе — из области тех же баек. Кормили очень хорошо, всегда подавали красную икру, балыки, сыры, сырокопченую колбасу, фрукты по сезону, соки, минеральную воду, чай и кофе, выпечку. Спиртного не было. Общаться с первым лицом категорически запрещалось, если только он сам не вступит в разговор. Такое бывало, но редко. Охрана при этом очень нервничала. Такой порядок сохранялся и после ухода Д. Кунаева с поста первого секретаря.
    Под впечатлением трогательного рассказа Рахимжона Султанова вспомнилась картина известного китайского художника с характерным названием — «Председатель Мао делит завтрак с крестьянами коммуны Либэй».
    Времена проходят, но пропагандистские стереотипы неистребимы. Особенно у бывалых работников пропагандистского фронта.

      [Цитировать]

    • Remark:

      А я Рахимжону Султанову верю!
      Единственное, что смущает — дальность полёта Ту-134 около 2000 км, а расстояние от Ташкента до Москвы около 3000 км. Но это мелочь, которая не снижает правдивости рассказа.

        [Цитировать]

      • Куврук:

        Вы верно подметили эту деталь, самолет этого типа на пути в Москву делал короткую промежуточную остановку для дозаправки. В это время первое лицо встречали местные партийные боссы, подавали чай, иногда квас (летом), велась короткая беседа. Верить, безусловно, надо. Но осмысленно.

          [Цитировать]

        • Remark:

          Сарказм считаю неуместным. Промежуточная остановка не обязательна, дозаправку можно было бы проводить и в воздухе. (А может быть, это был не Ту-134, а Ту-154? Или Ту-144? И вообще, может быть не Ту, а Ил?)

            [Цитировать]

          • Куврук:

            Дозаправка Ту-134 в воздухе. Скажите об этом громче.
            Остальное — как в старой доброй песенке:
            Послушайте ворона,
            А может быть собака,
            А может быть корова…

              [Цитировать]

          • Сергий Дианов:

            А может МИГ?

              [Цитировать]

          • Azim Azim:

            Насколько я помню, из Ташкента до Москвы из семейства «Ту» летал Ту-154, а не 134.

              [Цитировать]

            • Рахимжон:

              Да, Вы правы, Ту-134 для регулярных пассажирских перевозок по маршруту Ташкент-Москва не использовался. По той простой причине, что ни одного Ту-134 в Узбекском управлении гражданской авиации не было. Регулярные рейсовые перевозки по маршруту Ташкент-Москва, указанные в расписании, иногда выполняли Ту-154. Но часто всё-таки Ил-62, а затем аэробус Ил-86.

                [Цитировать]

              • Azim Azim:

                В конце 80-х совершенно точно Ту-134 летал по маршрутам Бухара — Казань — Ленинград и Бухара — Уфа — Ленниград. Но их «принадлежность» я не знаю, конечно…

                  [Цитировать]

      • Рахимжон:

        Некоторые модификации Ту-134 имели дальность полета до 3100 километров. Этот вариант борта был двухдверным, чего не было в обычных пассажирских Ту-134.

          [Цитировать]

    • Рахимжон:

      Куврук:
      Рассказ из серии «пойди — проверь». Расскажу свою версию (хотя и она из той же серии). Как летал, к примеру, первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Д. Кунаев. Был спецборт, но не московский, местный, но чаще — самолет командующего войсками Среднеазиатского военного округа. Если были свободные места, то людей непростых — партийных и советских работников, журналистов могли взять на борт, но по предварительному согласованию с секретариатом. Посторонние на борт попасть не могли — таково было требование как по безопасности рейса, так и спецсвязи и секретной почты (фельдъегерской), а также в связи с условиями охраны первого лица. Чтобы на спецборт продавали билеты случайным пассажирам — это из области журналистских баек. Соответственно, на борт доставлялось питание, которое часто было рассчитано на большее число пассажиров, с запасом. Кроме того, на борту всегда был «хлеб-соль», который помощники первого везли в Москву, — икра, коньяки и пр. деликатесы. Поэтому, рассказ о «заботливых супругах» и общем столе — из области тех же баек. Кормили очень хорошо, всегда подавали красную икру, балыки, сыры, сырокопченую колбасу, фрукты по сезону, соки, минеральную воду, чай и кофе, выпечку. Спиртного не было. Общаться с первым лицом категорически запрещалось, если только он сам не вступит в разговор. Такое бывало, но редко. Охрана при этом очень нервничала. Такой порядок сохранялся и после ухода Д. Кунаева с поста первого секретаря.
      Под впечатлением трогательного рассказа Рахимжона Султанова вспомнилась картина известного китайского художника с характерным названием — «Председатель Мао делит завтрак с крестьянами коммуны Либэй».
      Времена проходят, но пропагандистские стереотипы неистребимы. Особенно у бывалых работников пропагандистского фронта.

      Конечно, надо проверит! Тем более, живы все дети Ш.Р.Рашидова, которые иногда сопровождали своего отца, встречали/провожали его, один из прикрепленных (охранников), сопровождавший тот памятный рейс, а также несколько ветеранов НАКа, которые провожали и встречали в Ташкент-2 всех руководителей нашей республики, начиная от Ш.Рашидова до И.А.Каримова.

        [Цитировать]

  • J_Silver:

    Рассказ — полная фантастика! Проще говоря — бред собачий!

      [Цитировать]

  • Сергий Дианов:

    Сначала был 134 (турбовинтовой) на смену ему пришел 154 затем62 который был заменен на86
    Росли перевозки менялся парк самолетов. Эволюция.

      [Цитировать]

  • Мих. Мачула:

    Ну, если быть точным, то рейс Ташкент-Москва-Ташкент обслуживали Ил-14 (с промежуточной посадкой),Ил-18 и Ту 114, потом Ил-62, Ил-86 и Ту 154.
    Кроме того, однажды мне повезло, и я в 1973 году добрался в Москву на Ан-12, оборудованном отсеком ФАУ-2 на 6 человек принадлежавшему 84 заводу (ТАПОиЧ по-вашему), привозившему в аварийном порядке деталии и краску для нужд завода из Киева, Ульяновска, Куйбышева и Москвы. Летели 6,5 часов, может я ошибаюсь и точно не помню, но в памяти осталось, что летели без посадки.

      [Цитировать]

  • genezone:

    Что-то сомнительно, чтобы присылали для спецрейса «свисток»(даже со спецсалоном). Какой-нибудь, Ил-62 ЦУМВСовский — ещё куда ни шло. Да и наверняка в Ташкентском АО был свой литерный борт.

      [Цитировать]

    • Рахимжон:

      В тот описываемый день точно был ТУ-134. Но вы правы, часто бывало, присылали ТУ-154, тоже с спецсалоном и спецсвязью. Так было, например, в марте 1981 года, когда Ш.Р.Рашидов пригласил несколько обычных делегатов съезда в выделенный ему самолет для совместного вылета в Ташкент после окончания работы съезда.

        [Цитировать]

      • Рахимжон:

        Вы можете не поверит, но до 1970 в поездках по республике Ш.Р.Рашидов пользовался Ил-14. Потом, в конце 1970 года дали Як-40. Таким бортом руководство пользовалось до конца 80-х годов прошлого века.

          [Цитировать]

    • Remark:

      Был. Ту-154. Потом стал президентским. Кроме комфортабельного салона для первого лица был салон с несколькими рядами кресел для свиты (сопровождающие лица, журналисты, охрана, врачи), по два кресла с каждой стороны.
      Стюардессы-москвички — это, по-видимому, автору показалось.

        [Цитировать]

      • Рахимжон:

        Ш.Р.Рашидова, как кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС обслуживал специальный авиаотряд №235 Министерства гражданской авиации СССР, базирующий в аэропорту Внуково. Поэтому экипаж был оттуда.
        Я что, не могу отличить своих стюардесс от иных, если в тот период каждую неделю летал куда-нибудь. Да именно, каждую неделю.

          [Цитировать]

  • Негрубый Дэн:

    А еще была похожая история, как один наш депутат (скорей всего, Верховного Совета УзССР) в 1985 году из Москвы летел на Ил-86. Встретил в аэропорту перед посадкой группу своих друзей, возвращавшихся из командировки в Ташкент, и пригласил полететь с ним. И летело их там всего около двух десятков человек, самолет был даже не полупустой, а почти пустой — депутатов несколько человек, и довольные командировочные, которым удалось впервые в жизни полететь на советском аэробусе.

      [Цитировать]

  • Ручкин А. В.:

    А. Ручкин.

    Дорогие коллеги! Суть-то не в том, какой это был самолёт. Неужели так трудно понять! Главное, что глава республики, узнав, что руководители узбекских СМИ направляются в Москву, решил их подбросить своим рейсом. Заодно и пообщаться. С охранниками ему что-ли толковать. А Рахимжону надо верить всегда! Он знает ВСЁ! (Ну или почти всё) И никогда не врёт!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.