Архитектор Лия Юльевна Маньковская Tашкентцы История

Александр Райков:

Листая журнал «Строительство и архитектура Узбекистана» за январь 1989 года, случайно наткнулся на серию публикаций о смерти Лии Маньковской. Надо сказать, до сегодняшнего дня я даже не был полностью уверен, что главного специалиста по нашей мусульманской архитектуре нет в живых, во всяком случае, давно — о самой Лие Юльевне материалов на удивление мало. В Интернете ищется лишь одна публикация, где нынешние знатоки старины, призывают помнить их наставницу и первопроходца в изучении кучи памятников.

 

Осенью 1988 года ей и вправду был не черёд уходить — 56 лет, совсем ещё не возраст, тем более, для женщины. Что именно произошло — статьи молчат, но, видимо, некая скоротечная и внезапно обострившаяся гадина. Она и работала до предпоследнего дня жизни, и завершённые дела — фундаментальные монографии по Хиве и Ташкенту, не считая сотни научных статей, составляли хорошо если половину от планов учёной. В процессе была Кашкадарья, а всё это — лишь ступеньки к полному описанию исламского наследия Узбекистана.

 

После её смерти, насколько я знаю, не достроили ни одной ступени — столь же всеобъемлющих и глубоких монографий даже по изученным вдоль и поперёк Самарканду и Бухаре не составлено (есть, скажем, отдельная великолепная монография про Шахи-Зинду, но поди отыщи хотя бы развёрнутую статью про Рухабад, не говоря о районной «мелочёвке»), а про Ферганскую долину и вовсе тяжело найти что-нибудь, кроме поверхностных путеводителей и микростатей в НЭУ только о самом главном.

Осень 1988 года. Как ни кощунственно, но в каком-то смысле она счастливо умерла как раз перед началом бардака, который вскоре аукнется даже на многовековой архитектуре. Она не узнала, какую бездарную показуху сотворили, сначала приукрашая, а затем, расхрабрившись, снося целиком подлинные здания Шейхантаура и Зангиаты, как стёрли без остатка во имя заурядного новодела лично ею открытый на пару с Ростовцевым тысячелетний Гумбез-бобо, как Шахрисабз само ЮНЕСКО признает культурным наследием на грани уничтожения (чего ранее случалось только в зонах конфликтов)… А с другой стороны — если бы Лия Юльевна оставалась с нами ну хотя бы ещё пару лет назад — может быть, её авторитет хоть где-то остановил бы эту кодлу?..

1 комментарий

  • Сергей:

    Sergey Alexsandrovich Savchuk-Kurbanov: Лия Юльевна Маньковская помимо многочисленных опубликованных научных трудов занималась в НИИ искусствознания с группой известных ныне архитекторов И.Азимова (сейчас живет, преподает и работает в Казахстане) и З.А.Аршавской (живет, преподает и работает в Израиле), под ее руководством и общим научным руководством Г.А.Пугаченковой, написанием и подготовкой к печати уникального многотомного «Свода архитектурных памятников Узбекистана», который до сих пор не издан! Я присутствовал при обсуждениях его томов, поскольку, с 1978 года (с 4 курса ТашГУ) проработал 18 лет в этом же Институте и секторе «Истории искусств и архитектуры»

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.