СТЕПУНИНЫ 100 лет Tашкентцы Старые фото

Статья из ЖЖ fotoretro.

Семья Степуниных
Барнаул, 1905
Василий Андреевич Степунин (1870-1917), Екатерина Степановна Степунина (Воронова) (1870-1949), их дети Елизавета (1900-1974), Виктор (1902- 1915).

Василий Андреевич служил в мануфактуре братьев Боруховых, главная контора которой находилась в Ташкенте. Но до Ташкента он работал в Москве, Пензе, Барнауле и Саратове, а потом ещё в Самарканде.

Об этом красноречиво говорят места рождений детей:
Лиза — Москва 1900
Виктор — Саратов или Барнаул 1902
Сима — Пенза 1905
Антонина — Ташкент 1908
Всего у них было 9 детей, но остальные умерли в младенчестве.

В Путеводителе по Туркестану 1913 года издания

я совершенно случайно обнаружил рекламу мануфактуры братьев Боруховых

Младшие дети, Саратов, 1914
Сидит Серафима Васильевна Степунина (1905-1962), стоит Антонина Васильевна Степунина, (1908-2001).

Виктор и Елизавета Степунины, Саратов, 1914
Это последнее фото Виктора, в 1915 году он умер от дифтерита.

В связи с Русско-Японской войной, Василий Андреевич был мобилизован, но где и в каких войсках служил, неизвестно, кокарду на фуражке разобрать не удалось. Фотография долго висела на стене, пожелтела, расплылась и вся засижена мухами, бумага стала крошиться, так что взять её в руки лишний раз опасно.
фото 1905 года

Екатерина Степановна специального образования не имела и занималась домашним хозяйством и воспитанием детей.

В Ташкенте Лиза пошла учиться в гимназию и окончила её в 1917 году.
Три подруги-отличницы, Ташкент 1917
слева направо: Леночка Орлова, Лиза Степунина, Милочка (Людмила) Малкова.

Выпускной класс Ташкентской женской гимназии 1917г.
К сожалению, фотография сильно попорчена и самой Лизы и её подруги Леночки Орловой здесь нет. Во втором ряду сверху 4-я слева Людмила Малкова.

Этот год оказался трагическим для семьи. Василий Андреевич в Самарканде заболел брюшным тифом и умер. Он лежал в госпитале, выздоровел и готовился к выписке. В это время его навестили друзья и сослуживцы, принесли выздоравливающему кучу вкусной еды, они вместе попировали, после чего у него случилось прободение кишок, и он умер, скорее всего, от внутреннего кровотечения. При брюшном тифе происходит изъязвление и истончение кишок. В период выздоровления необходимо соблюдать щадящую диету, питаться куриным бульоном, жидкой и протертой пищей. Я не думаю, что Василию Андреевичу это не было известно, но у выздоравливающего зверский аппетит, а тут столько вкусностей, решил, авось пронесет. Друзья в данном случае поступили не очень умно.

Подруги Леночка Орлова и Лиза Степунина на курсах сестёр милосердия.
Леночка вскоре умерла от воспаления лёгких.
Ташкент, 1918

А тут революция приключилась, из состоятельной семьи они оказались на грани нищеты. Екатерина Степановна осталась с тремя детьми, в общем-то, без средств к существованию. Какое-то время она зарабатывала стиркой белья для соседей, мама вспоминала, что у нее не было кровати и спала она на бельевой корзине. Потом Лиза устроилась на работу воспитателем во вновь организованную школу-коммуну им. К. Либкнехта.
В соответствии с правилами школы, Лиза способствовала принятию туда младших сестёр, Симы и Тони в 1921 году. Жить стало намного легче, была крыша над головой, была еда, дети получали образование.
Елизавета и Антонина Степунины, Ташкент, 1921
Тоне 13 лет, Лизе 21 год

——————-
Пользуясь случаем, приношу глубокую благодарность Марии Даниловой, в альбоме которой я обнаружил фотографии учеников и педагогов школы им. К. Либкнехта, и на групповых фото нашёл близких мне людей — маму и двух её сестёр, тётю Лизу и тётю Симу.
https://picasaweb.google.com/113535544203876492684/YWkkpB#

———————

Ниже три фотографии выпускников и педагогов Трудовой школы-коммуны им. К. Либкнехта в посёлке Луначарское из альбома Марии Даниловой.
К сожалению, даты не указаны.

На этой фотографии старшая сестра, Елизавета Васильевна Степунина, она стоит в третьем ряду на фоне девушки в тёмном платье.

На ней цветастое платье и ожерелье на шее.

На этой фотографии средняя сестра, Серафима Васильевна Степунина, сидит в первом ряду вторая справа.

Выделил из общей фотографии

И подруга мамы Юля Яровицкая, сидит во втором ряду вторая слева рядом с Н.В. Нестеровой

На этой фотографии младшая сестра, Антонина Васильевна Степунина, сидит в первом ряду вторая слева. Фото сделано, как я полагаю, в 1927 году, так как в этом году она окончила школу.

Крупнее

В третьем ряду первый слева Валентин Леонов

В четвёртом ряду второй справа Виктор Белов,

и пятый справа Роберт Нузберг

Вполне возможно, что на этой фотографии присутсвует Михаил Лобашёв. Насколько я помню, он учился в одном классе с мамой, я, конечно, могу что-нибудь напутать и довольно часто это делаю, но вот внучка Роберта Нузберга тоже опознала деда на этой фотографии, и вот, что она пишет, цитирую:
«Во время учёбы он очень сдружился с Михаилом Лобашёвым, который тоже закончил эту школу. Потом, в 1928 г. мой дед и Лобашёв вместе поехали в Ленинград. Михаил поступил на биофак, а мой дед — на химический факультет университета.»
Я пробовал найти в интернете юношеское фото М. Лобашёва, или, хотя бы, до 30 лет, чтобы можно было сравнить, но безуспешно.

Подруги Ташкент, 1926
В середине Антонина Степунина

На память после окончания школы Ташкент, 1927
Слева А.В. Степунина

Виктор Белов (Белка), ученик Трудовой школы им. Карла Либкнехта,
Ташкент, 1927

Николай Алпатов, ученик Трудовой школы им. Карла Либкнехта,
Ташкент, 1927

Бывшие трудовики встретились через семь лет, уже будучи дипломированными специалистами, и сфотографировались на память.
Надпись на обороте: Ташкент снялись 20.08.34 на память.
Подпись В. Леонов
На переднем плане слева направо: Антонина Степунина, Роберт Нузберг (погиб в блокаду в Ленинграде), Рабинович (из другого класса),
сзади стоит Валентин Леонов (умер от энцефалита).

По окончании школы учащимся выдавали аттестат, очень красиво оформленный и такой большой, что не поместился в мой сканер, пришлось сканировать в два приёма.
Свидетельство об окончании школы им. К. Либкнехта в 1927 году

Из Свидетельства следует, что школа была девятилетней, учеников учили узбекскому языку, «работал по сельскому хозяйству» касалось всех поголовно, а, кроме того, они получали квалификацию по итогам работы в какой-либо мастерской и это давало возможность трудоустройства. Мама квалификацию портного, очевидно, не получила, хотя навыков хватало, чтобы потом по жизни кроить и шить для себя платья. А вот её сестра Сима получила квалификацию библиотекаря и пошла работать по этой специальности. Впрочем, маму больше интересовало сельское хозяйство и она стала агрономом.

=======================================

Дальнейшую жизнь сестёр Степуниных в Ташкенте удобнее описывать отдельно.
Начну со старшей, Елизаветы Васильевны Степуниной (1900-1974).

Елизавета Василевна прожила в Ташкенте всю жизнь.
Одновременно с работой в школе им. К. Либкнехта она училась в институте иностранных языков. После его окончания она стала преподавать английский язык в Медицинском институте. По-видимому, году в 1924 или 1925 она познакомилась с Константином Павловичем Шагаевым и вышла за него замуж. Они купили у Мартыновых полдома на улице Тургенева 41 и, как мне кажется, счастливо прожили в нем всю жизнь, если считать за счастье внутреннее согласие, а не обстановку в государстве.

Ташкент, 1926
Елизавета Васильевна и Константин Павлович Шагаевы.

ул. Тургенева

Тётя Лиза была слабого здоровья, часто болела простудными заболеваниями, у нее было бесконечное количество воспалений легких. Из-за этого она постоянно куталась, избегала сквозняков. Может быть, по этой же причине она неоднократно собиралась уехать из Ташкента в район с более умеренным климатом, но так и не собралась.

Елизавета Васильевна ведёт занятие

Елизавета Васильевна проверяет домашние задания

Мне кажется, главным смыслом ее жизни была семья. Постоянные заботы чем накормить, как одеть, выучить, устроить детей. В письмах к маме она часто указывает стоимость продуктов, угля, керосина и т.п. Дом у них был с печным отоплением, готовили на примусах, удобства во дворе, в конце участка протекал арык, а как же иначе. Человек она была очень приветливый и спокойный. Я не могу представить ее себе сердитой, хотя проблем было достаточно, а сил мало. Может быть, это было у нее от природы, а может, сказалось гимназическое воспитание. Она как-то очень точно могла словесно описать ситуацию, сформулировать проблему, хорошо видела материальные причины трудностей, не заостряясь на эмоциях. Когда проблема сформулирована и причины четко указаны, для крика и ругани уже не остается места, надо засучивать рукава и приниматься за дело.

Елизавета Васильевна с сыном Сергеем
Фото 1927 года

Константин Павлович к моменту их знакомства заведовал станцией защиты растений (СТАЗРа) им. А.П. Федченко Всесоюзного института защиты растений (ВИЗР) и, кажется, был на этой работе до выхода на пенсию.

Лаборатория СТАЗРа 1927г. Константин Павлович второй слева

Ташкент, 1927-1928
Сотрудники Станции защиты растений Среднеазиатского института защиты растений (САИЗР).
Сидит — Константин Павлович Шагаев.

Ташкент, 1929
Елизавета Васильевна с годовалой дочкой Леночкой (1928 г.р.) и её муж Константин Павлович с сыном Серёжей (1926 г.р.).

Ташкент, 1929, слева направо
сидят: Константин Павлович Шагаев с сыном Серёжей, его племянница (забыл как зовут), его сестра Вера Павловна.
стоят: Елизавета Васильевна Шагаева (Степунина), Антонина Васильевна Степунина.

Три сестры, Ташкент, 1929
Слева направо:
Елизавета Васильевна с дочкой Леночкой на руках, Антонина Васильевна с сыном Лизы Серёжей, Серафима Васильевна.

Подробности семейной жизни я опускаю, но представлю несколько фотографий детей Елизаветы Васильевны, которые жили уже под другими фамилиями, но были и Степунинами тоже.

Серёжа и Лена, 1933 год
Серёже 6 лет, Елене 4 года

Серёжа Шагаев, 1941

Лена Шагаева, 1941 год

Ташкент, 1942
Елена Константиновна и Антонина Васильевна с её сыном Виталием.
Замечательная по композиции фотография, респект фотографу.
И ещё удивительно, как изменилась Елена, сравните с предыдущим фото, там ей 13 лет, девчонка девчонкой, здесь 14, а выглядит совершенно взрослой. Кажется, что они почти ровесницы, хотя разница в возрасте 20 лет. Не знаю, что тут причиной, другая одежда или война. Говорят, в войну дети быстро взрослеют.

Новый год ёлка 1949
Стоят сзади: Константин Павлович и Елизавета Васильевна Шагаевы.
Сидят: их племянник Виталий, дочь Елена, сестра Константина Павловича Вера Павловна.

Лена с Серёжей после войны, не позже 1949 года.

Сергей Кнстантинович после института, Ленинградский авиационный, уехал жить и работать по распределению в другой город и в Ташкенте бывал только в гостях.
Елена Константиновна, напротив, всю жизнь прожила в Ташкенте в том же самом доме. Она стала учительницей, как её мама, преподавала биологию в средней школе.

Елена Константиновна с рыжим котом по кличке Тимур

Елена Константиновна на занятиях в школе

Елена Константиновна вышла замуж за Владимира Андреевича Шевченко, тоже педагога

Их сын Боря

Борис Владимирович женился на Ларисе (девичью фамилию не знаю)

У них двое детей, Алексей и Ольга, фотографий у меня нет. Несколько лет назад они уехали из Ташкента, на этом ташкентский период жизни Степуниных закончился.

Елизавета Васильевна Степунина-Шагаева

======================================

Средняя сестра Серафима Васильевна Степунина (1905-1962)

С детства она любила посидеть в сторонке, а когда научилась читать, книги стали ее второй натурой. Все свободное время она проводила за чтением, жила жизнью книжных героев. Так же с детства она не любила никакое домашнее хозяйство, питалась кое-как. Не желая отрываться от чтения, она жевала всухомятку какой-нибудь кусок, из-за этого у нее была хроническая язва.

Ташкент, 1931
Серафима Васильевна Степунина

Серафима Васильевна училась в Трудовой опытно-показательной школе им. К. Либкнехта. Эта школа, кроме общеобразовательных знаний, давала детям какую-нибудь специальность. Тётя Сима по своей склонности к книгам получила специальность бибилиотекаря. После школы она работала библиотекарем и повысила свою квалификацию, закончив дополнительно курсы библиотекарей.

Семинар библиотекарей
Ташкент, 1931
Серафима Степунина сидит в первом ряду первая справа в полосатом платьице.

В заднем ряду стоит третья справа Рабинович, тоже выпускница школы им. К. Либкнехта.

Может быть из-за малоподвижного образа жизни и плохого питания, она была меньше своих сестер и сутулилась, что у маленьких людей редкость. Она была невысокого мнения о своей внешности и очень стеснительна, и, может быть, поэтому не вышла замуж и не имела своей семьи. Однако, она отнюдь не была рохлей. Напротив, характер у нее был очень настойчивый, даже упрямый. Если уж она что-то решила, переубедить ее было невозможно.

При всей замкнутости, она была чрезвычайно добрым и отзывчивым человеком, если кому-то нужна была её помощь, она оставляла все свои дела и бросалась помогать, проявляя незаурядную энергию. Она очень любила своих сестер, а их детей, когда они появились, просто обожала.

Работа библиотекаря, видимо, не вполне её удовлетворяла, и, продолжая работать, она поступила в Медицинский институт. Ей было нелегко, так как ездить было далеко. От переутомления обострились ее хронические болезни. Но она все преодолела, окончила институт и стала врачом-терапевтом. После окончания, была направлена в город Карши.

С началом войны ее мобилизовали, и она прослужила в полевом госпитале всю войну, что называется, от звонка до звонка. Демобилизовалась в звании старшего лейтенанта медицинской службы.

Серафима Васильевна Степунина, 1945

Интересное медицинское наблюдение: за всю войну, при более чем скверном питании, отсутствии режима, постоянных физических и психологических перегрузках у нее ни разу не было обострения язвы, а после войны опять начались.

Во время войны она присылала мне трофейные детские открытки с занимательными цветными рисунками и замазанной военной цензурой надписью на немецком языке
У нас жужжат аэропланы, 1945

Демобилизовавшись, вернулась на работу в Узбекистан, в город Карши.

С возрастом, у нее довольно сильно стала проявляться глухота, в дальнейшем прогрессировавшая. Я думаю, для терапевта это почти такая же трагедия, как для музыканта. Она, например, часто не слышала через стетоскоп и пользовалсь прямым прослушиванием, прикладывая ухо к телу. Может быть, не всем пациентам это нравилось.
Когда она вышла на пенсию, старшая сестра, Елизавета Васильевна, приглашала её переехать жить к ней в Ташкент. У них в доме была пристройка с отдельным входом, вполне можно было разместиться, но Сима не хотела никого стеснять и постоянно отказывалась. Она поселилась в рабочем поселке Ухолово, снимала комнату в доме у Марии Ивановны Орешкиной. Жила замкнуто, сидела в своей комнате и читала книжки, которые брала в местной библиотеке. Такой образ жизни казался местным жителям странным и непонятным. Там она и умерла.

Серафима Васильевна Степунина

======================================

Младшая сестра Антонина Васильевна Степунина (1908-2001)

В отличие от старших сестёр, Антонина была непоседливым ребёнком, играла в мальчишеские игры, висла на заборах, лазила по деревьям, что ей в будущем даже пригодилось :).
До революции она успела немного поучиться в школе, поэтому в Трудовую опытно-показательную школу-коммуну им. Карла Либкнехта её приняли сразу в четвёртый класс. В этой школе она училась с 1921 по 1927 годы, которые уже проиллюстрированы в этом посте выше.
О школе она всегда вспоминала с удовольствием и признательностью, и часто говорила, что организационные навыки, полученные в школе, не однажды пригодились ей в жизни.
Сразу после окончания школы она устроилась на работу счётчицей на сельскохозяйственную опытную станцию. Тут ей приходилось давать рабочим задания и организовывать производственный процесс. Рабочие, взрослые мужчины, сначала с недоверием относились к указанием девчонки, но оно быстро сменилось уважением. Как-никак, а сельскохозяйственная практика в Трудовой школе была на высоте, и все этапы полевых работ проделывались собственными руками.
Через год она перешла на работу в НИИ Шелководства и поступила на сельскохозяйственный факультет Университета (САГУ).
Справка работы в шелкинституте для поступления в ВУЗ

На втором курсе ей дали стипендию, и она оставила работу, посвятив все время учебе.
Студенческий билет Антонины Васильевны Степуниной, студентки сельскохозяйственного факультета Среднеазиатского Государственного Университета (САГУ).
Все надписи сделаны на русском и узбекском языках. Узбеки в те годы пользовались латиницей.

Студентки САГУ, Ташкент, 1930
В нижнем ряду вторая слева Соня Зинкина, во втором ряду слева Юля Яровицкая, в середине Тоня Степунина.

В 20-30-е годы дифтерит ещё был распространённым детским заболеванием. Племянник Антонины Васильевны, Серёжа, тоже заболел и умирал у неё на руках, ему было 4 или 5 лет. Он задыхался, ногти и лицо приобрели синюшный оттенок, цепляясь за неё руками и с трудом проталкивая слова, он говорил:
— тётя… Тоня… я сейчас… умру… мне… не страшно… только маму… жалко…
В этот момент к ним прибежала знакомая и с порога закричала:
— Керосин! Скорее керосин! Надо мазать горло керосином!
Антонина схватила гусиное перо, макнула его в керосин и стала смазывать племяннику горло. Он выжил.
Ташкент, 1930
А.В. Степунина с племянником Серёжей Шагаевым.

Ташкент, САГУ 1931г
Нина Покровская и Тоня Степунина.

В результате ряда реорганизаций Университета, Сельфак выделился в самостоятельный институт Сельского хозяйства, от которого, в свою очередь, отделился Средне-Азиатский институт Шелководства.

Студентки Шёлкинститута, Ташкент, 1931
В первом ряду первая справа Антонина Степунина,
во втором ряду слева направо:
Сара Розынбаева, Юля Яровицкая, Люба Петрова.

Студенты Шелкинститута на практике под Ташкентом, 1931г.
В центре преподаватель Мирбулатов, рядом с ним справа (от зрителя) Вера Могильникова, сзади него стоит Антонина Степунина правее неё Юля Яровицкая, слева Лена.

Залезли на шелковицу, листья которой основной корм гусениц шелкопряда.
Слева А.В. Степунина

Выпускницы, Ташкент, 1932г. (14.03.32)
Сфотографировались на память в год окончания института.
Слева направо:
Соня Зинкина, Люба Петрова, Тоня Степунина, Юля Яровицкая;
в нижнем ряду: Сара Розынбаева и девушка, которая подписалась на обороте студенческим прозвищем Мурка.

Диплом об окончании шёлкинститута в 1932 году

Агроном-тутовод

В этом же году Антонина Васильевна начала работать научным сотрудником на Станции защиты растений (СТАЗРА) Средне-Азиатского института защиты растений (САИЗР). В САИЗР’e она проработала по 1937 год включительно.
Научный работник Станции Защиты растений (СТАЗРа) женского пола должна была изучать, кроме приличного перечня специальных дисциплин и двух языков, английского и узбекского, четыре (!) военных дисциплины.

Она очень увлеклась исследовательской работой и микробиологией. Стажировалась в ташкентском Институте Эпидемиологии и Микробиологии.
Удостоверение квалификации по бактериологической технике

За активность и хорошие показатели в работе она дважды премировалась отпуском. Оба эти отпуска, а также свои текущие отпуска она использовала для освоения микробиологической техники и повышения квалификации в этой области, для чего ездила в Ленинград, в ВИЗР, заручившись направлением из САИЗР’а, и получила право называться бактериологом.
Отзыв об общественной работе

В конце 1936 начале 1937 её на два месяца отправляют в Ленинград в научную командировку, после чего назначают заместителем заведующего лабораторией и старшим научным сотрудником (и.о.).

Профессор А. Летов, в группе которого А. В. Степунина занималась изучением гоммоза хлопчатника, дал ей следующую характеристику.

Антонина Васильевна Степунина
Ташкент, 1937г.

В конце 1938 года Антонина Васильевна перешла на работу в Центральную Карантинную Лабораторию Наркомзема СССР, г. Москва, Орликов один-одиннадцать.

=============

В 1976 году А.В. Соколова (Степунина) ездила в Ташкент и встретилась с Еленой Петровной Богдановой

 

1 комментарий

  • Vitaly:

    В блоге fotoretro появилось дополнение к фотографии, спасибо Андрею

    ab52003 91.246.91.77
    2017-07-11 17:29
    Здравствуйте, Виталий!
    Возможно, Вам это будет интересно…
    На фотографии «Курсы библиотекарей 1931»

    сидят — справа:
    2-й — Бетгер Евгений Карлович — Заведующий библиотекой им.Навои
    4-й — Буров Николай Аполлонович — библиотекарь-библиограф
    9-я — Маслова Ольга Васильевна — библиограф

    Николай Аполлонович Буров — брат моей бабушки.
    С уважением,
    Андрей

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.