Лаухи из Мавераннахра и другие чудеса Искусство История Разное Фото

Автор Виктор Фесенко

До посещения с Айидой Каиповой  музея при городище Минг Урюк я мельком видел старые крестообразные  подставки для книг только на картинках или в кинофильмах и еще не знал, что эти предметы интерьера восточных дворцов и мечетей называются лаухами (по – арабски рахле). Их назначение было понятно сразу – являться в стародавние времена на Востоке изящной подставкой для раскрытой книги.

Распространение лаухов было довольно ограниченным, они имелись у священнослужителей и учителей медресе для чтения прихожанам и ученикам священных книг, судей (казиев), ученых, поэтов, чиновников определенного ранга и купцов. Для всего прочего населения Востока потребность в лаухах, естественно, отсутствовала.

А почему лаухи появились и использовались преимущественно на Востоке?  Кочевой образ жизни и недостаток подходящих материалов (леса) научили за века многие народы обходиться без какой-либо мебели, т.е. без стульев, столов, кроватей, шкафов и т.п. Некоторое подобие мебели в домах (дворцах) правителей являлось, скорее, предметом роскоши и заимствования, чем необходимостью, за исключением деревянных сундуков для хранения или транспортировки сокровищ, книг и прочих ценных вещей и бумаг. Простой же народ заказывал у ремесленников-столяров лишь деревянные сундуки для укладки приданого выдаваемых замуж дочерей. При изготовления мебели требовался более разнообразный и сложный инструмент, чем топоры и пилы, с помощью которых изготавливались перекрытия, оконные и дверные проемы жилищ оседлого населения.

 Если в мечетях или в домах грамотных представителей населения отсутствовали столы и стулья, то им с книгами можно было работать только сидя на полу. При этом, вполне естественно, любая подкладка или подставка под книгу существенно повышала удобство чтения или письма. В качестве подставки можно было бы использовать и плоский камень, но он тяжелый и неэстетичный. Но дело не только в повышении удобства чтения. В одном из правил (адабов) чтения Корана сообщается, что класть священную книгу на пол, даже если он чистый, является пренебрежением к ней.

Сейчас во дворе самаркандской мечети Биби Ханым можно увидеть являющийся предметом экстерьера стационарный мраморный лаух для священного Корана Османа. Этот лаух был изготовлен по приказу Мирзо Улугбека в начале 15 века:

Внутри помещений мечетей и медресе требовались другие подставки, более изящные и эстетически соответствующие тем дорогим книгам, которые на них размещались. Почему же на исламском востоке появились именно крестообразные раскладывающиеся лаухи, сказать трудно. Каждый мастер предлагал свое,  кое-что заимствовал у других. Известны простейшие лаухи в виде шарнирно соединенных рамок:

Но еще столетия назад на Востоке получили распостранение также крестообразные раскладывающиеся подставки, отличающиеся от предыдущих не  размерами и внешней формой и не особенностями резных узоров. А тем, что при их изготовлении не требовалось соединять каким-либо образом входящие в них детали, нужно было всего лишь в определенных местах цельной деревянной заготовки произвести пропилы ножовкой (резцом) и отверстия стамеской (резцом, долотом), причем после изготовления панели (звенья) лаухов никоим образом нельзя было отделить друг от друга:

Появившиеся позднее четырехзвенные лаухи представляли собой «глубокую модернизацию» существующих двухзвенных, каждое звено которых дополнительно распиливалось на две части с сохранением принципа неотделимости друг от друга. Изготавливать их было гораздо труднее и имели они специфический внешний вид, а укладывались намного компактнее, чем двухзвенные. Совершенствование из поколения в поколение навыков и использование более эффективных инструментов позволили еще позднее распиливать каждое звено классических двухзвенных лаухов на 3 и более частей. На прилагаемых иллюстрациях показаны четырех, шести и десятизвенный лаухи:

В статье  о лаухах в на сайте asiatravel (http://www.asia-travel.uz/uzbekistan/crafting/lauh/) сообщается, что четырехзвенные и более сложные лаухи впервые появились в Мавераннахре (населенных оазисах между руслами Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи) и изготавливались только там. Подробно описывается и подготовка материала для их изготовления:

Для изготовления лауха используются твердые сорта древесины — орех и чинара. Чтобы изделие долгие годы оставалось прочным, не деформировалось и не трескалось, древесина должна быть правильно подготовлена. Древесный узор получается более красивым и четким, если бревна предварительно вымачивают в хаузах или специальных водоемах в течение года. За это время красящие вещества из коры проникают во все мельчайшие поры древесины. Причем чем старше дерево, тем благороднее его оттенки. Потом изготовленные из этих бревен доски толщиной 50-60 мм укладывают штабелями с обязательным просветом между ними и высушивают в течение 8-10 лет в сухом, темном и хорошо проветриваемом помещении, ежегодно переворачивая. О готовности древесины мастер узнает по характерному звучанию при постукивании о ее поверхность костяшками пальцев. Когда доска готова, от нее отпиливается брусок нужного размера и начинается таинство рождения лауха.

Некоторые утверждения из этой же статьи вызвали у меня определенные сомнения, а именно:
Долгое время считалось, что секрет изготовления лауха безвозвратно утерян.

Секретами подготовки ценных пород дерева для их последующей обработки владел каждый столяр-краснодеревщик из любой страны. В немалом количестве сохранились лаухи, изготовленные еще в древности, обмерив которые и поразмышляя о последовательности выпиливания заготовок, можно было бы выбрать наиболее подходящий вариант. Древние мастера не могли располагать какими-либо оригинальными и неизвестными нам инструментами, в их распоряжении были резцы и стамески. Самым сложным и дорогим инструментом для них могла быть узкая пила типа пилки для лобзика, но гораздо большей длины. Кто и как мог изготовить и заточить такие пилы в древности, вопрос интересный. И без них изготовление четырехзвенного лауха представляется чрезмерно затруднительным. Пилы уже давно научились изготавливать в промышленных масштабах, а потребность в лаухах резко уменьшилась по разным причинам. Сотни грамотных ребятишек в кружках «Юный техник» в недалеком прошлом выпиливали лобзиками не лаухи, а фанерные нервюры для авиамоделей…

Не всякий мастер способен сделать лаух, даже если из-под его резца выходят великолепные шкатулки, столики, люстры, ширмы, двери, предметы мебели. Изготовление лауха – высший пилотаж в искусстве резчика. Для этого нужен особый склад ума и виртуозное владение инструментом.

Ни один лаух , даже если он ничем не украшен , не повторяет другого, каждый экземпляр уникален.

Лаух – относительно сложная конструкция, а дерево – капризный материал. Но наверняка, древние мастера не делали лаухи «на коленках», а использовали что-либо в воде упоров, направляющих и клиновых струбцин для повышения точности распила заготовок. Если не существует даже двух геометрически одинаковых лаухов, то это скорее свидетельствует не об их чрезмерной сложности, а об отсутствии у мастера хорошего инструмента и необходимой оснастки. 12 резных ореховых стула мастера Гамбса были близнецами, а если и отличались друг от друга, то только на доли миллиметра…

Человеку непросвещенному стоит большего труда даже просто разложить или собрать такую конструкцию.

Спорное утверждение. Возможно, что в данном случае подразумеваются шестизвенные и еще более сложные лаухи.

В одиночку сделать лаух практически невозможно.

Сомнения по этому поводу подтвердил случай. При осмотре в музее разложенного лауха моего пространственного воображения и почти сорокалетнего конструкторского опыта для полного осмысления его конструкции оказалось недостаточно. Но совершенно случайно во время недавнего посещения блошиного рынка Янгиабад я приобрел деревянный четырехзвенный лаух-сувенир:

По дороге с базара домой после нескольких раскладываний — складываний лауха его устройство стало для меня предельно ясным, а также стали ясны и представления о технологиях и инструментах при его изготовлении, как древних, так и современных. Тайна лауха для меня разом исчезла, но возросло почтение к мастеру (мастерам), придумавшему столетия назад такую раскладную конструкцию полезного назначения.

Раскладывать-складывать лаух у меня получилось с первой попытки и приведу стадии его трансформации:

Выполнить чертеж лауха оказалось также довольно просто, а как с его изготовлением? Станком с тонкими дисковыми фрезами я не располагал, как и лобзиком с длинной нитью-пилкой, пришлось использовать ножовку по металлу, стамески и набор резцов — царапалок, изготовленный из ножовочных полотен. Не было у меня бруска из ореха и я решил изготовить модель лауха из относительно хрупкой и капризной сосны. Отсутствие опыта и специального инструмента сказалось на качестве изделия, но все же, после нескольких вечеров работы, четырехзвенная неразборная конструкция удалась:

Неудовлетворенный качеством модели я машинально начал подумывать о конструкции примитивного станочка для более качественного распила заготовки и с которым изготавливать лаух было бы одним удовольствием без натирания мозолей на пальцах и ладонях, но отложил его реализацию до лучших времен…

Известны другие человеческие поделки со свойствами, подобными свойствам неразборных лаухов. Одна из них –  цепь, состоящая из  замкнутых звеньев классической формы, изготовленная из одного цельного деревянного бруса:

Конструкция такой цепи ясна и двухлетнему ребенку, а специфический способ ее изготовления понятен из приведенных иллюстраций:

Позволю себе утверждать, что некоторые пропилы (прорезы) при изготовлении деревянной цепи выполнить более затруднительно, чем самые сложные пропилы при изготовлении лаухов.

Другой пример – китайская безделушка «Шары в шаре», вырезанная из одного цельного фрагмента слоновьего бивня. Тонкостенные шары разных диаметров и с небольшими отверстиями расположены концентрично друг к другу, причем диаметры отверстий в шарах не позволяют извлечь меньший шар из его ближайшего большего соседа. Если бы шары были разьемными, то русская слоеная матрешка считалась близким конструктивным повторением «шаров в шаре». Мало того, все помещенные друг в друга шары  украшены восхитительной резьбой:

Столетия в Европе изготовление неизвлекаемых узорчатых шаров казалось чудом, а в Китае эта работа последовательного вытачивания (вырезания) меньшего шара в большем и украшения их резьбой называлась «работой демона». Китайские мастера научились изготавливать эти шедевры около тысячи лет назад и первые «шары в шаре» были трехслойными. В 1977 г. китайский мастер Вэн Жунбяо из Гуанчжоу изготовил совокупность из 42-х узорчатых шаров с диаметром большего 15 см. Простейший расчет позволяет определить примерную толщину шаров и величину зазоров между ними порядка 0,8 мм (!!!).  Китайская делегация подарила подобное чудо И. В. Сталину в 1950 г., внешний шар имел диаметр 10 см и содержал 24 расписных шара:

Некоторым лаухам и китайским шарам, изготовленным искусными мастерами, около тысячи лет и до сих пор они вызывают восхищение и уважение. А времена меняются… Не менее талантливые ученые и инженеры к концу 20-го века придумали технологии и устройства, которые поначалу казались чуть ли не фантастическими, а сейчас стали почти обыденными. И мудреные неразборные лаухи и неизвлекаемые друг из друга шары сегодня можно без каких-либо трудностей быстро изготовить на т.н. 3D – принтере, правда не из дерева или слоновьего бивня, а из придуманных химиками полимеров. И не вырезанием, а способом, заимствованным или у ласточек, вылепливающих из глины свои гнезда, или у причудливых пещерных сталактитов, создающих за тысячелетия под собой сталагмиты.

Одним из примеров неиссякаемой человеческой изобретательности может служить вот такой простой деревянный брусок с двумя пазами и забитым в него гвоздем:

Над способом изготовления этой головоломки предлагаю читателям поломать голову, а тем, кто знает, не демонстрировать свою эрудицию.

В заключение приведу фото самого большого в истории лауха с лежащим на нем Кораном, но не настоящих, а стилизации под них в виде арки над дорогой в Мекку:

Виктор Фесенко
27.06.2017 г.

6 комментариев

  • Куврук:

    «лаухами (по – арабски рахле)», очевидно, — Рехал (араб. رِحال).
    «Для всего прочего населения Востока потребность в лаухах, естественно, отсутствовала». Это большое заблуждение. Если в доме имелся Коран, то, как правило, был и рехал.
    В сущности, статья есть изобретение велосипеда (в нашем случае — рехала), автор как утраченный процесс осторожно реконструирует для самого себя то, что ему на пальцах объяснит любой афганский, пакистанский или сирийский нажжар (плотник).

      [Цитировать]

  • Татьяна Вавилова:

    А мне очень понравилась статья, спасибо Виктор! И то, что сам изготовил модель лауха, прекрасно. Что-то я не вижу тут ни афганских, ни пакистанских с сирийскими нажжаров. Пусть они научат сделать лучше. А пока читаю с интересом Вас, спасибо.

      [Цитировать]

    • Куврук:

      Замечательный отзыв, простой, без головоломок: «понравилось» или «не понравилось». А, да, и приписка — «читаю с интересом». Универсальная формула для любого комментария на любую тему.

        [Цитировать]

      • Татьяна Вавилова:

        Да, я не черный рецензент, мне понравилось и читать было интересно. Сайт не научный сборник, а авторы не соискатели. Вы всё обо всем знаете и критикуете посты на любую тему, а я простой обыватель, мне интересно прочесть мало мне известное. Захочу, найду по теме материал в другом месте, не захочу, ограничусь этим. В чем проблема?

          [Цитировать]

  • Куврук:

    В простоте. Вспомнилась чеховская «Чайка», Нина Михайловна Заречная — «Я слишком проста, чтобы понять вас!»

      [Цитировать]

    • Татьяна Вавилова:

      О, какой образованный нажжар! Знаток не только плотницких работ, но и русской классики! Не смею беспокоить и отвлекать от грёз исключительности, удаляюсь.

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.