Выпускной вечер в школе № 30, 1968 год Tашкентцы Старые фото

В мае во всех школах проходят выпускные вечера.
Недавно перебирал старые фото и набралась целая подборка снимков о выпускном вечере в моей родной ташкентской школе № 30. В нашей школе работали много замечательных педагогов, и, что удивительно, довольно много преподавателей мужчин. Это были и бывшие офицеры, прошедшие войну, и более молодые их коллеги. Все они смотрят на нас со школьной виньетки. В этой школе преподавала много лет и моя мама, Любовь Афанасьевна Полунина.

Мама с родителями и братом приехала в Ташкент в 1935 году. Время было не легкое. Вспоминается ее рассказ про то, как она девчонкой ходила к железнодорожным путям недалеко от дома и собирала в ведро уголь. Училась мама в той же тридцатой школе, куда потом отдала и меня.
Во время войны в ташкентских школах, как и везде, не хватало учителей. Люба Садовых, ученица восьмого класса, умела хорошо общаться с малышами. Это заметили и учителя, и комиссованный с фронта директор, подполковник Лосев. Ее просили иногда заменять в младших классах педагогов. Когда мама перешла в девятый класс, директор предложил ей принять первый класс и учиться заочно в педтехникуме. Так мама стала учительницей.

Больше сорока лет она проработала в тридцатой школе. Столько поколений ребят учились у нее! Казалось, в нашем районе ее знали все жители. Когда мама шла по улице, все с ней здоровались. После ухода на пенсию к ней часто заходили или звонили ее ученики. Десять лет, как нет мамы. Я уже не в Ташкенте, а в Москве. А мне, ее сыну, до сих пор звонят ее ученики, пишут в интернете на сайт «Одноклассники».

Мама общалась со всеми уважительно. Когда она вышла на пенсию и стала работать билетершей в 24 бане у реки Кара-Су в Шумиловском городке, она общалась с людьми так же доброжелательно и с достоинством, как и прежде. И люди с ней общались точно так же. И так же, как прежде, приходили к ней советоваться или просто рассказать про детей.

Дитя советского времени, мама не верила в Бога. Но, не подозревая того, жила по Божьим законам. Родителей почитала. Не судила. Но своих принципов держалась твердо, не навязывая их никому. Она и в детстве не столько наказывала меня, когда я шалил или совершал серьезные проступки, — сколько давала почувствовать свое молчаливое отношение к случившемуся. И это для меня было гораздо серьезнее и поучительней любых криков или лекций.

Странно! Начал писать о выпускном вечере в нашей школе, а получилось — о маме.
А. Колмогоров.

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.