Книга воспоминаний об Александре Файнберге. Часть 3. Абдулла АРИПОВ Tашкентцы А. Файнберг Искусство

Абдулла АРИПОВ

Едва ли не первый по пониманию всех глубин текста

Мне больно сегодня говорить о моем друге, уникальном поэте Александре Файнберге, как об ушедшем человеке. Ведь я собирался выразить свое отношение к нему на торжественном вечере, посвященном семидесятилетию со дня рождения в присутствии самого поэта… Увы!..

Чуть-чуть не смог «дотянуться» до своего восьмидесятилетия классик мировой литературы Чингиз Торекулович Айтматов. И вот теперь Александр Аркадьевич Файнберг – тоже, можно теперь сказать, классик – не смог дожить до своего юбилея какие-то считанные дни. Что поделаешь! Видно такова их судьба. Ведь у Господа Бога существует свой собственный строгий регламент, отмеряющий сроки нашей жизни. И мы, обыкновенные смертные, в самой тесной связи с волей Всевышнего.

Обычно на таких вечерах, где присутствует сам писатель, принято произносить хвалебные слова, даже если они и не соответствуют реальности. Но когда речь идет о творчестве Александра Файнберга, на мой взгляд, все высокие слова не отразят даже и сотой доли действительности. Ибо он на самом деле был уникальным поэтом и переводчиком. Писателем мирового ранга.

Его сборники стихотворений «Велотреки», «Этюд», «Мгновение», «Печать небосклона», «Далекие мосты», «Короткая волна», «Прииск», последний прижизненный сборник «Лист» и книга на узбекском языке «Чигир», а также недавний двухтомник его избранных сочинений, который он так и не успел увидеть, – все они вошли в сокровищницу не только русской поэзии Узбекистана, но и всемирной поэзии нашего времени.

Я не стану распространяться об особенностях художественного мастерства поэта, только лишь отмечу, что никто из русскоязычных писателей не смог так искренне воспеть наш солнечный край.

Его задушевные эссе о прожитых годах детства, отрочества, юности и зрелости, переводимые на узбекский язык самым экстренным образом, нашли горячий отклик в душах узбекских читателей. Ведь это были честные исповеди о том, как он вырос и выжил в Ташкенте в трудные годы Второй мировой войны, как он после семилетки, окончив топографический техникум, прошел свою любимую центральноазиатскую землю буквально вдоль и поперек, как он чувствовал свое кровное родство с узбекским народом, со всеми народами Центральной Азии. А ведь его, как и меня, достаточно долго игнорировали, не давали ему печататься, выходить в свет. Но как настоящий философ Александр Файнберг смог без всякой мстительной обиды пережить и это.

Что ещё почитать:  Александр Файнберг: "Человек неизменен, душа у него или есть или её нет"

Как известно, многие поэты всего мира неоднократно пытались перевести на свой родной язык бессмертные произведения нашего великого мыслителя Алишера Навои. Среди них, естественно, было немало русских поэтов-переводчиков. Файнберг среди них стоит едва ли не первым по пониманию всех глубин текста нашего классика, по проникновению в их смысл. Как переводчик он смог не просто понять и озвучить историю нашего народа, но и поэтически переосмыслить ее для современности.

Точно также ответственно он работал над переводами и современных ему поэтов Узбекистана. И буквально сотни из них зазвучали на русском языке благодаря уникальному переводческому мастерству Александра Файнберга.

Моим первым написанным произведением, после перевода великой «Божественной комедии» Данте на узбекский язык, стала поэма «Путь в Рай», где я сделал попытку воспеть чувство дружбы. Александр Файнберг – истинный друг узбекского народа и, по-настоящему Народный поэт – всей своей жизнью и творчеством открыл себе путь в него!

1 комментарий

  • Олег Николаевич:

    «Большое видится на расстоянии…», …а это из Арипова: «… как настоящий философ Александр Файнберг смог без всякой мстительной обиды пережить … игнорирование…» — очень своеобразная личность, наверное будущие поколения найдут другие характеристики его личности, оценят талант и его произведения. Мне не единожды пришлось столкнуться с ним лично. Это было в 60-е годы, когда у него вышла его первая книжечка «Велотреки», он её всем показывал и был приглашен в команду КВН ТашПИ писать в стихотворной форме сценарии выхода и домашнего задания под чутким руководством парткома, профкома и прочих органов, которые лучше знали что, о чем и как писать… Учитывая, что мероприятие курировала лично Ядгар Насреддинова, которая имплантировала в команду, усиленную студентами театрального и профессиональными постановщиками и режиссерами, свою дочку Зулю, то понятно, что они были обречены на удачное выступление. Мне посчастливилось лично увидеть в общении Файнберга с золотой молодежью из тогдашнего СТЭМПА, командой КВН и его участие в двух прогонах в зале ОТФ ТашПИ… видя грязное белье творческого процесса теряешь всяческое уважение к его участникам… понимаешь, как тяжелы шапки мономахов в условиях реального социализма. Ну, а до «колокола на башне вечевой» он явно не дотягивал… было время Вознесенского, Евтушенко и прочих Робертов и Булатов… аргумент, что он «наш» не может служить пьедесталом, а жаль… похоже, что это он и сам понимал и поэтому метался и чудил… Может, я что и запамятовал, простите… чай полвека с той поры прошло…

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.