Они были первыми, часть первая Tашкентцы История

Автор Владимир Фетисов.
Из истории медицины в Узбекистане
Я держу в руке старый потёртый альбом. На обложке золотыми буквами, порядочно выцветшими, написано: “1-й выпуск врачей Ташкентского медицинского института им. В.М. Молотова, 1936г.”.

Это так называемый альбом-виньетка — такие были в ходу в те времена.

Они были первыми

Какое отношение к медицине имел Вячеслав Михайлович неведомо, но тем не менее, ташкентскому мединституту присвоили имя наркома СССР по иностранным делам. Его портретом альбом и открывается.

Они были первыми
В.М. Молотов

А потом один за другим открываются двенадцать альбомных листов с вклеенными виньетками. Двенадцать ступенек в далёкое уже прошлое.
На первом листе, как и положено, руководство института.

Они были первыми

На самой верхней фотографии — Иосиф Виссарионович Сталин. Ну, куда же без лучшего друга советских врачей!.. А вот Владимир Ильич, несмотря на то, что прошло всего двенадцать лет после его смерти, на вторых ролях. Где-то в углу, призывает к чему-то стоя под развевающимися знамёнами. А в другом углу дымят трубы, показывая, что в стране гигантскими шагами идёт индустриализация.

Несколько фотографий с затёртыми лицами. Это те, кто не избежал Большого террора 1937 года. По обе стороны от Сталина, вероятно, также руководители государства, бывшие соратники вождя. Возможно Бухарин и Каменев, а может Зиновьев или нарком здравоохранения СССР Григорий Наумович Каминский, расстрелянный в 1938 году – фотографии безымянные. Такая же судьба постигла и коллегу Каминского, наркома здравоохранения Узбекистана Абдуллаева, лицо которого также затёрто на виньетке. Не повезло и тогдашнему директору ТашМИ Саттарову. Осталась только фамилия под затёртым лицом. Необходимо было вычеркнуть “врагов народа”, не только из жизни, но и вообще из памяти народа. Поэтому из учебников вырывались целые страницы, вымарывались имена, закрашивались фотографии.

Что ещё почитать:  Дом Специалистов: развитие темы

Мы живем под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны.
Точно выразил то время Осип Мандельштам.

Но вернёмся к виньетке. В самом низу — три фотографии руководителей общественных организаций, без которых, конечно, никакая медицинская и учебная деятельность ”немыслима”. Два секретаря партячейки ВКПб (уз) – Бондаренко и Растегаева. Из каких соображений сразу два секретаря, неизвестно. И председатель профсоюзного комитета Расулев Ш.А.

По бокам от директора Саттарова, ещё не подозревающего о своей трагической участи, два его заместителя: Попов Г. – по хозяйственной части и профессор Мирочник – заместитель по учебной работе.

Моисей Филиппович Мирочник — личность легендарная. В 1914 году окончил медицинский факультет в Париже. Затем сдал государственный экзамен в Саратове на звание лекаря. А в 1917 году мы видим его уже в Ташкенте, где он трудится в городской Клинической больнице бок о бок с В.Ф. Войно-Ясенецким и М.И. Слонимом. С 1920 года и до самой кончины в 1945 году Моисей Филиппович Мирочник проработал на различных должностях в Ташкентском медицинском институте. Как и Моисей Ильич Слоним, похоронен на аллее института, одним из основателей которого он был.

Чуть ниже — фотографии трёх деканов. Видимо тогда было только три факультета.

Лечебный факультет возглавлял профессор Пётр Фёдорович Архангельский. Родился Петр Федорович в 1893 году на Кавказе, в станице Ассановской. В 1917 году окончил медицинский факультет Донского университета. В студенческие годы увлёкся офтальмологией и, получив диплом лекаря с отличием, стремительно включился в лечебную, педагогическую и научную работу в своей alma mater. После успешной защиты докторской диссертации на тему «К патологии органа зрения при сыпном тифе» ему присвоили звание приват-доцента.

Что ещё почитать:  Медицина в Ташкенте в первые годы присоединения к России

Будучи уже зрелым ученым и высококвалифицированным офтальмологом, он приезжает в Ташкент и в 1932 году избирается по конкурсу заведующим кафедрой офтальмологии в только что зародившемся Среднеазиатском медицинском институте. При глазной клинике института Архангельский впервые в Узбекистане организовал физиотерапевтический кабинет, оснащенный всей необходимой аппаратурой для лечения больных, а также протезный пункт.

Петра Фёдоровича Архангельского с полным правом можно назвать основателем узбекской школы офтальмологов. Долгие годы он занимал должность главного окулиста Минздрава Узбекистана.

Следующий, санитарный факультет, возглавлял в 1936 году учёный-эпидемиолог, профессор Алексей Васильевич Георгиевский.

В 1908 году восемнадцатилетний Алексей Георгиевский поступает на медицинский факультет Казанского университета, откуда в 1911 году переводится в Военно-медицинскую академию. Когда началась Первая мировая война, приезжает в Ташкент, где начинает медицинскую карьеру младшим ординатором военного госпиталя. Затем работает в Санитарно-бактериологическом институте, а с 1924 года и в Ташкентском медицинском институте, где в 1932 году стал профессором кафедры эпидемиологии. На его счету — 48 научных работ по проблемам гигиены, эпидемиологии и дезинфекционного дела.

Под фотографией третьего руководителя факультета, доцента Г.П. Ильинского, написано просто – декан. О Г.П. Ильинском известно лишь то, что он был первым заведующим кафедрой физвоспитания, лечебной физкультуры и врачебного контроля, созданной в 1934 году. Руководил Ильинский кафедрой 15 лет.

А дальше, страница за страницей, открываются ещё одиннадцать виньеток, на которых фотографии преподавателей и студентов первого выпуска Ташкентского медицинского института. Двести шестнадцать человек. Двести шестнадцать судеб. Они ещё не знают, что ждёт их впереди. Кого-то поглотит безжалостная машина репрессий, кто-то погибнет в боях Великой Отечественной, кто-то станет выдающимся учёным, совершившим прорыв в медицине. А кто-то — обычным врачом, принесшим исцеление тысячам людей.

Что ещё почитать:  Как нас лечили

Перелистаем же, мой читатель, этот альбом и попробуем хоть что-то узнать о судьбах некоторых преподавателей и первых выпускников ТашМИ.

Источник.

4 комментария

  • urman:

    Спасибо за интересное сообщение о чудом сохранившемся альбоме, из которого совершенно ясно, что основателями ТашМИ были выдающиеся люди. Можно было бы добавить, что институт был организован в 1935 году (в то время Молотов был председателем Совнаркома, т. е. занимал должность Ленина) на базе медицинского факультета САГУ, одним из первых деканов которого был В. Ф. Войно-Ясенецкий. Первый выпуск ТашМИ действительно состоялся в 1936 году, но студенты этого выпуска основное время своего обучения провели в САГУ.

      [Цитировать]

  • LVT:

    Читая мои любимые воспоминания Сергея Вонсовского (часть 2), я узнала, что в жизни его стареньких родителей Василия и Софии Вонсовских были такие-то врачи: Смирнов, Архангельский… Сначала узнала про доктора Смирнова (у Благовещанского) , тоже из первого десанта учёных и специалистов. Теперь познакомилась с Петром Фёдоровичем Архангельским. Владимир, вы делаете очень нужное дело. У нас страна большая, людей много и всё, что происходило за московской околицей как-то быстро исчезает со страниц истории. Сначала эти люди были для меня только фамилиями, буквами на бумаге, теперь -это уже живописные портреты.

      [Цитировать]

  • natalia:

    После прочтения вспомнилось…Начало 2000 годов, в библиотеке одного из медВУЗов Ташкента студенты совместно с преподавателями кафедр занимались странным делом — вымарывали в учебниках по предмету слова СССР, РСФСР, В.И. Ленин (предисловие и главы об истории развития дисциплины). История движется по кругу…

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.