Цикл стихов Шаджалилову М.Д. Tашкентцы


рис. Х. Содикова

Мухаммад
(майору М.Д. Шаджалилову)

Мухаммад, Мухаммад,
Наш соратник и брат,
Это — боль: улетев
Не вернуться назад?!

Мухаммад, Мухаммад,
Был наш враг очень рад,
Вслед ракету с плеча
Запустив наугад.

Шла ракета на жар.
Вспыхнул в небе пожар.
Ты сорвался с небес
И погиб, как Икар

Мухаммад, Мухаммад,
Для узбекских ребят
Жизнью яркой своей
Стал ты словно Фархад.

Был ты дерзок и смел,
Потому и посмел
Самолет, вертолет
Покорить, как пострел.

Мухаммад, Мухаммад,
Выбрал Севера клад.
Сам поехал служить —
Где рассвет как закат.

Над морями летал,
Под сиянием спал
В горне стужи хмельной
Мастерство закалял.

Мухмамад, Мухаммад,
Застучали в набат,
Как афганский народ
Крикнул нам: “Руку, брат!”

Как советский пилот, —
Мира страж и оплот,
Ты пошел воевать
За афганский народ.

Мухаммад, Мухаммад,
Не боялся преград,
Шел с улыбкой в полет,
Будто шел на парад.

Жаждой подвига жил.
В службу душу вложил.
Своим младшим братьям
В небо путь проложил..

Мухаммад, Мухаммад,
Вижу твердый твой взгляд,
Когда жизнью спасал
Ты дехканина сад.

Где Мир-Вайс* побеждал,
Англичан позор ждал,
Призывая к борьбе,
Факел твой отпылал.

Мухаммад, Мухаммад,
Раздается набат.
В грозном небе твой путь
Продолжает твой брат.
15.07.85г

*Мир-Вайс — афганский герой народно-освободительного движения

Рассказ ведущего
(Памяти экипажа майора М. Шаджалилова 11.07.85г.)

Такое не забуду никогда.
Который год стоит перед глазами.
Над Кандагаром я летел тогда.
Когда “Антон” возникнул вдруг над нами.

Смотри, — сказал ведомый мой, — смотри!
И словно зайчиком в глаза мои сверкнуло
“Ан” шел чуть выше, будто бы парил,
И что-то в правый крен его тянуло.

С неведомым боролся экипаж,
К земле неудержимо приближаясь.
Меня смутил внезапный эпатаж*
И замер я, картиной поражаясь.

Была ведь небольшая высота,
Крылатым так летать небезопасно.
По “зайчику” и шлейфу от хвоста
Случившееся становилось ясно.

Как белый аист с раненым крылом,
Летел “Антон”, пытаясь удержаться
В афганском небе нежно-голубом,
Но вынуждал пожар его снижаться.

Уже под ним скалистая гряда,
Петляет нить асфальтовой дороги…
Но точно рассчитала все беда:
Как будто самолет внезапно вздрогнул,

И отделилось правое крыло,
И круче поплыла к земле махина,
И огненной взрывной волной смело
Арык, кустарник и дувал** из глины.

И я кричал неистово в эфир,
Я вниз смотрел, глазам еще не веря,
Что вижу я войны жестокий пир
И боевую первую потерю.
15.07.85г

*Эпатаж — поведение, нарушающее общепринятые нормы и правила пилотирования
**Дувал (разг.) — от девол, девор (тадж.) — стена, забор.

Заснул случайно бог
Был, как сегодня, жаркий день,
Но много лет назад.
Под зноем говорить-то лень,
Тем паче сдвинуть зад.

Эфир пустой. Аэропорт
Военный. Кандагар.
Почтовый на перроне борт.
Змеится в небо пар.

Двенадцать сто сорок шестой
Готовится на взлёт.
Пустыни ветерок сухой
С губ рваных влагу пьёт.
И «почтовик», спеша домой,
Не вырубил движки:
Открыта рампа и долой
С посланьями мешки.

На сутки позже, слушая
Записанный эфир,
Я знал: минутами спустя
Взлетит почтовый в тир,
Где пуск ракеты и пожар,
Борьба, паденье, взрыв…
И испытал досады жар,
Отчаянья порыв:

Ну где бог Случай?! Почему
Он был и слеп, и глух?
Ну что бы стоило ему
Барьер поставить злу —
Рулёжку перегородить
(Прокол или помпаж),
На вышке мысль зародить:
«Здоров ли экипаж?»
Заставить дольше покружить
Над точкою бортам…
Минута! И могли бы жить
На многие лета.
Но зной. Заснул случайно бог
Разморенный теплом.
И пожинаем мы итог,
Страдая о былом.

11.07.12г

Метеорит
Шаджалилову М.Д.

Пусть время, словно пух горит.
Я за столом твоим, квирит,
Бокал с шампанским поднимаю,
Чтоб выпить за метеорит.
Есть люди солнца, есть – кометы;
Есть люди звёзды, есть — планеты,
Но наша чуткая душа

Метеоритами согрета.
Затем ли, что их краток миг,
Но ярок, словно страстный крик.
И озаряет наши лица
Их искромётный сочный блик .
В твой день рождения, квирит,
Мы выпьем за метеорит!

22.03.85г

ТЫ БЫЛ
М. Шаджалилову

Десять лет — будто миг.
Пронеслось десять лет.
Все мутнее твой лик.
Все заметней твой след.

Все прекрасней твоими плодами семья.
Все нелепей становится гибель твоя.
Десять лет, будто миг,
Будто вечность прошла.

Жизнь вокруг иной лик,
Иной смысл обрела.
Стало черным, что было тогда так бело.
И все черное белым песком замело.

Десять лет, будто миг.
Будто дух, пронеслось.
Философии лик
Познавать нам пришлось.

Романтизмом была твоя чаша полна.
Нам с другим содержанием чаша дана.
Десять лет — будто миг.
Пронеслось десять лет.

В них родных твоих крик.
Их седин белый след.
Может, в жизни ты лучшее время прожил.
Спи спокойно. Мы выпьем за то, что ты был.

Ликуем — ты жил
Пятьдесят – это возраст, что красит мужчину.
Мухаммад, не дожил ты до этой вершины.
Но полвека, как ты появился на свет
И мы рады отметить твои именины.
В этот день мы, как будто бы, снова с тобой,
И колдует над нами твой образ шальной.
Мы смеемся, твою вспоминая улыбку,
Мы грустим, оживляя твой взлёт роковой.
Ты всегда в нашем сердце, ты жил среди нас.
Мы встречали твой взгляд, различали твой глас.
Мы навечно пропитаны сутью твоей
И твой образ наш дух вдохновляет сейчас.
Горько. Ты до глубоких седин не дожил.
Но прекрасным и краткий твой миг жизни был.
Мы всем сердцем судьбе за тебя благодарны
Но в печали — ты был. И ликуем – ты жил!

Ташкент 1999 г

Светлане
(на 50-летие жене Шаджалилова Мухамадали)

В твоих магических глазах
Любви очарование.
Их волны поглощают страх,
Их свет горит всезнанием.

В твоей душе дух доброты,
Порядочности, честности.
Твое внимание – цветы,
Огонь любви и верности.

Твои деяния – алмаз,
Горящий разноликим цветом,
Почтение родивший в нас,
И покоривший нас при этом.

Смерть
Смерть – несчастье для тех
Кто остался в живых.
Это боль, как за грех,
Ропот в спину чужих,
Безнадёжность, тоска,
Вспышка до слепоты,
Прежней жизни рассказ –
Предсказанья следы;
Безысходность, обрыв…
Только лепет детей,
Смысл жизни открыв,
В жизнь зовёт без затей.
11.07.2008г.

Эпигон войны
Всегда, бывая в Кандагаре,
Я вспомню, Алик*, вылет твой,
Ракетном роковом ударе,
Нарушившим полка покой.

Тогда познали мы всей сутью
Злость и безнравственность войны.
Что мы в бою с открытой грудью
Найти спасенья не вольны.
Теперь, спустя десятилетья,
Мне очень горько сознавать
Бессмысленность тех лихолетий,
Где нас старались убивать.
В Афганистане всё, как прежде, —
Востребованный полигон.
Уничтожает здесь надежду
Войны жестокий эпигон.
С ним человечеству не сладить.
Он ненасытин, глух и слеп.
Он будет разрушать и гадить,
Чтоб превратить планету в склеп!

11.07.09

*Алик (разг.) — Так обращались к Мухаматали в обиходе друзья, соратники.

Источник. Опубликовано 18.07.2013 | Автор: Семёнов Евгений Михайлович.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.