Сеид Азимбай Мухаммадбаев – политический интриган или усердный русофил? Tашкентцы История

Нашлась интересная статья. Рекомендую.


Б.А. Алимджанов
(Республика Узбекистан)

В постсоветском пространстве в настоящее время активно идет процесс пересмотра «национальной» истории молодых государств. Историческая наука стала удобным полем «исторических» баталий. В это сложное переходное время правильное освещение и понимание истории народов бывших советских республик послужит для развития интеграции между ними. Историческая наука должна не разделять, а объединять людей во имя общего блага.
Самым спорным и болезненным вопросом в современной исторической науке, на наш взгляд, является колониальный период. Вообще, в современной науке, природа русской власти в Туркестане рассматривается неоднозначно, начиная от «черных» описаний до «нейтральных» интерпретаций к рассматриваемому периоду. Мы думаем, что в современной науке автобиографический подход объяснения исторических событий используется неэффективно. В этой статье, я попытаюсь через жизнедеятельность Сеид Азимбая Мухаммадбаева раскрыть сложную палитру политической жизни в начале русского правления в крае.
Сеид Азимбай Мухаммадбаев был известным ташкентским купцом, который торговал с Россией. Биографические данные о нем скудны. Годы жизни его неизвестны. Известно, что он умер в Ташкенте в 80-е гг. XIXвека. Он происходил из купеческой семьи и жил в махалле Лабзак. Он еще до вторжения русских войск в Туркестанский край, овладел русским языком и был в некоторой степени русофилом. Он ясно понимал все выгоды русской власти в крае и старался приспособиться к реалиям. Он ясно понимал, что с присоединением Ташкента к России, ташкентские купцы тоже будут обладать равными правами с русскими купцами и для него откроется широкое поле деятельности. Сеид Азимбай был не столько купцом, сколько предпринимателем нового типа. Он мыслил глобально и понимал, что только интеграция Туркестана в Российскую империю откроет новые перспективы в торговле и в развитии края. Ясно, что в своих торговых путешествиях, Сеид Азимбай анализировал сложившуюся ситуацию и понимал, что продвижение русских войск в край неизбежен и, поэтому, надо опередить события и стать хозяином ситуации. Без сомнения, этот ташкентский купец был предприимчив, наблюдателен и обладал недюжинным талантом. К сожалению, формирование нового типа предпринимателя как Сеид Азимбай в исторической науке еще не исследован.

Сеид Азимбай, в отличие от других купцов, был прекрасно проинформирован происходивших в мире событий и имел свое видение на вещи. В 1865 г. он всячески оказывал помощь русским властям при взятии города. И в дальнейшем, после установления русской власти в крае он продолжал содействовать русским властям во всех ее начинаниях. Русские власти в официальной переписке называли его «самым развитым из сартов»[1].

 

Но русские власти не доверяли ему, объясняя его усердие как «…усилить свое влияние на народ»[2]. Сеид Азимбай был политиком новой формации, который уступая часть своей самостоятельности и независимости, хотел получить большую выгоду при новой власти. Это означало господство купеческой верхушки в Ташкенте, а духовенство было отодвинуто на второй план. Это был совершенно новый курс ташкентской элиты, которая меняла свою политическую ориентацию в сторону России. Именно выразителем этого нового курса стал Сеид Азимбай. Русские военные власти умело воспользовались создавшейся ситуацией и направили эту политическую силу в нужное русло. Ташкентская элита максимально старалась использовать выгоды от новой ситуации и увеличила товарооборот с Россией. Ташкентские купцы на первом этапе завоевания Россией Туркестана искали политического покровительства, а не русской политической власти в крае. Ташкентская элита шла к этому сознательно, так как осознавала исходящую опасность из России, а Бухарский эмират и Кокандское ханство не могли обеспечить ту политическую и экономическую безопасность ташкентской транзитной торговли. И поэтому действия Сеид Азимбая во время событий 1865-1866 гг. нельзя рассматривать как предательские или корыстные.

 

Он представлял именно ту группировку, которая стремилась изменить ситуацию в лучшую сторону и от этого получить соответствующие политические дивиденды. Ташкентская элита максимально стремилась приспособиться к русской власти и стать партнером русских во всех будущих акциях русского оружия в крае. Ташкент обеспечивал свою безопасность, сохранял призрачную автономию, и с помощью русского оружия наносил удар по своим соперникам в крае. Именно после русского завоевания Туркестана, Ташкент становится политическим центром края, так как местная элита старалась угождать русской администрации. Именно для осуществления этих целей и задач Сеид Азимбай получил бланш-карту у местной элиты. В 1866 году было совершено покушение на Александра II. Как умный политик, Сеид Азимбай возводит мечеть в Ташкенте в честь спасения императора.[3]В том же году Сеид Азимбай назначается председателем «Махкама»[4] города Ташкента. Это был жест со стороны русской власти к местной элите, которая означала негласный союз русских с местной элитой. Но это «партнерство» не была равноправной, и каждая из сторон по-своему расценивала ситуацию. Русская администрация устанавливала в крае политическую власть и не вмешивалась в религию, быт и обычаи местного населения, а местная элита получила экономические льготы и права. В этом конечно была заслуга Сеид Азимбая, который всячески оказывал помощь в управлении краем, то есть выполнял роль политконсульта.

 

В 1867 году Сеид Азимбай посещает Санкт-Петербург. Там он был удостоен императорского приема и ему было присвоено звание потомственного почетного гражданина.[5] В 1867 г. в край прибыл новый генерал-губернатор К.П. фон Кауфман, который имел другое видение развитие края. Встал вопрос завоевания Коканда и Бухары. В этих вопросах Сеид Азимбай был уже не нужен новой власти. Это был конец его политической карьеры. Конечно, он продолжал свою политическую деятельность в городской Думе, был избран депутатом и занимался предпринимательской деятельностью.
Правильно оценив сложившуюся ситуацию, Сеид Азимбай приступает к составлению разных проектов, которые модернизировали бы край. Еще раньше до этого Сеид Азимбай предпринял «социальную» реформу. Он отпустил всех своих рабов на волю и призвал других тоже последовать его примеру. Это был смелый поступок с его стороны. Так как в восточной политике это было новизной и ересью, его поступок можно сравнить с подвигом Коперника. В 1871 г. он обратился с письмом к Кауфману с предложением открыть школу нового типа, где изучались бы светские науки и русский язык. Саид Азимбай подчеркивал: «Постоянное столкновение с русскими как здесь в крае, так и на ярмарках в России, при особенной нашей способности к усвоению языков, всегда дает нам некоторые знания того языка, на котором говорят с нами наши законы и наши власти. Но знания эти столь же быстро пропадают и, во всяком случае, ограничены».[6]Он предлагал создавать книги на узбекском языке на основе кириллицы. Именно он предвосхитил многие идеи в сфере образования, которую впоследствии осуществили Советы. В заключение своего обращения к Кауфману, он пылко доказывает свою верность правительству: «Со своей стороны я верю, в полезность этого дела и прошу, если соображения мои будут признаны правильными, принять от меня посильную жертву и обоих сыновей на воспитание.

 

Я желаю сделать из них не ишанов, я приучил их к мысли, что их жизнь должна быть обречена на службу царю нашему и царству его».[7] До конца жизни он был ярым приверженцем имперской идеологии, так как он был убежден, что только в составе сильной державы Туркестан, особенно Ташкент, станет значимой единицей в империи. Сеид Азимбай был великим локальным политиком имперского масштаба, и обвинять его в защите узколокальных интересов ненаучно и безосновательно. К концу жизни он пришел к выводу, что необходимо унифицировать культуру Туркестана и усилить интеграцию Туркестана в имперское сообщество. Именно конечный этап его деятельности свидетельствует, что он стал политиком Туркестанского масштаба, который защищал интересы края перед русской администрацией. Изучение многогранной деятельности Сеид Азимбая Мухаммадбаева только начинается, и истинное освещение жизни этой личности прольет свет на многие проблемы отечественной исторической науки.

[1] ЦГА Уз. Ф. И-1, оп. 16, д. 55, л. 63.
[2] Там же. Л. 63об.
[3] Исхаков Ф. Центральная Азия и Россия в XVIII — нач. XX в. Т., 2009. С. 242.
[4] Вроде муниципального управления.
[5] Исхаков Ф. Центральная Азия и Россия в XVIII — нач. XX в. С. 242.
[6] ЦГА РУз. Ф. И-1, оп. 19, д. 3, л. 7-8.
[7] ЦГА РУз. Ф. И-1, оп. 19, д. 3, л. 7-8.

http://etnokonf.astrobl.ru/document/1565

Фото из книги П. Пашино «Туркестанский край в 1866 году». Внутренний двор Сеид Азимбая. Заимствовала с сайта rus_turk.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.