Воспоминание о встрече с Л. В. Шостко Tашкентцы

Пишет Элеонора Шафранская в Фейсбуке.

Лариса Вячеславовна Шостко умерла. Земля ей пухом. У меня остались самые теплые воспоминания о ней. В 2011 г. встречалась с Л.В. Шостко, писала в жж (по просьбе таш. трудящихся копирую с сокращением сюда).
Встретилась с искусствоведом, известным в профессиональном мире далеко за пределами Узб-на. Лариса Вячеславовна Шостко – автор альбома о Викторе Уфимцеве.

Лариса Шостко, при посредстве ее дочери, тут же назначила встречу у себя дома. Я пришла раньше назначенного часа, сидела во дворике, дожидалась своего времени. Когда она узнала об этом, посетовала: почему же я не поднялась раньше.
Если бы я видела ее прежде, то, наверное, и поднялась бы. Открытый, доброжелательный человек! Передвигается по квартире со спец. устройством и при посредстве помощницы. Гостеприимна. Много (сколько я смогла выслушать – спешила на встречу с ее бывшей коллегой) рассказывала о художественной среде предвоенной и после поры. Как-то незаметно перед нами был накрыт ее помощницей чайный столик.

Сфотографировала Л.В. – с ее разрешения. И те картины, что висят на стенах (тоже было разрешено). Одна из работ – Виктора Уфимцева (пейзаж). Здесь же портрет Ларисы Вячеславовны кисти… вот не запомнила, может, Уфимцева? С ним она дружила. (Увы, плохо сняла.)
Картин по стенам было много, все сфотографировала, но размещу еще одну – забавную, на ней – акцент эпохи, называется примерно так: «За знанием», маленькие фигурки – это богатеи, служители культа, там некто вроде дервиша, держит специальную сумку-орех, кашкуль, а большие фигуры – простые люди, они идут за знанием, они гиганты времени (художника не запомнила, хотя думала, что все в голове).
Л.В. сказала, что Виктор Иванович избегал разговоров о своем свояке – Усто Мумине. Собственно, рассказала, что слышала, какие ходили толки, вряд ли я о них стану писать. Но встреча все равно была продуктивной.

Что ещё почитать:  Виктор Александрович Успенский

А вот текст из вышедшей книжки:
Встретившись со старейшим искусствоведом Ташкента Ларисой Вячеславовной Шостко, заговорив с ней об Усто Мумине, мы спросили, что она помнит из тех далеких времен, когда художник был еще в строю. Лариса Вячеславовна с Николаевым не встречалась, но в 1940–50 гг. была хорошо знакома с его зятем (мужем сестры Николаева) – Уфимцевым . По ее словам, Виктор Иванович избегал говорить о своем родственнике по линии жены (хотя, как видно из дальнейших событий, после смерти Усто Мумина Виктор Иванович очень трепетно вспоминал о нем – видимо, времена настали другие). Но Л.В. Шостко, в 1945–1950 гг. будучи студенткой исторического факультета САГУ (старое название ташкентского университета), искусствоведческого отделения, хорошо помнит, что имя Усто Мумина в устах преподавателей звучало как ругательство, хотя в кулуарах все отзывались о нем душевно, с любовью.
Художник как бы был и его как бы не было. Если кто и восхищался, то шепотом, приватно.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.