Хороший поэт — добрая память Tашкентцы

София Демидова

17 мая 2014 года в информационно-ресурсном центре им. Л.Толстого состоялась встреча завсегдатаев «Русской гостиной», которая под руководством члена русского культурного центра РУз Музы Никандровны Тепериной собирает вокруг горящей свечи литераторов, поэтов, художников и музыкантов.
Вечер был посвящен памяти Фридриха Михайловича Бокарева, который на протяжении многих лет возглавлял Совет по русской литературе в Союзе писателей РУз, литературно-творческое объединение «Истоки», автором и редактором семи поэтических альманахов и восьмитомника избранных авторских стихов, который вышел незадолго до смерти поэта.

Ведущим вечера был заслуженный деятель искусств Узбекистана, режиссер и сценограф ГАБТ им. А. Навои Андрей Евсеевич Слоним.

«О Фридрихе Бокареве» — с сайта vesti.uz
«Фридрих Бокарев, член Союза писателей Узбекистана, председатель OЛTO «Истоки», поэт, переводчик и публицист. Родом из таежных краев Северного Приуралья, суровая природа которого заложила в поэте любовь к родной земле; кристальную чистоту души, ее широту и благородство, честность и честь пронес он через всю свою жизнь и до конца дней остался верен идеалам добра и справедливости. Семья его родителей, как и весь народ, испытал на себе с лихвой все тяготы войны, глубоко запавшие в детскую душу ребенка, а позже выразившиеся в его поэзии, в горьких проникновенных строках о потерянном военном детстве.

Рано проявившийся поэтический дар развился в юности, и студент Черновицкого железнодорожного техникума в свои 16 лет уже слыл в своем окружении поэтом: родник забил во всю мощь и не истощался до самого последнего вздоха. Служба в морской пехоте особая, «дьявольская», потому, наверное, она и стала для Фридриха Бокарева трамплином в дальнейшей судьбе, навсегда связавшей его с армией. После окончания Новосибирского военного училища семья офицера-политработника Бокарева исколесила весь Союз от Прибалтики и Дальнего Востока до Туркестанского военного округа и Афганистана. Окончив заочно юридический факультет Ленинградского университета, он совершенствовал свои знания в военной юриспруденции и регулярно печатался как поэт в военной периодической печати. Афганский синдром не обошел стороной этого волевого, смелого и мудрого человека: кровь, страдания и потери боевых товарищей, изломы человеческих душ там были налицо, но не сломили его дух, а наоборот, закалили, хотя оставили в сердце глубокие раны, приблизившие уход из жизни. Для воина-поэта годы афганской войны не прошли даром: видение происходящего в реальности и искренне сопереживание находили свой отклик в поэтических строках, а итогом стала книга стихов «Боль Афгана» – дневниковый материал, написанный с кровью и болью, прозвучал гимном памяти живым и погибшим братьям по оружию.

После Афганистана военная карьера Фридриха Бокарева была продолжена в Монголии в должности военного советника при Посольстве Союза. Честно и добросовестно выполняя свой воинский и патриотический долг, полковник Ф. М. Бокарев в свободное от службы время учил монгольский язык, встречался с местными литераторами, изучал нравы, обычаи и древнюю культуру монгольского народа, собрал богатый материал и о современной Монголии. После перевода в Ташкент заявил о себе как талантливый серьезный поэт: тогда вышли в свет его поэтические книги «Встреча», «Боль Афгана» и драматическая поэма «Дар Улугбека» – плод восьмилетнего труда. В 1987 году Ф. М. Бокарев был принят в Союз писателей Узбекистана.
1990 год. Позади сорокалетняя военная служба и выход в отставку на заслуженный отдых. Ему полюбился Ташкент, и он остается здесь доживать свой век. Душа этого человека, дорожащего природой во всех ее проявлениях и красках и человеческим миром, не остается равнодушной к жизни. Человек глубокой мысли, мастер художественного поэтического слова, он находит применение своим знаниям и опыту в Союзе писателей Узбекистана. Фридрих Бокарев возглавляет отделение русской литературы; становится членом общественного совета журнала «Звезда Востока», почетным председателем клуба поэтов «Данко», членом махаллинского комитета – до всего ему есть дело! А затем по его инициативе рождается ОЛТО «Истоки» и приходят широкое признание и благодарность.

Всего полгода не дожил Фридрих Михайлович до своего 75-летия, но памятный юбилейный вечер в его честь стал подтверждением того, что его имя живет среди нас, а начатое им святое и благородное дело возрождения и развития русской литературы, культуры и искусства на узбекской земле в надежных руках – оно будет расти и развиваться благодаря его сподвижникам – друзьям и соратникам по творчеству.
На вечере в «Русской гостиной» выступали поэты, знавшие Фридриха Михайловича – Елена Стриженко и София Демидова, они прочли стихотворения Ф.М. Бокарева и свои посвящения памяти поэта, поделились с гостями воспоминаниями о дружбе с этим человеком, внесшим большой вклад в развитие литературы.
Фридрих Михайлович сам собирал стихи молодых, неизвестных поэтов, работал с ними, редактировал каждую строчку, затем тщательно подбирал по темам, искал спонсоров для издания. С помощью редакции газеты «Молодежь Узбекистана» он проводил поэтические конкурсы, с награждением победителей. Устраивал презентации альманахов с участием бардов, поэтов и художников.

2014-05-17+14.39_24

В заключение встречи, своими размышлениями поделилась член правления русского культурного центра, координатор по культурным связям, Качановская Изабелла Никифоровна. Она выступила с идеей организации большого творческого вечера Памяти поэта, а также переиздания его авторского восьмитомника, который, к великому сожалению, не сохранился…
Андрей Евсеевич Слоним поддержал эту идею и поблагодарил собравшихся за память и участие.

Фридрих Бокарев

ПРЕДРАССВЕТНЫЙ ТАШКЕНТ

Прекрасен предрассветный час
У вод бессонного Салара,
Чья песнь подобием дутара
В ночной тиши звучит о нас.
Ещё не пробудились птицы,
И город спит, как великан,
В стекле и стали изваян,
Смежив своих садов ресницы.
А на востоке синева
Слегка коснулась горизонта,
И чернота ночного зонта
Поблекла вдруг. Свои права
Ночь утру уступает, тая,
И утро, с гор начав разбег,
Чимганский высветлило снег
И робко по земле ступает.
Вот небосклона бирюзу
Заря перевела в румянец,
И краски начали свой танец,
Как будто бы суля грозу.
Лёг первый луч на облака.
Проснулась пчёлка-медуница.
Промчалась селезней станица
И - чу! - дыханье ветерка.
И в этот миг запели птицы...

2 комментария

  • Николай Красильников:

    Ф. М. Бокарев был моим близким другом. Русский офицер, полковник, прошедший коварными тропами Афганистана, прекрасный поэт. Он не любил ложь, чванство, «самопровозглашённых гениев», не признававших никого, кроме себе подобных. Нас очень многое объединяло: любовь к природе, литературе, живописи, стране, которую мы потеряли по вине её поводырей-говорунов и беспробудных пьяниц. За двадцать лет нашего тесного дружества мы исколесили, исходили самые отдалённые уголки Средней Азии. Видели её горы, пустыни, великие реки Сырдарью и Амударью. Рыбачили на берегу рукотворного моря Чардары, сидели у костра, спали под открытым небом — зимой и летом. В такой обстановке человек бывает особенно откровенным — открывает потаённые стороны своей души. Фридрих Михайлович прожил трудную жизнь — голодное военное детство, послевоенную разруху, но он не сломился, как многие его сверстники. После окончания военного училища служил в Советской Армии. Ему были близки тревоги и заботы самых отдалённых гарнизонов, где он по лермонтовскому выражению был «отцом солдатам». Об этом с благодарностью вспоминают до сих пор его поседевшие однополчане. Всё это закалило Фридриха Михайловича, сделало мудрым, внимательным к окружающим. Помню, как лютым декабрём мы рыбачили на легендарном Калгансыре и я провалился в полынью. Михалыч тут же кинулся ко мне, протянул руку, поделился своим НЗ сухим бельём. И сколько потом было других добрых поступков. Как мне не хватает Вас, Фридрих Михайлович, в этом мире ликующей лжи! София, спасибо за тёплое эссе о моём незабвенном друге.

      [Цитировать]

    • София:

      Доброе время!
      Фридрих Михайлович был цельной личностью, — сейчас таких уже «не делают». Обостренное чувство справедливости, нетерпимость к людским порокам… Все переживал остро, пропуская через душу.
      А как он взращивал молодежь! Сам ходил просить деньги а издание альманаха, один раз помню, пошла с ним, он, умея просить и убеждать с достоинством, стойко выдерживал отказы «фирмачей»… Но в итоге, добивался своего! И публиковал стихи молодых!!! Кто сейчас этим занимается в Ташкенте? НИКТО… Человек прочной закалки, Фридрих Михайлович вел за собой, увлекая своим примером жизнелюбия, некой врожденной интеллигентности, потрясающей работоспособности. Он за два года до смерти освоил компьютер!!! Я горжусь, что Фридрих Михайлович был моим учителем — первым редактором и издателем. первая моя публикация была в сборнике «Истоки» — цикл «Янгиабадские мотивы». )) Фридрих Михайлович учил разделять высокую поэзию от простой конъюнктурной бытовухи, учил «вбить гвоздик» в стихотворение, без которого вся фактура была пустой. Много основного, фундаментального дал… И доброжелательно так, без триумфальности… В общем, Человечище он был!!! Жаль, не успел осуществить задуманное. На 25 лет вперед у него были планы… Не успел. И обидно особенно то, что восемь томов его избранных произведений, среди которых поэма «Амир Тимур» исчезла бесследно. Тираж был всего десять экземпляров. Но их нет нигде!!! Об этом много говориться, но без толку…

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.