Учитель. Детский дом Фейгина История

К 125-летию (статья опубликована в 2005 году. ЕС) со дня рождения основателя и первого директора детского дома в г. Коканде, замечательного педагога и учителя дважды Героя труда Льва Хаимовича Фейгина (1880-1938)

Лев Хаимович родился 21 февраля 1880 г. в г. Сено Витебской губернии Белоруссии, в бедной семье. Начальное образование получил в г. Гродно. Переехав позднее в местечко Лукомоль Могилевской губернии (по месту жительства жены), он экстерном окончил учительские курсы по русскому языку и долгое время работал учителем в школе, программа которой приближалась к гимназии.

Семья жила крайне тяжело, скудного заработка учителя было недостаточно, чтобы прокормить жену и троих детей. С началом Первой мировой войны (1914 г.) обстановка еще более усложнилась: старшего сына пришлось отправить к дедушке, а дочь — к дальним родственникам в г. Борисов.

В 1915 г. Л. Х. Фейгин по совету своих коллег решил переехать в г. Коканд. Но только в 1918 г. он с большими трудностями перевез к себе семью.

Коканд в то время был центром небольшого района Ферганской долины, население которой занималось выращиванием хлопка, садоводством, бахчеводством, шелководством и в меньшей степени скотоводством. Сохраняя традиции и торгово-административный потенциал бывшей столицы Кокандского ханства, город делился на две неравные части. В небольшой части Нового города, располагались многочисленные банки, торговые представительства, юридические конторы, различные административные организации, гостиницы, суды, а также в комфортных условиях проживали «хлопковые короли» и государственные чиновники. Но основная часть населения жила в Старом городе — в одноэтажных глинобитных кибитках с плоскими крышами, покрытыми толстым слоем камыша, а сверху — глиной. Для Старого города были характерны узкие, не мощеные, пыльные улицы, проходившие вдоль глухих заборов, также сложенных из глины, с узкими дверями или калитками.

Этот период характеризовался сложным экономическим положением, разрухой в сельском хозяйстве и резким упадком общей культуры. Появилось большое количество бездомных, беспризорных детей, оставшихся по разным причинам без родителей и средств к существованию. В связи с этим правительством молодой республики Узбекистан было принято решение приступить к организации детских домов по всей стране.

В 1920 г. в результате активной деятельности Л. Х. Фейгина и при его непосредственном участии в Коканде был создан первый Бухарско-еврейский детский дом № 3. В него было принято сначала 12 мальчиков-беспризорников. Однако уже через месяц в детдоме было более 100 мальчишек и девчонок. Вскоре при детдоме была открыта семилетняя школа № 14 (ныне средняя школа № 4), директором которой также был назначен Л. Х. Фейгин.

Большие трудности, связанные с одновременным руководством детским домом и общеобразовательной школой, не испугали Л. Х. Фейгина. Он самоотверженно трудился, проявляя при этом настойчивость и умение находить положительные решения в любых, даже исключительно сложных ситуациях. Л. Х. Фейгин сплотил вокруг себя коллектив квалифицированных педагогов, которые полностью разделяли его идейные позиции. Его сподвижниками и коллегами по работе были такие замечательные воспитатели и учителя, как Т. И. Окунцова,. Е. Ф. Мавринская, А. Н. Голубинцева, А. П. Горяинова, С. И. Голубев, Л. К. Абрамова, Р. Л. Бронштейн, О. И. Житихина, П. С. Жуковский, Х. С. Лобач, С. А. Иошпе, Ф. С. Маяцкий, С. Л. Динкина, А. С. Цветкова, Э. Б. Рубинов, С. Я Яryдаева, Б. А. Якутова, М. Г. Найгоф.

Состав воспитанников детдома был очень неоднородным: одни были круглыми сиротами; другие — маленькими правонарушителями, не раз сбегавшими из других детдомов; третьи же не имели отцов, реже — матерей. Дети были непредсказуемыми: одни были обиженными на свою судьбу, другие — обозленными на всех окружающих, третьи искали легкие пути к существованию. Поэтому большая часть детей не поддавалась перевоспитанию старыми методами, которые основывались только на обеспечении их материально-бытового состояния.

Л. Х. Фейгин был уверен в возможности перевоспитания этих детей и требовал от педагогов и воспитателей терпения, настойчивой работы, душевного и очень внимательного отношения к ним. Он принадлежал к типу тех педагогов -оптимистов. По мнению Фейгина, необходимо хорошо понять характер каждого воспитанника и направлять его бьющую через край энергию в нужное русло. Фейгин рекомендовал вести кропотливую, повседневную работу с детьми, делать все возможное, чтобы развивать положительные черты характера каждого воспитанника, создавать в детдоме условия, позволяющие изживать отрицательные черты характера и исправлять поведение воспитанника.

Л. Х. Фейгин придавал большое значение трудовому и эстетическому воспитанию молодежи, так как, по его мнению, при этом каждый воспитанник получал возможность найти свое место в жизни и почувствовать свою значимость. В своей работе Л.Х. Фейгин опирался не только на коллектив педагогов и воспитателей, но и на воспитанников детдома, которые осознали необходимость активного участия в строительстве новой жизни, добросовестно учились, трудились и пользовались авторитетом и уважением среди своих сверстников и преподавателей.

Поощрялась инициатива. Своим авторитетом, деловыми советами Л. Х. Фейгин помогал проводить конкретные мероприятия. Особое значение в этом плане имели общие собрания воспитанников и педагогов. Собрания всегда проходили целенаправленно, очень интересно и содержательно, так как им предшествовала большая подготовительная работа. Решения, принимавшиеся на этих собраниях, выполнялись неукоснительно, причем всем коллективом, в точно определенные сроки. Таким образом каждому воспитаннику прививалось чувство ответственности за порученное дело.

Л. Х. Фейгин был требователен как к себе, так и к другим. Он был убежденным сторонником необходимости воздействия на сознание воспитанников словом, а не силой. В методике обучения Л. Х. Фейгин руководствовался принципами содержательности учебного материала, его наглядности и доступности.

Он считал, что воспитание ребенка происходит не только во время проведения с ним беседы, но и в любой другой момент жизни преподавателя, воспитателя или просто старшего товарища. Воспитание осуществляется постоянно, ежедневно и ежечасно. Поэтому особое значение он придавал своему внешнему виду, манерам поведения, общения с людьми. Он считал, что молодые люди, особенно дети, формируют свое мнение о наставнике, часто даже по внешним проявлениям его характера, манере общению с коллегами, родными, друзьями, соседями, манере одеваться.

Л. Х. Фейгин предупреждал своих коллег о том, что дети не терпят фальши, остро реагируют на нее. Будучи очень выдержанным и доброжелательным человеком по своей натуре, он обладал бесконечным терпением и способностью до конца выслушивать обращавшихся к нему людей. Не перебивал их, умел быстро и точно понять человека, найти в нем то доброе и хорошее, что можно развить, помочь ему обрести чувство собственного достоинства, включиться в полезный труд. Именно поэтому он завоевал не только уважение, но и любовь как преподавателей, так и всех воспитанников.

Л. Х. Фейгину была свойственна предельная скромность в быту. Жил он со своей семьей все годы при детдоме, что способствовало тесному контакту с жизнью всего коллектива.

Л. Х. Фейгин придавал очень серьезное значение трудовому воспитанию. Он считал, что трудом создаются не только материальные, но и огромные духовные ценности. Стремясь к тому, чтобы воспитательная работа и учеба в детском доме были единым процессом, он умело применял на практике идею политехнизации трудовых навыков. По его инициативе были созданы столярная, швейная, чулочная, вязальная, сапожная и переплетная мастерские. Под руководством своих мастеров-наставников воспитанники детдома получали несколько смежных специальностей.

При детдоме функционировало свое подсобное хозяйство, в котором постоянно работали сами воспитанники по согласованному графику. В мастерских выполнялись заказы для других детских домов, и, таким образом укреплялось собственное экономическое положение. В детдоме был осуществлен принцип самообслуживания и самоуправления.

Л. Х. Фейгин был широко эрудированным человеком, любил музыку, литературу и искусство, сам неплохо играл на скрипке. У каждого воспитанника он старался выявить способности, склонности и интересы. Особенно тщательно и терпеливо он подбирал юношей и девушек при организации хора в детдоме. Позднее им же были созданы духовой, струнный оркестр и ансамбль народных инструментов, которые по традиции открывали праздничные демонстрации трудящихся в городе. Наряду с ними в детдоме действовали кружки художественной самодеятельности и драматический кружок. Два раза в месяц выходила стенгазета и рукописный журнал на разных языках.

Л. Х. Фейгин всегда стремился поднять авторитет воспитателя и учителя и в то же время никогда не унижал сильно провинившегося воспитанника. При разборе конфликта между воспитателем и воспитанником был исключительно выдержанным и ничего не решал сгоряча. Ознакомившись с существом дела, он обычно поручал взволнованному воспитателю продолжать свою работу, а воспитанника приглашал в свой кабинет и оставлял его там одного. Возвратившись к провинившемуся через один — два часа, он сначала очень спокойно разговаривал с ним на совершенно, казалось бы, отвлеченную тему. После этого незаметно приступал к разбору происшедшего.

После пребывания в детдоме по решению Совета педагогов и воспитателей воспитанники направлялись, согласно их способностям, на учебу или работу на заводы, фабрики, в колхозы, совхозы. Л. Х. Фейгин переписывался с учебными заведениями и предприятиями Ташкента, Самарканда, Ферганы и других городов. Он добивался для своих питомцев устройства в общежития, получения стипендий, путевок в санатории и дома отдыха.

В результате большой организаторской, учебно-воспитательной, идейно-политической и культурно-массовой работы воспитанники детдома становились квалифицированными специалистами, деятелями культуры и искусства, врачами.

В годы Великой Отечественной войны воспитанники детдома № 3 героически сражались на фронтах. Многие пали смертью храбрых. Немало бывших воспитанников получили за доблестный труд в годы Великой Отечественной войны медали и ордена.

Решением № 485 от 10 апреля 1981 г. исполком г. Коканда отметил большую роль детского дома № 3 и его директора — талантливого педагога Льва Хаимовича Фейгина в ликвидации беспризорности среди детей. В мае 1981 г. в Коканде отметили 60-летие детдома № 3 и 100-летие со дня рождения Л. Х. Фейгина. В честь него, первого директора детдома № 3, дважды Героя труда улица Днепровская была переименована в улицу Л. Х. Фейгина, а на фасаде детдома № 3 была установлена мемориальная доска.

 

В. С. Полыковский — главный редактор Краткой узбекистанской еврейской энциклопедии (КУЕЭ), академик Международной Академии минеральных ресурсов (МАМР) и Российской Академии естественных наук (РАЕН), президент Узбекистанского отделения МАМР — APIFIS, доктор геолого-минералогических наук, внук Л. Х. Фейгина.

Материал представлен редакцией издания КУЕЭ.

Статья печатается в сокращении. Полная версия опубликована на сайте http://www.jewish.uz

1 комментарий

  • lvt:

    Жаль, что нет фотографий воспитанников и самого дома. Такие материалы надо публиковать, чтобы поддержать в современных подвижниках веру в свои силы, а в обществе уважение к профессии.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.