Улица Обсерваторская Tашкентцы История Фото

Пишет Татьяна Вавилова.

Время от времени я приезжаю на Ассакинскую и долго стою на новом мосту, вглядываюсь вдаль и стараюсь определить, где же она проходила, улица Новая-Каблукова.  Нынешняя магистраль поглотила и ее, и дома по обеим сторонам, ополовинила выходящие на Каблукова улицы Учительскую-Кары-Ниязова, Уездную-Икрамова, Аккурганскую-Былбаса, Фрунзе и Финкельштейна. Нет углового дома с купольной крышей и магазина Стекляшки, только на левой стороне осталось старое здание в три этажа, которое и служит ориентиром.

image001

Вдоль улицы тянется длинный забор и одна старая чинара нарушает его монотонность. Рядом с ней, напротив подземного перехода, есть проём, который я называю окном в прошлое. Через него можно попасть на родную мою улицу Обсерваторскую.

Но сначала хочется поздороваться с покрытой осенним золотом чинарой.  Кроме неё здесь уж некому помнить, как в начале 1970-х я мчалась сюда с работы сломя голову, чтобы во-время забрать у няни Полины своего маленького сына. Под чинарой была лавочка, на ней и сидела строгая  няня с детской коляской.

Справа от чинары вырыт котлован, за ним высится элитная многоэтажка, как раз на месте дореволюционного одноэтажного дома принадлежавшего ташкентскому полицмейстеру. В 1927-м году в полицмейстерской кухне поселились мои дедушка с бабушкой и  13-летняя мама. С тех пор полвека мы не покидали здешние места.

Напротив чинары странный дом со старинным крылечком,  такие я видела после землетрясения 1966-го. Но этот страдалец не жертва стихии, а  результат частичного сноса. По нему теперь можно изучать особенности строительства жилых домов  начала 20-го века.

image002

 

Пока я разглядывала обнажившуюся голландскую печку или контрамарку, как ее ещё называли, вышел погулять хозяин с собачкой. Разговорились. Оказалось, что ему не подошли условия сноса, а пока он упорствовал и торговался с инвесторами, те раздумали и оставили его среди пустыря поросшего бурьяном.

За полуснесенным домом попадаю, наконец, на Обсерваторскую. В моё время улица вела к  воротам обсерватории, поэтому и получила такое название. Застраиваться начала в самом конце 19 века, но по большей части. в начале и середине 20-го. Дома принадлежали купечеству, офицерам и чиновникам. В старом справочнике можно прочесть некоторые  имена: Павлова, Брумевич, Афанасьева, Дарин, Амирханов, Кольцова.  После революции дома передали жилищным кооперативам, ЖАКТам, и заселили в каждую комнату по семье, прорубили двери во двор, пристроили тамбурчики-кухни и  получились коммунальные дворы.

В глубине двора №4 жили мамины старинные друзья, устюжане Носальские. Доктор Антон Иосифович Носальский служил на Ташкентской железной дороге по санитарной части, но и свою лечебную практику не забывал, лечил всех знакомых. Но я уже не застала ни его, ни супругу. В маленькой квартирке остались старшая дочь Тамара Антоновна с мужем Павлом Александровичем. Ах, сколько десятилетий подряд мы всей семьёй приходили к ним  на Пасху, Рождество и  именины! Тамара Антоновна выпекала

image003

 

высоченные куличи, а из старинной деревянной формы с крестами и надписями «Христос Воскресе» вынимала творожные пасхи, укладывала вокруг разноцветные яйца. К православному угощению жены Павел Александрович добавлял блюдо вкуснейшего узбекского плова, приготовленного, как хитро улыбаясь он любил приговаривать, по рецепту Алимжан –ака. Гости садились за стол. Удивительно, сколько их помещалось в крохотной комнатушке! И всем хватало места, угощения и внимания. После первой рюмочки Павел Александрович  непременно вспоминал годы учебы в Учительской семинарии, той, что стояла на сквере, о праздниках и танцах с ташкентскими гимназистками. Тамара Антоновна снисходительно посмеивалась, но когда супруг поднимал вверх палец и восклицал: « А знаете, как басмачи наступали на Чуст!», бутылочку со стола убирала подальше. Милые, милые старики!  Светлая вам память!

 

Близость новостройки и снос соседних улиц не всех пугает, многие здания выкуплены и отремонтированы, даже перестроены, а то и вовсе поставлены заново. На  перекрёстке с улицей Виктора Малясова под кафе «Фаэтон» переделаны несколько домов.  Когда-то и здесь я бывала часто. В угловом доме жила семья Даниелянцев, тоже людей чудесных и гостепримных, готовых помочь в любую минуту. С Наташей Даниелянц я  проучилась в одном классе все 10 лет и очень подружилась. По соседству жили Вика Остапчук и Зуля Иноятова, после школы  мы собирались у Наташи, секретничали за ширмой, перегораживающей большую, но одну на все три поколения, комнату. Приходил и наш одноклассник, будущий муж Наташи, Юра Клейман. Обсуждали прочитанное,  бегали вместе в кино, восхищались Стриженовым и Тихоновым, спорили, кто из них красивее.  Смотрели все в слезах «Летят журавли» и молча, еще не оправившись от шока, возращались из летнего кинотеатра в парке Горького после «Чистого неба».

image004

 

image005

Наташа  с давно в Америке, не приезжает, не видела она «Фаэтон».

Наискосок от Наташи жили пожилые брат и сестра Залесские, дети знаменитого ташкентского агронома Петра Карловича. Евгений Петрович был однокашником моего деда по кадетскому корпусу в Оренбурге, а бабушка там же училась в Николаевском женском институте с его сестрой. Жизнь отца и сына Залесских настолько интересна, что о них я обязательно напишу отдельно.

Ближе к Урицкой, на правой стороне, сияет недавно отремонтированный двухэтажный жилой дом. В нем в 30-40-е проживали сестры-близнецы Жемчужниковы, служившие вместе с моими родителями. Ходили слухи, что до революции семья Жемчужниковых владела всем домом.  Участник Среднеазиатских походов, Жемчужников в далёком 1865-м  стал  первым комендантом ташкентской крепости. Он же открыл одним из первых гостиничные номера в городе.

image006

 

А вот и крыльцо Никитиных. Ничего не изменилось – контрфорсы, появившиеся после землетрясения, те же  окна с широченными подоконниками, только деревянную дверь новые хозяева заменили железной. И уж не стоит, как бывало,  на своем крыльце Михаил Данилович, весельчак и балагур, влюбленный в поэзию серебрянного века. Какие книги хранились в этом доме! В школьной библиотеке не выдавали таких. Дореволюционные издания Блока и Лермонтова с подробнейшими биографиями, опальные Ахматова и Зощенко, Бабель. Сколько раз я перечитывала «Малиновую голубку» и «Беню Крик»! Но и рассказы о детстве и юности самого Михаила Даниловича можно было слушать бесконечно. Он горько шутил: « Тебе хорошо, у тебя мама есть. А меня соседка родила!». Михаил Данилович не знал ни своих родителей, ни настоящих имени-фамилии, даже национальности своей он так и не узнал никогда. Вырастили его приемные родители, у которых своих детей много было. Среди них маленький Миша резко выделялся, — сероглазый, но с черными, крупными кудрями и с проколотым ухом, он больше походил на цыгана или молдованина. Сколько ни пытал  приемных родителей, даже жену свою, Веру Николаевну, посылал, но они так ничего и не рассказали. В революцию 16-летний Михаил Данилович ушел в Красную армию, на коне саблей орудовал, но вспоминать то время не любил. Когда все вокруг только и говорили что о культе личности и репрессиях Сталина, это он, старый коммунист и бывший чекист, сказал мне, прищурившись: «А Ленин, думаешь, добренький? Он такой же кровавый вождь революции!».  Из «органов»  ушел во-время, еще до той «мясорубки». Обвинили в чем-то мужа своячницы, а его, как родственника, уволили. Михаил Данилович и рисовал очень хорошо, я бережно храню несколько его графических работ.

 

image007

 

Дома на перекрестке с Урицкой не узнать! Справа  жили Муравьевы, в саду у них росла высокая тянь-шанская ель. Самый старший Муравьев преподавал в техникуме, когда там мама училась. Позже в доме остались жить его сын Владимир с женой Евдокией и две дочери. Семью Муравьевых лучше знала мама и с Никитиными они по-соседски дружили. Кто жил на противоположном углу, не помню, кроме учительницы младших классов 43-й школы Беловой. Теперь уж не разобрать, где было ее крыльцо, всё перестроено и второй этаж появился. Новые люди прибыли!

 

image008

 

 

На этом улица Обсерваторская, как теперь, не заканчивалась. Она шла между 43-й школой и продуктовым магазином к Банковскому дому, сворачивала направо и петляла до самых ворот обсерватории. Влево от нее отходили тупички и улица Кометная, пока не построили первые общежития ТИИМСХ. В наши дни от этой части улицы остался тупичок, перегороженный многоэтажным домом.

image009

 

Повернувшись к нему спиной, я иду, как в 50-е, к своей школе, к задним воротам и, прощаясь с прошлым, бросаю последний взгляд на окна наших классов.

image010

20 комментариев

  • tanita:

    Танечка ты твердо уверена что это Обсерваторская? (Это я шучу). Спасибо, я повзхдыхаола и погрустила, особенно над домом Наташи, где теперь появилась башенка,…. Хорошо, что мы еще помним..

      [Цитировать]

  • VTA:

    Да… Скоро ни одного узнаваемого дома не останется, даже без сноса. Вон крышу разбирают, может быть и надстроят второй этаж, как в других местах.

      [Цитировать]

  • tanita:

    Обсерваторская была какая-то строгая, необыкновенная.Я очень любила ходить домой по ней. а не по Кренкеля..

      [Цитировать]

  • lvt:

    Спасибо, прогулялась «по пришпекту». Но фотографии того дома Жемчужниковых нет? А ведь противоречий нет. Дом после революции мог перейти в руки государства. И бывшие владельцы жили там на правах жильцов. У меня всё-таки есть где-то там «две странные квартиры » (по выражению Таниты). По диагонали от ТИИМСХа, на углу Учительской и Урицкого, прямо в дувале была сделана дверь. За ней находилась каморка без окон, где жила знакомая девочка. Никаких взрослых к 1963г. рядом с ней не наблюдалось. Почему-то я совсем не задумывалась о её непростой и нелёгкой жизни. У неё было тёмное платье в горох, которое ей очень шло. Она рано вышла замуж и к 1966году уже катала колясочку возле каморки. Потом я обнаружила, что забор вместе с каморкой снесли. По остаткам самана ездил бульдозер. Другой дом находился в отдельном дворе на тылах ТИМСХа. У подруги с улицы Хорезмской квартирка пришла в негодность после землетрясения. Этот особняк в два этажа каким -то образом относился к ведомству дорог. И две семьи пострадавших сотрудников заняли первый и второй этажи. Для тех лет жильё казалось роскошным, но …временным. Потом я писала письма куда-то на Жуковскую.

      [Цитировать]

    • VTA:

      Дом Жемчужниковых, конечно же стал ЖАКТовским, как и все другие частные дома. Он двухэтажный, отремонтирован совсем недавно, жилой. Мне было не очень удобно его фотографировать, т.к. стояли машины и жильцы подозрительно на меня смотрели. Но часть дома получилась и дерево красивое.

        [Цитировать]

  • VTA:

    Соседний дом, одноэтажный, тоже недавно преобразился до неузнаваемости. Мне казалось, что именно в нем жил профессор Залесский. А теперь не уверена, одноклассник помнит, что в одном доме с Залесским жил Ошанин. И нет тех, кто с ними дружил и мог бы сказать точно.(((

      [Цитировать]

  • AK:

    маленькой печке холодно зимой.. (фото фев.2011)

      [Цитировать]

  • ЛеНиН:

    Уважаемая Татьяна Вавилова!Вы ОЧЕНЬ интересно рассказываете
    о историческом районе своего детства в красивых «поэтических» тонах.
    Спасибо!!!Каждый раз с наслаждением читаю Ваши воспоминания
    .
    Немного добавлю от себя из личного:
    У меня на Обсерваторской улице в коммунальном дворе,
    прямо на территории обсерватории, жила семья моего дяди-
    Буракевич Станислав, его жена-Рита, дочь-Ира.
    Мы часто ходили к ним в гости ,т.к. жили недалеко, на Ульяновской,
    и путь-дорОгу помню по ориентирам:Ассакинская, Военкомат, парикмахерская,
    напротив старинная Аптека(там покупали Гематоген), уловой магазин-стекляшка…
    Даже когда у них в доме были гости, в определённое время дядя выходил во двор
    (иногда вместе с дочкой брал и меня), там надували большой шар-зонд,
    прикрепляли датчик замеров давления, и отпускали в небо…
    К большому сожалению, его жизнь оборвалась трагически
    там же, на территории обсерватории в подвале своего дома.
    Выключателя там не было-лампочка просто вкручивалась или выкручивалась.
    Он , зачем то для дома, спустился босиком(!) на цементный пол подвала,
    взялся за лампочку — и всё…После определили причину гибели:
    неправильное подключение-на цоколе электрического патрона «дежурила фаза» ,
    и он коснулся её пальцем…Произошло это 31 августа 1063 года,
    и мои родители сначала отвели меня в первый раз в школу№47 на линейку,
    а после пошли на похороны.
    В тот день запомнились: цветы радости в школе и цветы скорби одновременно.
    Вскоре их семья переехала из ведомственного дома
    где жили лишь сотрудники обсерватории, в район гостиницы Россия.
    Ирина Буракевич (мы одногодки) закончила
    музыкальную школу им.Хамзы около парка Тельмана
    и стала концертмейстером в Консерватории
    .
    Далее, в 1970 году, когда я бросил школу №18
    и стал работать на Центральном Телеграфе,
    поступил в школу рабочей молодёжи (ШРМ №39) по адресу:
    улица Папанина, дом 4, на углу с улицей Финкельштейна.
    Преподовали там «золотые» учителя-уважительные, добрые и понятливые.
    Говорили, что раньше когда то там был Военкомат-
    судя по двору-плацу с большим туалетом посередине, похоже на правду
    .
    «Стрелка» у нас была около магазина-стекляшки:
    там встречался в однокласнниками-Витя Сирков и Саша Маликов,
    скидывались по 50 копеек,покупали портвейн и 200 грамм копчёного колбасного сыра,
    шли в палисадник 3-хэтажки (там был наш стакан), технично распивали этот пузырёк,
    всё культурно тихо и даже окурки там не бросали, и завтра всё повторялось снова..
    .
    Когда я пришёл из Армии в этом здании уже было какое то спортивное общество,
    а ШРМ переехало в школу №47, которую я и закончил с 2-х годичным армейским перерывом.
    Так у меня получилась «жизненная спираль»-
    поступил в школу №47, а закончил ШРМ №39 , но в том же здании.
    Уже давно, перед моим от’ездом старое здание школы на улице Папанина снесли,
    случайно проходил мимо когда его ломали эксковатором и бульдозером.
    Вспомил как мы после отметки в журнале, выпрыгивали в окна с последнего урока..
    .
    Всё это я написАл сейчас потому что этот район, вместе с жителями,
    мне тоже родной с детства, хотя и изменился неузнаваемо.
    Конечно, не так об’ёмно красиво как у Вас, но зато тоже от Души!

      [Цитировать]

    • VTA:

      Спасибо, ЛеНиН! У каждого свои воспоминания и все интересны и ценны. Как нас много, из того района! Ваша дорога от Ульяновской и мне знакома. Только я шла в гости в обратном направлении. От Ульяновской чуть направо в сторону Тельмана, а потом прямо был тупик, где жили наши знакомые, Лесник. Там же жил известный хирург Масумов. Так что дорожки были у нас одни и те же!

        [Цитировать]

      • ЛеНиН:

        VTA: Пожалуйста!
        Человеческие пути пересечены изначально и причудливы в окончании.
        У меня такая же фамилия, имя Николай, с тем (таким) же отчеством,
        поэтому мой ник — 2 начальные буквы фамилии + 2 буквы — имя + 1 буква отчества.
        (Хоть и громко, но зато это правда!) Да и поразительно = жили мы тоже в тупике..
        .
        ВСЕХ = с наступающим Новым Годом!!!

          [Цитировать]

      • Энвер:

        О!, а я был знаком с сыном Масумова Александром, бывал у них дома. С Сашей познакомился в экзотическом месте, недалеко от границы с Афганистаном в 1964 году. Подножье хребта Куг-и-Танг, Вандоб-сай. Я был рабочим в отряде у своего старшего брата (он и я вып. 18 шк.) а Сасша Масумов — в соседнем палеонтологическом лагере, аспирантом у Валентина Курбатова (тоже вып. 18 шк.). Мы разговорно сошлись с дружественным отрядом на теме джаза, Валентин любил подшучивать, что я ему внешне напоминаю Бинга Кроссби. По возвращению в Ташкент Саша Масумов снабжал меня интересной литературой, в т.ч. и по ядерной тематике («Ярче тысячи солнц»). У него была красивая и очень приятная в общении жена, увы, забыл ее имя.
        Спасибо, VTA, за воспоминания и фотографии! Вы, Татьяночки, замечательно живописуете наш сектор города. Может, как-нибудь соберусь, да расскажу об абсолютно невероятной, сюрреалистической истории, связанной со сносом нашего дома (41, угол Каблукова-Фрунзе, напротив знаменитых хлебного (снесен) и трёхэтажки

          [Цитировать]

    • AK:

      на фото похоже магазин на перекрестке Уездный и Таджикский переулки (по карте 1932). Он работал «до последнего». Сейчас на этом месте новая многоэтажка.

        [Цитировать]

  • AK:

    фотографии улицы Обсерваторской на Письмах в 2010-12-07 Прогулка. Часть 2 — за Забором (фото 19-22)
    а дом Жемчужникова так и не нашел в своих фотоархивах (знатный дом, должны быть приведения :)

      [Цитировать]

  • tanita:

    Мой там точно блуждает:))

      [Цитировать]

  • Здравствуйте Татьяна Вавилова! С Новым Годом.
    С удовольствием почитал вашу историю. Я занимаюсь гениалогическими исследованиями своей семьи и ищу информацию по одной ветке рода. Наша родственница Наталья Александровна Оде-де-Сион (1849 г. р.) в 60-х годах XIX века вышла за некоего Ульянова и переехала с ним в Ташкент, там ее семья и обосновалась и есть свидетельства, что ее потомки там еще жили в годы ВОВ (родственники навещали их по пути из эвакуации в Москву), позже связь прервалась. Сама Наталья Александровна закончила упомянутый вами Николаевский женский институт в Оренбурге, где ее мама Анна Васильевна была директором в 1857-1869 годах, к слову. Есть предположение, что муж ее Ульянов — тот самый инженер-мелиаратор и архитектор, в честь которого названа Ульяновская улица в вашем городе (сам я в Ташкенте ни когда, увы, не был), но подтверждений у меня этой версии пока нет. Вдруг у вас есть какая-то информация, материалы или просто идеи — куда обратиться, кого порасспросить, про эту семью? Заранее признателен за ответ.
    Михаил.

      [Цитировать]

  • александр:

    Здравствуйте уважаемые земляки и соседи! До 1972 г я проживал пл ул.Финкельштейна,д.15/13(если верить рассказам, то в самом старом в нашем уютном райончике). В д.8 по ул.Папанина жила семья Лебедь-дядя Гриша и его дочки Лариса и Наталья…увы.за давностью лет связь с ними была утрачена-буду весьма благодарен если кто то даст знать о них. Меня можно найти либо в Одноклассниках либо в Моем мире-Ширшиков Александр,60 лет,г. Ярцево Смоленской области.Заранее благодарен. Успехов всем на жизненном пути.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.