Борис Тихомолов. Небо в огне История

Ирина пишет в комментариях.

Возможно, не совсем по теме, но я не знала, что ТАПОиЧ образовался не совсем на пустом месте.
========================================
Борис Тихомолов. Небо в огне.

Ташкент — моя вторая родина. Детство, юношество — все связано с этим любимым городом. Бывшие мастерские «Добролета», в которых я учился и работал, были тоже мне родными. Там мы собирали самолеты — старую немецкую рухлядь: почтовые и пассажирские «юнкерсы». Там старейший летчик Михаил Хохлачев впервые поднял меня в воздух и тем решил мою дальнейшую судьбу. Оттуда я пошел учиться на летчика. Туда же вернулся, окончив школу. Там же началась моя летная романтика: древние пустыни, древние-древние горы. Жаркое солнце. Кишлаки. Хлопковые поля. Арыки. Реки с романтическими названиями: Сырдарья, Амударья. Полеты, полеты. Грузы. Почта. Пассажиры. Геологи, нефтяники, животноводы. Все! Все мне было там родное! Все… Задание было прозаическое: там, в бывших Ташкентских мастерских, куда эвакуировался из Москвы авиазавод, выпускавший пассажирские самолеты типа «дуглас» — «ПС-84″, клепали теперь транспортные «ЛИ-2″ — тот же «ПС-84″, только без пассажирского комфорта. Сейчас по особому заданию завод выпускал несколько машин пассажирского варианта. Самолеты надо было придирчиво осмотреть, испытать в полете и перегнать в Москву.

Вот и все! Проще простого! Мы подлетали к Ташкенту. Я волновался, я трепетал, глядя сверху на знакомые мне пригородные кишлаки и колхозные поля. Я не был здесь сто лет! Ну, может, не сто, а целых… восемнадцать месяцев! Мало? Нет, много! Нам на войне день шел за три дня, и это справедливо: жизнь там крутится бешено. И я думал, что увижу Ташкент таким же, каким покинул его, когда ушел на фронт. Но я ошибся. Ташкент был не тот. Совсем не тот. Здесь тоже, видимо, день шел за три дня, если не больше. Ритм теперешнего города не уживался с тем, что закрепилось в моей памяти. Нет больше тихих улиц, нет поливальщиков на них, которые из ведра по вечерам, ловко обрызгивают придорожную пыль. И уже за грохотом машин не слышно больше мелодичного журчания арыков. Город был в напряжении: Все для франта! Все для победы над врагом! На заводе нас встретили сдержанно. Небывалая практика, чтобы продукцию принимали «чужие» летчики. Все-таки «свой» испытатель вернее. Он уже сжился и зря придираться не будет. А тут еще поставлены условия — если машина будет плохо брать высоту — браковать беспощадно! Чужим-то летчикам что закапризничал и все тут, а как же план?!

 

Мы пришли на завод рано утром, чтобы облетать машины до жары. Наши самолеты стояли отдельно: зеленые, со звездами, в новых чехлах. Экипажи разошлись по машинам. Мой борттежник Иван Романов, худощавый, смуглый, с густой шевелюрой вьющихся черных волос, озорно сверкнув цыганскими глазами, подбежал к самолету, хлопнул ладонью по фюзеляжу, крикнул на цыганский манер: — Ай, маладой, карасивый, неженатый-холостой! А ну, стоять! Не лягаться! и дернул завязки чехлов. Романов был русский по отцу и цыган по матери. Нас с ним связывает старая дружба. Мы еще мальчишками учились в одном классе в Ташкенте. Потом расстались и снова встретились, уже вот здесь. Веселый, жизнерадостный, он всегда и всем был по душе, и дело свое знал отменно. Сняли чехлы, отперли дверь, и когда распахнули ее — ахнули. Ряды мягких пассажирских кресел, салон с просторными диванами, красная ковровая дорожка, шелковые занавески на окнах, — Сила! — одобрительно сказал Романов. — Шелковая машина! Кто же, интересно, на ней полетит и куда? Копались долго.

 

Романов придирчиво осматривал машину: узлы, ролики, тросы управления. Чуть ли не обнюхивал каждую деталь. Но все было сделано на совесть. Лишь радист, высокий молчаливый парень, по фамилии Бурун, хмуро копался в рации. Где-то завалилась какая-то колодка, и он не мог ее достать. Наконец, все готово: моторы опробованы, рация в порядке, барограф включен. Выруливаем к старту. Взлетаем. В мою задачу, кроме всего прочего, входило: за единицу времени набрать побольше высоты. Стрелка самописца прочертит на барограмме наш путь по вертикали и по времени. Это и будет документ качеств самолета. Идем по кругу. Высота берется легко. Тысяча метров. Две. Три. С волнением смотрю на горы, сверкающие снежными вершинами. Вон там за ними — Ферганская долина, а там вон, за грядой высоких отрогов — Фрунзе, Алма-Ата. Все летано и перелетано. Романов, сидящий на правом сиденье, как-то обеспокоенно взглянул на меня, потом «а вариометр, стрелка которого показывала скорость набора высоты — два метра в секунду. — Может, хватит, командир? — Чего хватит? — не понял я. — Высоту набирать. — Как это «хватит»? Ты что?! Борттехник смущенно отвернулся и промолчал. Набрав еще метров триста, я посмотрел на Романова. Странно, он явно задыхался. Сказалась привычка к полетам на малой высоте. — Иван, ты что? Борттехник повел глазами: — Кислорода не хватает. А мне смешно. Вот уж, поистине «сытый голодного не разумеет!» Три тысячи четыреста. Да разве это высота? Мы сидим тут в самолете, не двигаясь и не тратя энергии, а как же наши бойцы там, на Эльбрусе, на Кавказском фронте, ползают по снегу на высоте четырех километров?! Да еще с винтовками, да с минометами и пулеметами?! — Ничего, — сказал я. — Потерпи. Вот доберем до четырех и будем снижаться. Романов испуганно вытаращил глаза: — Не выдержу! — простонал он. — Снижайтесь. Я разозлился. Сколько лет летал здесь на почтовых самолетах, и всегда запросто, набрав пять тысяч, перемахивал через горы. Мне и в голову тогда не приходило, что на этой высоте кислорода меньше, чем на земле. Наоборот, я наслаждался свежестью воздуха и крепким морозцем.

 

А там, на фронте… Да что и говорить! Нежности какие. Распустят слюни… — Сиди! — жестко сказал я. — Ничего с тобой не случится. Будем набирать до четырех. В проходе неожиданно появился радист. Рот открыт, глаза выпучены, грудь вздымается и опускается, как после марафона. — Здрассте! — приветствую его. — Явление второе. I Что случилось? Бурун судорожно вцепился руками в подлокотник моего кресла: — Командир… не могу… Задыхаюсь… Я вскипел: — Час от часу не легче! Да вы что обалдели?! Да как вам не стыдно! Еще нет и четырех, а вы уже нюни рас пустили! Идите оба в пассажирский салон да посмотрите, что показывает барограф. Радист, одарив меня укоряющим взглядом, вышел в салон, вслед за ним, еле волоча ноги, поплелся борттехник. И почти тут же, чуть не сбив Романова с ног, появился Бурун. Глаза его горели победным огнем. — Товарищ командир!.. На барографе четыре тысячи шестьсот! Вот! — и сел на пол. Я посмотрел на высотомер: три тысячи семьсот. Странно. А может быть кто-то врет? Либо мой высотомер, либо барограф, либо Бурун?.. Однако ладно. Жалко ребят. Что ж, будем снижаться.

На земле разобрались: был неправильно установлен высотомер в пилотской кабине, и мы набрали тогда высоту с разными там инструментальными и прочими поправками — пять тысяч пятьдесят метров, что и было торжественно запротоколировано дирекцией завода. Совершенно секретно Мы пригнали в Москву таинственные «шелковые» самолеты и поставили их на прикол. Зачехлили, запломбировали. До какой-то поры, до какого-то времени.

13 комментариев

  • eugeen13:

    Тоже как-то хотел упомянуть про эту книгу. Мало того, что автор ташкентский — её вообще желательно прочитать, а потом вспомнить кто этот лётчик, кем был и кем стал!!!
    Там ещё есть интересная история про магазин-дуканчик «Детский Мир» с его владельцем иранцем. «Комнатная ракета».
    Вчерашние два ташкентских пацана нашли этого иранца в Тегеране (причём случайно) будучи уже заслуженными боевыми лётчиками!!!

      [Цитировать]

  • Константин ташкентский:

    Эту историю я слышал лет двадцать назад, от своего соседа по гаражу.
    Герой рассказа был в полярном комбинезоне, унтах и в меховом шлемофоне. В карманах было полно шоколада. А его коллеги были сыты, как в войну и легко одеты. От резкого переохлаждения, при наборе высоты, у них сжались кровеносные сосуды и действительно наступило кислородное голодание. Из-за рапорта они могла и работы лишиться, если бы дежурный медик за них не вступился. Сколько людей, столько и взглядов на жизнь.

      [Цитировать]

  • Тамара:

    Видела книгу Бориса Тихомолова — с дарственной надписью автора. Удивительный человек!

      [Цитировать]

  • Тамара:

    Не удержалась, делюсь. Посмотрите на портрет этого удивительного человека: https://www.facebook.com/sanaevat/media_set?set=a.670064049704851.1073741983.100001037863897&type=1

      [Цитировать]

  • Тамара:

    По ссылке можно прочесть несколько страниц из книги Бориса Богомолова. Не знаю, могут ли видеть альбом с фотографиями те, у кого нет аккаунта на фб. Посмотрите, какие люди жили с нами рядом.
    Борис Богомолов провел детство в приюте. Спустя годы, стал летчиком, героем Советского Союза.

      [Цитировать]

    • eugeen13:

      Раз уж тема открыта, может всё-таки добавите сюда фото?
      Мне всегда была интересна эта личность, а на фейсбуке я «не живу» и ничего не могу посмотреть.
      И в википедии статья о нём тоже есть.
      Эту его книгу было-бы очень неплохо издать с иллюстрациями по современным технологиям — она интересна как в историческом плане, так и в воспитательном, для детей!

        [Цитировать]

      • Ирина:

        http://coollib.net/a/13196
        Борис Тихомолов
        — Небо в огне 721K (читать) (скачать fb2)
        — Небо в огне 1276K (читать) (скачать fb2)
        =========================================================
        http://www.e-reading.co.uk/bookbyauthor.php?author=15137
        Борис Тихомолов
        Мемуары+полка
        Небо в огне.
        Кряка.
        ===========================================================
        http://proxy.flibusta.net/a/62183
        Борис Ермилович Тихомолов

        Небо в огне 1276K (читать) скачать: (fb2) — (epub) — (mobi)
        Романтика неба 2123K (читать) скачать: (fb2) — (epub) — (mobi)
        Детская литература
        Кряка 199K (читать) скачать: (fb2) — (epub) — (mobi)

        Тихомолов Борис Ермилович – лётчик 750-го авиационного полка 17-й авиационной дивизии авиации дальнего действия (АДД), капитан.
        Родился 28 июня 1913 года в городе Баку, ныне – столица Азербайджана, в семье рабочего. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1939 года. В 1933 году окончил в городе Балашове 3-ю Объединенную школу пилотов и авиатехников Гражданского Воздушного Флота (ГВФ). Работал лётчиком авиапредприятия ГВФ в столице Узбекистана городе Ташкенте. Перевозил воздушным путём пассажиров, грузы, почту.
        В Красной Армии с 1942 года. В боях Великой Отечественной войны с апреля 1942 года.
        Лётчик 750-го авиационного полка (17-я авиационная дивизия, АДД) капитан Борис Тихомолов к августу 1942 года совершил двадцать пять боевых вылетов на бомбардировку военно-промышленных центров и важных объектов в глубоком тылу врага. Наносил ночные бомбовые удары по аэродромам, железнодорожным узлам, эшелонам, скоплениям войск противника в районах Смоленска, Орши, Витебска, Брянска, Харькова, Курска, Воронежа, по промышленным объектам гитлеровской Германии — Берлина, Кенигсберга.
        Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 31 декабря 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм капитану Тихомолову Борису Ермиловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина (№ 12172) и медали «Золотая Звезда» (№ 771).
        В ноябре — декабре 1943 года капитан Тихомолов Б.Е. совместно с другими экипажами обслуживал Тегеранскую конференцию глав правительств антигитлеровской коалиции (28 ноября – 1 декабря 1943 года). 16 апреля 1945 года отважный лётчик участвовал в исторической Берлинской операции.
        За годы войны Б.Е. Тихомолов совершил двести двенадцать боевых вылетов.
        С 1945 года капитан Тихомолов Б.Е. — в запасе. Работал инструктором-лётчиком в Главном управлении геодезии и картографии при Совете Министров СССР.
        Герой Советского Союза Б.Е. Тихомолов — член Союза писателей СССР. Первый его рассказ появился в 1950 году. Затем, после пятилетнего перерыва, он возобновил литературную работу — его рассказы, очерки и критические статьи стали появляться в различных газетах и журналах. Первая книжка его рассказов «Сапар-батыр» вышла в Москве, в Детгизе, в 1958 году. В этом небольшом сборнике проявилась писательская «жилка» Б.Е. Тихомолова, его способность лирически и лаконично рисовать суровую природу Средней Азии и мужественных людей-лётчиков. В литературном труде Тихомолов обрёл свое второе жизненное призвание. Он пришёл в литературу не просто как бывалый человек, многое повидавший и поэтому обратившийся к воспоминаниям, а именно как художник, по-своему смотрящий на мир и обладающий умением разговаривать с юным читателем.
        Жил в городе Ташкент. Умер 17 декабря 1991 года. Похоронен в Ташкенте, на Аллее Героев Волгоградского кладбища.
        Награждён орденом Ленина, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, медалями.
        ===============================
        во всех трех библиотеках его книги есть и скачивание идет легко.
        Надо сходить на Волгоградское, сфотографировать его захоронение. Прикладываю фото Тихомолова с Флибусты библиотеки.

          [Цитировать]

  • Тамара:

    Приношу извинения, не могу отредактировать оставленный выше комментарий, допустила ошибку в фамилии Тихомолова.

      [Цитировать]

  • Тамара:

    Сфотографировала всего два разворота. Поразила судьба человека. Одно фото, eugeen13, для вас приложу. Но надо искать книгу. Согласна, ее бы переиздать.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.