Халима Ахмедова. Момент истины Tашкентцы

Автор Мастура Исхакова.

«Судья обязан во всех случаях обеспечить справедливость при назначении наказания, только тогда приговор суда будет понятен общественности и даст воспитательный результат воздействия на осужденного».

                                            Из Конституции Республики Узбекистан.

 

                Ту осеннюю дождливую ночь 1957 года Халима провела, не сомкнув глаз. Сегодня предстоял последний день судебного разбирательства, которое она, молодой специалист народный судья Фрунзенского района вела уже два месяца. Процесс был громким с большим резонансом особенно в  юридической среде. На скамье подсудимых сидел юноша, обвинявшийся в убийстве.  Снова и снова ее мысли возвращались к этому очень сложному, запутанному делу, в котором она должна поставить точку. Проведенные прокуратурой расследования и собранные улики подтверждали виновность подсудимого. Адвокат же нашел смягчающие обстоятельства. Но интуиция судьи подсказывала, что восемнадцатилетний парень не мог совершить такого чудовищного преступления – зарубить топором отца.

Утром Аскар, муж Халимы помог ей управиться с завтраком, отправил детей в школу и детский сад,  располагавшихся недалеко от дома. Халима, поглядывая на часы, надела темное строгое платье, гладко зачесала волосы на прямой пробор и стала искать в письменном столе какие-то бумаги. Потом, увидев их на книжной полке, облегченно вздохнула и засунула документы в сумочку. Когда она подошла к двери, муж нежно обнял молодую женщину и спросил:

— Халимахон, что с тобой?

— Сегодня ответственный день. Я должна вынести приговор…

Муж, заглянул ей в глаза, приподнял рукой подбородок и тихо произнес: — «Ты у меня умница и все сделаешь, как надо… Я знаю!»

В зале судебного заседания присутствовали не только родственники и коллеги погибшего, но руководство и сокурсники Института связи, где учился парень. Когда в прениях прокурор попросил обвиняемому высшую меру наказания – расстрел, то со всех сторон раздались громкие женские вопли отчаяния. Адвокат же просил суд о снисхождении, учитывая вынужденную самооборону и молодость подзащитного – дать ему три года пребывания в колонии строгого режима. Все это время, судья анализировала каждый момент трагического события, показания свидетелей со  стороны обвинения и защиты… По ходу слушания дела выявилась удручающая картина образа жизни погибшего.

Когда-то уважаемый человек — очень известный юрист, преподаватель юридического института, имевший много последователей, одной из которых была Халима Исхакова, в последние годы опустился и  беспробудно пил. В доме не осталось ни одной ценной вещи.  Жизнь родных он превратил в ад. Жена и сыновья как могли скрывали эту ситуацию – несколько раз с большим трудом укладывали отца в лечебницу… Но все было бесполезно. И однажды в очередной раз в безумном пьяном угаре муж замахнулся на жену топором, а сын, отражая удар, схватил его за руку, и тяжелый топор упал на голову отца… Халима была уверена, что заботливый сын, любимец курса с хорошей характеристикой педагогов, не виновен… Но с другой стороны, погибший был ее педагогом, который многому научил студентов… Быть всегда справедливым, несмотря ни на какие обстоятельства… Принимать единственно правильное решение… Судья  увидела потухшие глаза женщины, потерявшую мужа и убитую горем мать. Наступил момент истины… Все ждали вердикта. Халима уверенным голосом прочитала: — «В соответствии с Конституцией и уголовным кодексом республики Узбекистан, районный суд постановил: выдвинутую государственным обвинителем статью о совершении умышленного убийства отменить и обвиняемого признать невиновным. А  наступившую смерть отца, считать роковым стечением обстоятельств. Подсудимого оправдать и освободить из-под стражи в зале суда!..»

Звенящую тишину нарушили радостные крики,  аплодисменты, переходящие в бурные овации. Халима оглядела зал и поняла: не все одобрили  ее решения. Некоторым коллегам оно показалось слишком мягким… И таких сложных дел у заслуженного юриста республики Халимы Исхаковой было несчетное количество. А сколько раз ей вслед бросали обидные, оскорбительные слова проклятия, осужденные и их родственники. Но она всегда, отметая эмоциональные моменты, опиралась только на  закон.

Как-то зимой Халима поздно возвращалась с работы. На трамвайной остановке ее внимание привлек мужчина с фуражкой надвинутой на глаза. Было темно, и женщина осторожно шла по узкой, скользкой тропинке. Вдруг, совсем рядом, она услышала громкие шаги и тяжелое дыхание. Неожиданно кто-то схватил ее за плечи и силой развернул назад. Перед Халимой стоял тот самый мужчина в фуражке. Теперь она его узнала. Это был серийный убийца, насильник, осужденный ею на пятнадцать лет. Его глаза были полны ненависти и злости. В  руке блеснуло лезвие ножа. Стиснув зубы, бандит грозно прошипел: — «Сука, вот ты мне и попалась… Теперь  сама убедишься какой я мужчина! Только пикни!» Он поволок  женщину за угол дома. От страха, что есть силы, она закричала: — «Помогите! Убивают!»

— Халима, я здесь рядом! —  вдалеке послышался родной голос мужа. Детина смачно выругался, с силой бросил женщину в снег и, скользя по льду, рванул в сторону большой дороги. Аскар обнаружил жену, лежащей в сугробе без сознания. Только дома, он увидел огромный порез на пальто жены в области груди. К счастью, других повреждений не было. С того самого дня после работы у трамвайной остановки Халиму всегда встречал муж.

Халима была последним, пятым ребенком в большой семье Исхаковых.  Глава семьи Исхак-бойвачча когда-то владел большими землями, имел добротное хозяйство в небольшом городке Мерке. 1. В 1913 году, после смерти молодой красавицы жены, он с пятилетним сыном Ильхомом, продав все свое большое хозяйство, перебрался в Ташкент. Здесь Исхак-бойвачча, обзавелся новым хозяйством, купил землю в махалле «Укчи», где построил большой дом. Молодой мужчина вскоре женился на своей дальней родственнице из Намангана девушке Нодире. Постепенно жизнь наладилась. Жена родила двух сыновей и двух дочерей. В конце двадцатых годов в Туркестане, с приходом новой власти многих зажиточных землевладельцев раскулачили. В их число попал и Исхак-бойвачча. Все угодья и скот, которыми он владел, пришлось отдать государству. Семья перебралась в маленький дом в конце двора. Но отец не унывал, занявшись торговлей, он старался обеспечить безбедное существование своей семье. В летний день 1929 года в дом пришло страшное горе – отца нашли мертвым на улице, где он скончался от большой потери крови вследствие удара ножом в сердце. Так закончилось счастливое детство  маленькой Халимы. Этот день  трехлетняя девочка запомнила на всю жизнь.

Мать Нодира, привыкшая заниматься только хозяйством, осталась без средств существования. Она устроилась работать на обувную фабрику. А сыновья управлялись хозяйством. Настало время получить образование старшим сыновьям. Но по документам они считались детьми раскулаченного и не имели права поступать в высшее заведение. Тогда посоветовавшись с родственниками, сыновья  Ильхом и  Ильяс решили отдать в пользу государства оставшееся небольшое хозяйство, чтобы в документах в графе о родителях можно было написать «середняк». Сыновья уехали учиться в Москву, а Нодире пришлось с младшими детьми поселиться на Бадамзаре в доме  сестры мужа. Хозяева дома Сабохат-апа и Ахмад-ака радушно приняли их. В уютном дворе, засаженном виноградником и диковинными растениями, две семьи жили дружно и весело. Часто здесь за большим столом собирались родственники. Среди них были поэт Уйгун, артисты театра Тамат Зияханова, Шахида Магзумова. Звучала музыка, стихи. Бывало, что гости устраивали импровизированные концерты. Особенно смешно было смотреть на то, как жена Ильхома Хабиба вместе с братом хозяина Аскаром под мелодию арий из опер распевали диалоги, на ходу импровизируя их рифмой. Бывали дни, когда приходила весть о новой жертве среди родственников и друзей, попавшей в черный список «врага народа». В ночной тишине женщины, всхлипывая, прерывали тревожное молчание мужчин. В конце тридцатых годов в республике одна за другой проходила волна репрессий. Многие невинные люди пропадали бесследно.

Халима, внимательно слушала разговоры взрослых. И каждый раз она задавала себе вопрос: почему так не справедлив мир? Уже с детства Халима поражала своих домашних здравыми рассуждениями о жизни, о поступках своих сверстников, взрослых. Чувство справедливости для нее было главным качеством в отношениях с людьми.  Поэтому часто, несмотря на ее молодой возраст, соседи из махалли приходили в их дом, чтобы рассказать о своих проблемах, разрешить возникший спор, и услышать мнение  от умной и еще вдобавок красивой девушки Халимы.

В первый год войны Халима училась в восьмом классе. В их дом частенько приходил брат хозяина дома Аскар – сухощавый мужчина, химик по образованию. Он был женат на грузинке Тамаре и имел сына Аркадия.  Когда-то вспыхнувшая бурная любовная страсть двух молодых людей угасла и теперь в их интернациональной семье поселилась тоска и недоверие. Некогда веселый, обладавший искрометным юмором Аскар, стал замкнутым человеком. Свой дом Аскар оставил жене, а сам вынужден был снимать квартиру. Ранней весной 1942 года вернувшись со школы, Халима  заметила подозрительное оживление в доме. За скромно накрытым столом сидели нарядно одетые мать, Ахмад-ака и Сабохат-апа. Они  что-то оживленно обсуждали,  но, увидев вошедшую девушку, вдруг притихли.

— Доченька, — неуверенно обратилась Нодира, — садись рядом… Нам нужно с тобой поговорить…

—  Ты  умная девушка, все поймешь, — поддержала ее Сабохат.

— Мы тут подумали и решили… Тебе пора замуж… И жених есть, хороший… — продолжила мама.

— Правда, он намного старше тебя, но зато надежный человек, – уверенно сказал Ахмад-ака.

Халима с удивлением посмотрела на мать.

— Я же еще не закончила школу…

— Ничего страшного! — Затараторила Сабохат-апа. — Все успеешь и замуж выйти и школу закончить… Одно другому не мешает!

— Но скажите, хотя бы кто он?

— Ты его знаешь, а главное он любит тебя… – Заключила Сабохат-апа.

— Это мой брат, Аскар… Он просит твоей руки… — Подтвердил Ахмад-ака.

Весной следующего года, после окончания школы сыграли скромную свадьбу. Молодые жили в пристройке во дворе Ахмад-аки. Поначалу юная Халима боялась и стеснялась мужа. Но Аскар окружил ее заботой и вниманием. Постепенно молодая женщина прониклась уважением к Аскару. По состоянию слабого здоровья и поврежденной в детстве правой руки Аскар был освобожден от воинской службы. Он преподавал химию в Сельскохозяйственном  институте. Вскоре у них родилась первая дочь Дильдар. Халима, кормила грудью малышку, а мысли ее были далеко-далеко. Как там братья Гияс-артиллерист и  Ильяс политрук,  воевавшие на разных фронтах? Давно не было от них весточки? Потом вспомнила, что надо приготовить обед. В доме практически не осталось продуктов. Хорошо, что Ахмад-ака и Сабохат-апа были рядом. Они все это голодное время поддерживали почти всех родственников. Как один из первых селекционеров и ирригаторов в Средней Азии,  лучший специалист Ахмад-ака работал в самых засушливых областях.  Он поднимал сельское хозяйство республики… Халима уложила заснувшую малютку и подумала: — «Жалко, что идет война, и ребенок совсем крохотный… Не то, я бы, поступила учиться в юридический институт».

Шло время… Халима, из юной хрупкой девушки, превратилась в статную красивую женщину. Аскар буквально носил жену на руках, не позволяя ей делать тяжелую работу. Он страшно ее ревновал и категорически не хотел слышать ни о какой учебе. Как-то заехал к ним старший брат Ильхом.  Сидя во дворе под виноградником, он наблюдал, как сестренка возится по хозяйству. Глотнув из пиалы чая, он сказал: — «Вот и закончилась война… Слава аллаху, братья вернулись с фронта… Жизнь налаживается. Что скажешь зятек, долго еще Халима будет сидеть дома? А ведь когда вы поженились, ты обещал ей дать возможность продолжить учебу! Она давно мечтает поступить на юридический. Посмотри, в нашем роду все женщины с высшим образованием. Тем более я преподаю на юрфаке. Помогу сестренке».

В 1951 году Халима Исхакова, имея уже двух детей – Дильдар и Дильшода получила диплом юриста. В те годы не каждая женщина-узбечка могла отважиться выбрать эту  мужскую профессию, где главным критерием  в работе является железная логика, трезвый ум, убеждение в своей правоте.  Уложив детей, ночами ей приходилось сидеть за документами, анализировать и мучительно искать ответы на сложные вопросы. Иногда Халиме хотелось излить свою душу  близкому человеку, рассказать о  проблемах волновавших ее, о чувствах  жалости или гнева переполнявших ее сердце. Но разум и законы о тайне следствия, которые она обязана соблюдать  держали молодого специалиста всегда на чеку. Больше двадцати лет она проработала сначала адвокатом в районных юридических консультациях, а затем народным судьей  в судах Ташкента.

Как-то на семейном совете решили, что пришло время обзаводиться своим собственным жильем. В этой же махалле купили небольшой участок земли, и  Аскар занялся покупкой стройматериалов. Методом хашара построили сначала времянку, чтобы было, где жить первое время. А затем приступили к основному дому. Строительство шло долго, потому что не хватало то денег, то времени. В 1953 году, наконец, справили новоселье. В этом же году у них появился сын Шавкат. Аскар, многодетный отец, почувствовав себя настоящим хозяином, зорко следил за порядком как в доме, так и во дворе. Халима, не смотря на занятость, поддерживала хорошие отношения с бывшей женой Аскара и сыном Аркадием. Их встречали в новом доме как родных. Когда же случилось горе — погиб Аркадий, Халима распорядилась, чтобы похороны и поминки проходили в их доме.

Иногда Халиме приходилось выезжать в тюрьму для проведения судебных заседаний или как адвокату встречаться с заключенными. В одной из таких поездок она сидела в кабинете и ждала своего подзащитного. В соседней комнате проходил допрос. Громко спрашивал мужской, а тихий женский голос еле слышно отвечал. Вдруг в тишине раздался мужской крик: — «Встать, гадина!», — звук тяжелого удара и следом что-то тяжелое рухнуло на пол. Затем послышался женский стон и нервные шаги в кирзовых сапогах. Халима вскочила и, выбежав в коридор, резко открыла дверь. На полу лежала беременная женщина. Изо рта медленно стекала тонкая струйка крови. А стоящий рядом  мужчина лил на ее голову воду. Халима подбежала к нему, наотмашь ударила его по лицу и присела  к беременной. Нащупала у шеи пульс, потом приподняла ее голову. Женщина открыла глаза и с удивлением посмотрела на Халиму. «Быстро врача!» — приказала адвокат следователю. Затем, глядя ему в глаза, резко сказала: —  «Какое вы имеете право так обращаться с беременной, даже если она и осужденная?  Неужели вас тоже родила женщина?» – И холодно добавила: — «Ваше имя, звание… Об этом поговорим в другом месте!»

               В 1965 году Халима заметила, что часто стала уставать. Она решила обследоваться в стационаре. Анализы показали, что в организме женщины происходят гормональные изменения, характерные для сорокалетней женщины. Но чтобы приостановить этот процесс врач посоветовала родить ребенка. Халима растерялась. Что на это скажет муж и дети? Как она, мать трех взрослых детей, будучи уже бабушкой, родит малыша? Ведь ее дочь Дильдар недавно родила сына.

На следующий год как по заказу в семье Ахмедовых родился малыш, которого назвали Ильхомом в честь старшего брата. И на самом деле Халима расцвела, стала еще краше. Уже в последние годы она с гордостью говорила, что не зря тогда рискнула и родила сына в таком возрасте. Во-первых, поправила здоровье, а во-вторых, Ильхом стал ее опорой.  Домашних  Халима никогда не посвящала в подробности своей  работы. Потому что считала свой дом крепостью, и близкие ей люди не должны знать о проблемах, с которыми судья сталкивается каждый день. Никто из родственников подсудимых не знал ни номера телефона, ни адреса судьи Халимы Исхаковой. Конечно же, если дело касалось ее друзей и родственников, попавших в беду Халима, прикладывала все свои знания и связи, чтобы добиться справедливости. Но главное, как она часто повторяла, надо отбросить эмоции и действовать в рамках закона.

1971 году Халима похоронила мужа. Аскар долго и тяжело болел. Слабые легкие  стали причиной его смерти. Женщина переживала потерю самого близкого, дорогого человека. Иногда она просила, чтобы ее не беспокоили. Закрывалась в кабинете и погружалась в  воспоминания. Только теперь она понимала, как беззаветно любил ее этот скромный человек. Он создал все условия, чтобы его жена состоялась в профессии. Аскар очень гордился Халимой. А каких детей они воспитали!  Правда, дочери пришлось расстаться со своим мужем-иностранцем. У него закончилось время учебы в медицинском институте, и он как специалист возвращался к себе на родину в  Ирак. А Дильдар с двумя малышами не хотела уезжать из родного Ташкента. Халима в глубине души понимала ее страх перед неизвестностью. Но как факт признала, что семейная жизнь дочери разрушилась. Утешало то, что дочь, кандидат медицинских наук имела самую лучшую профессию   врача-гинеколога и воспитывала чудесных детей.

В 1973 году  Президиум Верховного Совета  Уз ССР постановил дополнить структуру аппарата Верховного суда Узбекистана отделом судебной практики и статистики, в связи с чем, был утвержден новый штат   Верховного суда. Обычно в Верховном суде рассматриваются дела в качестве первой инстанции, в кассационном порядке и порядке надзора, причем, дела по первой инстанции рассматриваются в составе трех судей.  Тогда же Халиму, как лучшего правозащитника с большим стажем опыта работы, избрали членом Верховного суда. С новой должностью соответственно увеличился не только объем работы, но и ответственность.

  Январским утром 1975 года в приемной кабинета Верховного суда раздался телефонный звонок. Встревоженный женский голос срочно попросил Халиму Ахмедову.

— Минуточку, Халима Исмаиловна, вас срочно к телефону… Какая-то девушка!

Халима выслушала по телефону сбивчивый рассказ и договорилась  встретиться в 6 часов вечера на нейтральной территории в квартире одной из родственниц. Выяснилось, что в беду попала очень близкая подруга, занимавшаяся частной практикой у себя дома, что в те годы каралось законом. Женщина была прекрасным специалистом в стоматологии. Но перед законом все равны. Стражи порядка исправно выполнили свою работу: ее арестовали и отправили в КПЗ.  Халима не могла допустить мысли о том, что ее лучшая подруга, женщина преклонного возраста находится в этом страшном месте. Она подняла на ноги всех своих коллег и нашла решение, благодаря которому подругу выпустили в этот же  вечер.

Главной задачей Верховного суда Республики является предупреждение судебных ошибок, а если они допущены, то их нужно своевременно устранить. В современной истории правосудия Узбекистана было не мало трагических страниц. Одна из них – так называемые «хлопковые дела». По «хлопковым делам» в 1983 – 1989 годах в Узбекистане были привлечены к уголовной ответственности и осуждены около 4, 5 тысячи человек. В этот  очень сложный период  жизни республики большая группа членов Верховного суда Узбекистана, в число которых вошла и   Халима Исхакова, вела «хлопковые дела» государственной важности. Скрупулезно анализируя каждую мелочь, вникая в самую суть вопроса сфабрикованных «хлопковых дел»,  они противостояли решениям Верховного суда СССР. Практически все судебные разбирательства Верховного суда проходили в строгой секретности, куда не допускались не только родственники, но и представители прессы. В начале 90-года появилась возможность открыть секретные материалы судебных процессов, связанных с «хлопковым делом».

В июле 1990 года Пленум Верховного суда принял постановление: «О некоторых вопросах, возникших в практике рассмотрения судами республики дел о хищениях, приписках и иных злоупотреблениях при заготовке и переработке хлопка-сырца и другой сельхоз продукции». В результате тщательного изучения каждого из пересматриваемых дел Верховный суд республики реабилитировал около 3, 5 тысячи человек.        «В правовом государстве закон, равно обязательный для всех, остается превыше всего и не может быть изменен в угоду политическим соображениям.  И первая, главная задача и высшая цель деятельности судебных органов и Верховного суда – чтобы виновный не ушел от наказания, но, прежде всего, чтобы нигде, ни при каких обстоятельствах не пострадал безвинный». И  этому правилу всегда следовала  юрист-профессионал Халима Исхакова. Она была по достоинству отмечена правительственными наградами «За доблестный труд», «За трудовое отличие», «Ветеран труда».

Пришло время Халиме Исхаковой идти на заслуженный отдых, но руководство Верховного суда, учитывая профессионализм, глубокие знания юриспруденции, предложило ей остаться на работе. Еще пятнадцать лет она была старшим консультантом и начальником отдела Верховного суда.

Однажды, осенью 1992 года, когда семья собралась за обеденным столом, старший сын Дильшод обратился к матери: «Мама, мы понимаем, что Вы занимаетесь своим любимым делом.  А в махалле поговаривают, что Вы работаете, потому что не хватает денег на жизнь. Это же не так. Поэтому, просим Вас, оставьте  работу. Посмотрите, какой большой дом построил Ильхом. Рядом с Вами мы, невестки, ваши любимые внуки. Ну что еще нужно счастливой женщине как вы?»

Халима внимательно выслушала слова Дильшода. В ее душе что-то перевернулось. Она, словно, другими глазами посмотрела на этот дом, двор, детей, внуков… Теперь свободное время бабуля Халима посвящала общению с ними. Как и прежде, в этот дом приходили за советом молодые и пожилые жители махалли. Ведь всю свою жизнь она прожила здесь, в этом доме, где  от родных людей она получила уроки добра, милосердия. И сейчас эстафету подхватили ее дети. Каждый из них хороший сын и выбрал настоящую мужскую профессию: Дильшод – инженер механик, Шавкат – экономист, Ильхом – инженер строитель.

Зима 2004 года выдалась холодной… Халима лежала в своей комнате, и все время следила за стрелками часов. Она ждала очередную порцию болеутоляющего укола, который бы облегчил ее страдания. Старшая сестра Мархамат постоянно была рядом. Халима мужественно боролась с тяжелой болезнью, стараясь не расстраивать детей. Они по очереди дежурили. Мама всегда была опрятно одета, причесана так, словно собралась идти на работу. Она ждала марта, надеясь, что первый месяц весны — первые распустившиеся цветы  миндаля и набухшие почки урюка, посаженные когда-то мужем, принесут ей радость жизни. Но так не случилось. Ранним утром 11 марта она ушла…  Остались  люди, судьбы которых Халима Исхакова в свое время решила по закону человеческой совести.

              

               «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только Закону, быть беспристрастным, объективным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть».

                                            Присяга судьи. Закон республики Узбекистан.

 

Мастура Исхакова.

 

02.01.07

                                                                                                                     

 

 

 

 

 

 

 

 

5 комментариев

  • Русина Бокова:

    Но коммент. Написано хорошо, аккуратно и…нежизненно

      [Цитировать]

  • Мастура:

    Не поняла, что значит «не жизненно»? Все факты из жизни.

      [Цитировать]

  • tanita:

    По-моему, вполне жизненно. Я прочитала с огромным наслаждением. Мастура, простите, я плохо осведомлена, речь идет о Вашей родственнице? Полагаю, свекрови?

      [Цитировать]

  • Мастура:

    Татьяна, Халима Ахмедова была тетя Джасура по линии отца. Мы дружили семьями и поэтому я хорошо ее знала. Один из эпизодов, правда, немного сокращенный из жизни моей свекрови-стоматолога… Вы может быть помните, так как читали мои воспоминания.

      [Цитировать]

  • tanita:

    Да, спасибо, я уже написала, потом вспомнила, Мастура, мое Вам величвайшее уважение за то, что так бережно храните память о Вашей семье! Хотела бы я столько знать о своих родственниках, да, увы, не те были обстоятельства!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.