Что-то стало холодать, пора хлопок собирать! История Старые фото

Пишет Татьяна Вавилова в ФБ.

Из окна потянуло долгожданной прохладой. Приближается осень и где-то внутри меня просыпается беспокойство – хлопок! Осталось с давних времен и сидит крепко, не уходит. Вот и сегодня потянулась рука к фотоальбому, где сохранились фото хлопкового сезона 1964 года. Три последних года обучения в ТашМи мы ездили собирать хлопок в Голодную степь, в совхозы №5 и № 6. Они как раз отстроились и стали засевать большие площади. Даль несусветная, вереница поданных нам автобусов, ехала туда весь день. За Сырдарьей степь тянется до горизонта. Ни кустика, ни дерева, пыль, соль и жара. В совхозе распределяли по полевым станам – каждому курсу свой. В чистом поле стоял единственный на всех барак, разделенный канарами на женскую и мужскую половины.

Освещение керосиновым фонарем «Летучая мышь», он тоже единственный, поэтому передавался по-очереди: день — мальчикам, день – девочкам. У одних – свет, у других представление театра теней, экран – разделяющие нас канары. Чтобы больше поместилось в один барак, раскладушки не разрешали. Делились по 3 человека, на нары стелили два ватных одеяла, чтобы мягче, а двумя другими закрывались. В заморозки грели друг друга боками. Романтика! Удобства — в поле, умываться — в лотке, куда при дефолиации с самолетов неизбежно попадали пестициды и вызывали у «нежных» кожную аллергическую сыпь. Вода для питья и еды в зарытой в землю железной бочке, расходовалась скупо, — неизвестно, когда привезут еще.

Побудка в 6 утра, что само по себе для горожан сущая пытка, а для меня, совы, просто смерть. Уже от одного осознания, что мне пришлось встать так рано, настроение неизбежно падало. Утешались сгущенкой с хлебом и чаем, вскипяченным на очаге. Очаг – то немногое хорошее, что запомнилось из условий быта. Я любила погреться у живого огня и долго смотрела на магическую пляску пламени, слушая успокаивающее потрескивание дров.
После короткого завтрака вели на поле. И что вы думаете мы пели? «Комсомольцы – добровольцы?». Не-е-ет! Мы народ мстительный, мы своих преподавателей мучили за высокие нормы и за ежедневные штабы по их выполнению. Растягиваясь длинной цепью, мы медленно тащились на поле уныло затягивая гнусавыми голосами : « Динь-бом, динь-бом, слышен звон кандальный! Динь-бом, динь-бом, путь сибирский дальний! Динь-бом, динь-бом слышно там и тут! Нашего товарища на каторгу ведут!». Не все из преподавателей знали песню каторжан , особенно не прислушивались и только удивлялись, отчего так тоскливо поем.

Но когда расслышали, злились ужасно, но их было двое, а нас более сотни, за всеми не усмотришь. Правда, пели не все, но поющие перемещались по колонне, уходя от «преподов».

Если на первых курсах мы собирали чистый хлопок где-нибудь за Янги-Юлем, то в голодностепских совхозах чаще всего нас ставили на «подбор», то есть на поля после машинной уборки. За машиной оставались ощипки и много, поле от них белело. Подбор сухой, легкий, нужные кг собрать трудно, вата колючая, смешана с остатками коробочки и листьев. Но бывало везло и мы шли на неубранное поле. После подбора – одно удовольствие. Но я всё равно не могла собрать норму, уж очень низко мне надо было склоняться к кустам. Для машинной уборки хлопок не должен быть высоким. Уж как я ни приноравливалась! И копила хлопок на грядке, чтобы реже на хирман носить и время экономить, и сидя собирала, и «ехала» по грядке на мешке, нет, не удавалось даже в средние сборщики выйти. Быть бы мне руганной на штабе ежедневно, если б не помощь товарищей. Не даром, конечно. Почему-то кто хорошо учился, тот мало хлопка собирал, а кто много собирал, тому нужен был буксир в учебе. Вот таким буксиром я и соглашалась быть за подкинутый в мой фартук хлопок.
Как ни длинен рабочий день в поле, как ни далек хирман, а вечер наступал ежедневно и молодость брала своё. После ужина силы возвращались и мы начинали прихорашиваться. Вот зачем, спрашивается? Электричества нет, значит нет и танцев под магнитофон, гитаристов тоже среди нас не было. Но были чемоданы, заменяющие ударные инструменты и на них отбивали «джаз». Ну, это еще больше нервировало бедных наших бригадиров-преподавателей! Несчастный Сабир Касымович пулей выскакивал из своей комнаты и, покраснев до предела, срывающимся голосом кричал: «Кончай заокеанский джаз!!!» В «темные» вечера, когда фонарь светил мальчикам, сидели на нарах, читать в темноте нельзя, в дурака играли, подсвечивая слабенькими фонариками на батарейках, песни пели. А в лунные, теплые вечера, если хотелось прогуляться перед сном, шли на дорогу. Серая лента асфальта разрезала бесконечные хлопковые поля и уходила далеко-далеко, туда, где на горизонте мигали электрические огоньки поселка. В совхоз путь был заказан. Но хотелось очень! Там цивилизация, настоящие дома, магазины, баня! Но нельзя, грозят исключить еще быстрее, чем за хроническое невыполнение нормы. Надо ждать банный день. Мыть возили не чаще одного раза в две недели. Ну это была роскошь – общая совхозная баня в этот день закрывалась для всех и полностью предоставлялась в наше распоряжение. Мылись, стирали, а потом с накрученным на голове полотенцем бродили по сельским магазинам. Собственно было их не больше трех. Продуктовый, хозмаг и универмаг. Не помню книжного, хотя всегда за книгами охотилась именно в районах.
Другая радость – посылки и письма. Но меня, избалованную папенькину дочку, еще и отец навещал. Голодную степь он исходил за свою жизнь вдоль и поперек, мелиоратором был. Все его знали и в 5, и в 6-м совхозах, но мой «идейный», хоть и принципиально беспартийный папа, блата не признавал и даже совхозную машину не просил. Он приезжал на обычном рейсовом межгородском автобусе или поезде и пешком шел по полям с тяжеленным рюкзаком за плечами, спрашивая дорогу к нашему бараку у собирающих хлопок дехкан. Рюкзак был полон еды, чтобы хватило на всю нашу группу. Приносил по заказу, который мы отправляли по почте заранее. Я поздний ребенок, мне было 20, папе под 60. Как же мне стыдно теперь за тот рюкзак! И перед Сабиром Касымовичем стыдно, мы подвели его на 7 ноября, бедного чуть удар не хватил.
А было так. Привезли нас на хлопок в середине сентября и обещали вывезти к праздникам. Но вдруг прошел слух, что остаемся до 5 декабря. А мы уже все праздничные дни распределили, куда и с кем на вечера пойдем, свидания назначили, какое может быть 5 декабря? Оставалось одно – бежать! Сговорились человек 25, если не больше, — полная бортовая машина. Тайно отправили мальчиков в совхоз, где они наняли этот борт за деньги, естественно. После отбоя, уже часов в 11 ночи, по-одному, выскальзывали из барака и в кромешной тьме, чтобы не выдать себя фонариками, через поля пробирались на шоссе. Там ждал грузовик с потушенными для конспирации фарами. Шофер предупредил, что когда милиция остановит, сказать, что мы из такой-то организации (не помню название, оно у него в путевке значилось). Проверяли раза три и отпускали благополучно дальше. Под утро мы уже в Янги-Юле были, а в 6 утра въехали в Ташкент. Моя подружка жила на Шота-Руставели и прямо около ее дома мы вышли. Ташкентские, как мы, по домам разошлись, а несколько областных отправились в ТашМи, в свое общежитие. Там их уже ждали. Побег наш обнаружился вскоре. Несколько лет спустя, я работала на кафедре вместе с Сабиром Касымовичем, которому так крупно «повезло» быть тогда нашим руководителем. Он и рассказал, как обнаружил пропажу студентов, как держась за сердце, бежал в ночи по шоссейке в поселок, в штаб, откуда и позвонили в Ташкент. Милейший Сабир Касымович Шерматов нас простил, светлая ему память!
Уполномоченные ходили по домам, грозили отчислением, если срочно не вернемся на поле, родители имели бледный вид, но праздники мы провели в Ташкенте и уехали на поезде в совхоз только 10 ноября. Помню выездное заседание институтского парткома, допросы каждого – кто зачинщик? Крики первого секретаря парткома Капкаева : « Вы что себе позволяете? Хрущевская демократия кончилась!!!». Осенью как раз этого года сняли Хрущева. Но лишив месячной стипендии и взяв слово, что «не повторится» и норму выполнять будем до конца сезона неукоснительно, нас простили. Было много выездов на хлопок, много историй, но этот побег так и запомнился самым неординарным случаем.

Примечание. В комментариях возможны только воспоминания. Нынешняя хлопковая кампания не обсуждается, все слова давно известны и здесь им не место, буду удалять. ЕС.

31 комментарий

  • вася:

    Бедные медики! Они всегда были впереди и по сбору ваты и по «идейной»подготовке к хлопковой компании.Перед выездом на вату там проводились собрания и принимался призыв ко всем студентам города (решаемый в кулуарах) о необходимости вложить свой пай в хирман Узбекистана. И поощрения ВУЗу и прочие блага руководству, и за всё горбатились студенты. За 5 лет обучения в ВУЗе -50 месяцев студент в среднем в те времена8-10 месяцев был хлопкоробом,а ещё в 63 году вывозили и на прополку-это в июне-июле! Нам тогда сбор казался манной небесной.

      [Цитировать]

    • VTA:

      Прополку помню! Наверное и был 1963, я с 61 по 67 училась. Пекло! А кетмень тяжеленный, я им — тюк! То по ноге, то по хлопку, под корень, он лежит, а трава растёт! Совхозный бригадир по грядкам прошелся и за голову схватился. Нас разделили в тот раз по бригадам. Девочки жили и работали отдельно от мальчиков и умением держать кетмень не отличались. Срочно собрали собрание и объявили уголовную ответственность за каждый срубленный куст хлопка. Ну, мы очень старались, но каюсь, в редкий день не попадала по кусту, хоть один, да угроблю. Ну, не дано мне! Хорошо, что у нас были не джинсы, а черные сатиновые шаровары на резинке у щиколотки. Туда и прятали срубленный хлопок, а когда с грядки уходили, то шли подальше и прятали. Через неделю попривыкли, что каникулы придется на поле провести, решили, что раз бригада у нас чисто женская, можно в купальниках полоть. Загорим, приедем в город и будем хвалиться, что на Черном море отдыхали! Купальники мы взяли, в арыке купаться. Полем день -три, никого из совхозных нет, не проверяют, не подходят даже. А преподаватели были с мальчиками, они менее надежными считались. И вдруг приезжает преподаватель. Ругает нас на чем свет стоит за то, что разделись. Мало того, что обгорите и тепловой удар получите, так ведь к вам совхозный бригадир три дня подойти не может, стесняется!

        [Цитировать]

      • Yultash Yultash:

        1964 год? А каким курсом ТашМИ тогда командовал на хлопке подполковник Павел Михайлович Литвиненко? Мы (геофак ТашПИ) были соседями и наблюдали как мучили бедных медиков. Девушек у нас — геологов был недобор, поэтому наиболее проворные пытались ухаживать за будущими врачами! ))) Хрущёва ведь сняли в октябре, а до известного пленума его ждали в Узбекистане. Готовились. По заданию комсомола, как член редколлегии «настенной печати», я писал — разрисовывал два два лозунга — 1 — КПССга шон-шарфлар! 2 — Хуш келибсиз азиз Никита Сергеевич! Прошло 49 лет, а как врезалось?! Рисовал две недели. Записывали мне средний сбор!… Дорогая ВТА, как мы были близко, практически рядом!)))

          [Цитировать]

        • VTA:

          Рядом! Но нас не пускали никуда, мы среди полей были. Наш стомфак был около Политеха, они общались. Однако, однажды судьба и нам улыбнулась. Пришли летчики, которые с кукурузников поля опыляли. Целый вечер гостили и даже по дороге с нами прогуливались (вместо парка и сквера!). Мы их еще ждали, но больше их к нам не допустили по причине безопасности. Литвиненко с нами не был, он нам преподавал тактику, а токсикологию Черноморченко, который в начале 70-х жил на Высоковольтном. Вот Вы помните, что Литвиненко был подполковником, а я, лейтенант глубокого запаса, и тогда с трудом запоминала звания. Когда доходила очередь быть дежурной и докладывать о готовности к занятию, звание называла скороговоркой, проглатывая начало. А с Хрущевым — отдельная история. Помните, для него стояли показательные поля, сплошь белые и у самой дороги. Туда на сбор не ставили и партизанить строго запрещали. А когда его сняли, нас туда запустили и мы столько собрали, даже я около ста набрала, а уж с каким азартом, после ощипок-то. О снятии Хрущева ездил объявлять по баракам сам ректор. До нас добрался уж к полночи, мы спали. Разбудил и сообщил, что Никита Сергеевич стар и болен, намекая на маразм, а потому попросился на пенсию.

            [Цитировать]

  • Зухра:

    Танечка, во мне тоже этот холодок жив! Вернее два холодка — на 1 сентября и на хлопок! Нас пугали тем, что пребывания на хлопке хуже, чем в ТашМИ нигде нет. Но вот смотрю ваши воспоминания и скажу, что в чем-то у нас было похуже. Нас возили в 27й совхоз. На нарах мы жили в клетушке впятером, барак на девичью и мужскую часть не делился, а жили кто как место занял, но чаще девочки на нижних нарах, а мальчики на верхних, но девочек на биофаке было немного больше и получалось, что часть девочек жила на 2 этаже. Воду привозили на машине и сливали в трубу, вкопанную в землю, это считалось как бы колодец, а в этот колодец наш врач, он же ваш студент щедро сыпал хлорку, а мы потом эту водичку по очереди прямо из ведра пили. Еду варили и чай кипятили на солярке. Нас так запугивали штабами и разборками, что иной раз мы даже на обед не ходили, а было и такое, что тех, кто не выполнил норму погнали на поле ночью. В общем, издевались по полной. А я, волею судеб, была всегда в числе худших сборщиков((( Слезы лила рекой каждый день! А туалет у нас был какой! 4 кола, вокруг которых натянута мешковина, а М и Ж тоже разделены мешковиной, и туда же еще и очередь! Ужс! Да еще добивались этого туалета на третий день пребывания 100 человек на открытой местности! Тогда, на третий день от работы на поле освободили трех человек и приказали соорудить это самое место. Вот радости было у всех! Прошло почти 40 лет, а я не могу без содрогания вспомнить хлопок. Удивляюсь, как мы таскали эти тяжести и работали не разгибая спины, и были при этом унижены и жили по-скотски! Всегда сочувствую работникам сельского хозяйства, хотя на хлопке я им завидовала — они хоть жили у себя дома и их не ругали, не унижали каждый вечер и не грозились отчислением…

      [Цитировать]

    • Aida:

      Позже хлорку в воду не сыпали, а она была в специальном белом патроне, который был подвязан веревочкой и болтался в воде. Помню в один год патрон разбили те же любопытные студенты, чтобы посмотреть что там. Хлорка высыпалась на дно емкости, так до конца сезона эту воду и пили. А медпомощь в бригадах была — по одному студенту 5 курса из ТашМИ на барак.

        [Цитировать]

      • Art68:

        Да, уж… так и было…Условия не изменились, и через 20 лет:…земляной пол, нары, занавески-тряпочки..декорации «На дне»-))). Только в бараках появился уже эл. свет, да иногда дискотеки устраивали при бараке, где находился штаб..но часто видели, что когда у нас же был ужин и отдых , бедных медиков заставляли работать при свете фар от машин..жесть..в 1984 году нас первокурскников вывезли 13 сентября на овощи на 2 недели, потом дали 4 дня на сборы -и хлопок сразу — обратно 4 декабря..баня была с выездом в райцентр всего один раз!.. а так ставили «гигиеническую» палатку для девочек..ужас-ужасный…как мы там мылись в темноте, и не поубивались не знаю, то что кипятком шпарились ..эт было-)))в порядке вещей…
        А за год до этого 2о!!! декабря -уже снег выпал и елку в райцентре, ребята , где спилили -наряжали ..
        но мы были молодыми и юными, ..и многие трудности воспринималось с легкостью-))) не как кошмар-)

          [Цитировать]

    • VTA:

      Да мучились мы, но нашему курсу везло на преподавателей-бригадиров, все совестливые были, но они сами боялись, осбенно ректора Гулямова. Бывало отпустят на 5 минут раньше с поля и трясутся, вдруг приедет с проверкой. Однажды нарвались. Шли несколько последних с поля вместе с Пригожиным, преподавателем, позади всех. На закате солнца уже. И вдруг вдали показалась ректорская машина, так он скомандовал — ложись и мы вместе с ним в сухом арыке мигом оказались, не увидел нас ректор. обошлось. И вообще, теперь уже только хорошее вспоминается и смешное. Что пройдет, то станет мило!

        [Цитировать]

  • Максим:

    А наш курс был первым, кого уже не отправили на хлопок. Наверное это был 95 или 96 год…
    Помню как приятель со старшего, второго курса, приехав со хлопка корил нас — вот, халявщики, пороха не нюхали… а у самого на лбу был квадратный синяк. Это шутки такие были — спящему человеку клали кусок рафинада на лоб и били кружкой сверху.

      [Цитировать]

  • lvt:

    У картошки своя специфика! Я всегда считала, что условия были адскими… , но нет, я ошибалась. Мы тоже сбежали! Добежали до железной дороги, залезли на площадки товарного поезда и добрались до Свердловска. Ехали часов 8, нас видели железнодорожники, но никто не выдал. За кучку беженцев вступился художественный руководитель, наш мастер, Георгий Николаевич Полежаев (в прошлом-главный режиссёр театра ТУРКВО).

      [Цитировать]

  • nilka:

    Прочитала коментарии и слезы на глазах, ностальгия. А мы на хлопке с 5 класса, один раз сбежали и заблудились, домой пришли уже почти ночью больше влетело от родителей. А когда выпадал снег мальчишки шли впереди и сбивали снег с кустов. А когда уже поле было черное и негде было собирать мы садились на пустые мешки и обдирали гузопаю. До сих пор осталась привычка смотреть ахборот и узнавать сколько осталось до выполнения плана. Раньше как колхоз выполнял план школьников кормили безплатным пловом.

      [Цитировать]

    • VTA:

      Студентов тоже кормили, если план выполняли. Но и вся республика ждала выполнения, как манны небесной. Все говорили, что если выполнят, то будет хорошее обеспечение товарами, а не то магазины опустеют.

        [Цитировать]

      • Вячеславич:

        83 год, марафон смертей генсеков начался уже.А мы на хлопке в том же 6 совхозе. До 20-го декабря!!!

          [Цитировать]

        • Aida:

          В первый год работы после института впервые была на хлопке не сборщиком, а бригадиром. В бригаде старшего курса. Небольшой уютный (если так можно сказать) барак в отдаленной бригаде. Ребята и девчонки все свои. По какой-то причине меня на несколько дней перевели бригадирствовать в большой сборный барак младших курсов недалеко от штаба. Скончался Брежнев, накануне дня похорон выпал обильный снег. С утра пошел приказ всех людей вывести в поле, расставить по грядкам. Вывести — вывели, расставили. В грядки загонять уже не стали — кусты в снегу, по высокой кромке — снег, в канавках — вода стоит. Людей держали до 12 дня. Стояли, держа руки в карманах, кидались снежками, шутили-смеялись. Потом команда — всех вести в барак смотреть похороны Брежнева. Набились в ту часть барака, где телек стоял, сушили обувь, смотрели похороны. К моему удивлению, некоторые девочки всхлипывали, одна плакала. Одной из первокусниц стало плохо с сердцем, Полуобморочную погрузили ее в автобус (конечно же, она была рослая и крупная девушка), повезли в медпункт. Вернулись поздно. Ночью опять выпал снег и подморозило. Утром на работу уже не ходили. Декан сказал мне, давай-ка я тебя отвезу в твою бригаду, все равно здесь делать особенно нечего. Ехали по грунтовке между заснеженными полями. Солнце, кусты сверкали и серебрились. Я в первый раз в жизни видела такой «хлопок». Проехали полпути, увидели, что дорога впереди была размыта дождем, который шел перед тем, как выпал снег. Часть глиняной насыпи обрушилась, машине было не проехать. Декан говорит, ну, давай дальше сама. Прошла через промоину, и еще пару километров пешком. За все время пути нам не встретился ни один человек, только хлопчатник и снег вокруг. Пришла в свою бригаду как домой вернулась. Легла спать и беспробудно проспала до вечера.

            [Цитировать]

          • Ирина:

            А у нас — наоборот — на следующий день после смерти Брежнева был приказ не выходить на грядки. Приказ — выполнили.

              [Цитировать]

        • VTA:

          О! Уже кусты выросли! Когда до 20 декабря оставили, я уже преподавала и на хлопок не ездила, т.к. летом в приемной комиссии на флюрке сидела (то есть читала флюорограммы абитуриентов!) и мне осенью отпуск дали. Вышла из отпуска, а студентов нет. Чтобы зря не платить мне жалование, отправили на табачную фабрику, где работали освобожденные от хлопка студентки-мамочки. Просто караулить, чтоб не разбежались. было скучно. Встала у немецкой машины, которая выдавала «Голубые купола», а я укладывала их в ящик. Другая машина производила «Приму». Всё автоматически — от табака до пачки. Хоть и переодевалась, но Новый год встречала табаком пропитанная!

            [Цитировать]

  • olga:

    Что мы только не собирали в нашей стране -хлопок,картошку,капусту,кабачки,помидоры,виноград,сахарную свеклу,яблоки,косили сено,ворошили зерно.И практически все силами студентов…..

      [Цитировать]

  • Александр:

    ….. конечно…первый курс как концлагерь…но уже в конце втягиваешься , и начинают пролетать положительные моменты , второй курс ты уже спец по сбору , и весь день состоит из полутора а то и одного часа на сборку нормы а остальное время в зависимости от твоих потребностей и возможностей делиЦЦа на сон и НЕСОН и вот это второе впоследствии много лет спустя дает столько положительных эмоций от воспоминаний офигенного количества ситуаций от невозможных до совершенно невозможных, например кросс от мента охранявшего чужой хирман в полной боевой в другую сторону от своей кашары на растояние до 10 км, поход к любимой девушке на ее ДР за 40 ка(пешком), студенческая хлопковая свадьба, праздничный стол где по соседству бормотуха шампанское, а нет нет и одеколон (слав богу пронесло) , пожар в кошаре (ЖУТЬ) , драки с соседями да и не только …….ЁЁЁЁЁ сколько ж у нас ВСЕГО было …..что не говори а после хлопка в институте на первом курсе все были РОДНЯ если уж не родные то двоюродные очно %)

      [Цитировать]

  • tanita:

    А потом еще ездили на хлопок и от работы. Никто, собственно, и не работал — вывозили всех, как на барщину.. Танечка, а помнишь, как нас в школе вывозили, правда, на день. Были люди, которые просто таланты — собирали по сто килограмм в день» А я… да что там… А про зверства над медиками легенды ходили.

      [Цитировать]

  • BlackFox:

    о, а я ведьтоже учился на стом .факе-) и был это мой первый курс — осень 1985 года. увезли нас всех в Джиззах, кажется райцентр «Пахтакор» . всё было то же самое. барак посреди поля с новосколоченными деревянными нарами . правда разделения не было -просто мальчиков загнали на верхние полки ,а девочкам выделили нижние «аппартаменты». строгих ограничений не было — и потому мы поселились всей компанией в 6 человек , отделившись от соседей стенами из одеял. в нашем бараке жили и преподы их было кажется 4 или 5, потому что у нас также распологался и штаб нашего курса. свет был в достатке но вырубали строго в 10 вечера-). туалет как обычно на улице. для девушек поставили даже гигиеническую палатку , но никто ей не пользовался. в баню возили раз в неделю и это был праздник. правда каждый вечер ребята полюбому устраивали себе чуть ли не купания за бараком собравшись по 3-4 человека. а когда было тепло и удавалось сбежать на часок с поля — можно было и в канале искупнуться.
    так вот, привезли нас на хлопок в конце сентября — ничего не сказали когда вывезут обратно . однажды после долгих расспросов наш бригадир факультета, сказал что поедем домой когда он приедет на поле и будет махать нам рукой. так прошёл месяц и уже начался холодный ноябрь. хлопка уже не было никакого — нас бросали с одного поля на другое собирать редкие ошмётки после подбора. все понимали ,что мы уже больше сидим на грядках у костров из хлопчатника,нежели что то делаем , но без команды сверху вывезти домой нас никто не решался. обычно утром нас выводили бригадиры низшего звена. иногда после обеда приезжали с проверкой люди повыше( факультетские и даже деканатские или вообще парткомовские). было это кажется то ли 3 то ли 4 ноября:после вкусного обеда, который мы сами обычно организовывали в виду невозможности употребления в пищу макаронных безобразий нашего повара, мы как обычно уселись погреться у маленького костерка. поля смотрели на нас своими серыми «беззубыми» грядками и всеобщее уныние компенсировали только рассказы о похождениях и завоёванных девичьих сердцах-) вдруг на горизонте появились жигули нашего факультетского бригадира. все засуетилсиь затушили костёр, по соседним грядкам прошёл клич и все нехотя стали принимать вертикальное положение-) но на удивление машина вдруг остановилась на полпути. все стали гадать — что же подвело карбюратор ли, электрика ли , балон ли… минут через пять из машины вышел наш ( крупный был мужик) бригадир и немного подумав стал махать нам рукой… все конечно забыли про тот разговор, пока кто то не крикнул- он машет нам рукой- домой едеммммммм!!! вот так и закончился мой первый и последний хлопковый сезон в ТашМИ. последующие годы я больше не ездил. сначала нас как только ,что отслуживших в армии( в 86 году забрали все без исключения ребят после первого курса) освободили и организвали нам дополнительные занятия по органической химии и ещё нескольким предметам. ну ав последующие годы у меня вдруг «обнаруживалась» чуть ли не язва 12 перстной кишки , что было прямым противопоказанием к сбору хлопка. к тому моменту мы уже начали изучать общую терапию и как иммитировать симптомы на комиссии мы уже знали. да к тому же появились и знакомые в рентген отделениях , которые за скромные студенческие вознаграждения доставали нам нужные снимки «наших » больных желудков.
    даааа… видно если открыть отдельную тему про студенческий хлопок- она будет в десятке самых популярных!

      [Цитировать]

  • Erbek:

    Многие наши филфаковские девчонки (ТГПИ им. Низами, середина 70-х годов) вовсе не заморачивались со сбором хлопка, потому что обнаруживали недюжинные способности в искусстве «строить глазки» местным механизаторам. Сметливые девицы с утречка причепурившись, перебирались на соседнюю карту, где работали комбайны, и ничтоже сумняще принимались «жаловаться на жизнь» механизаторам. Бедный тракторист, он может впервые в жизни видел белокурую голубоглазую девушку! Ну как не помочь такому небесному созданью!.. В итоге к полудню на наш бригадный хирман подъезжал с полным бункером какой-нибудь Аманжол и вываливал его для очаровательной студенточки. А это, ни много, ни мало целых 900 кг. Причем это не было единичным случаем. Утверждаю это как лицо, отработавшее четыре хлопковых сезона учетчиком бригады. Благодаря нашим красавицам филфак всегда отличался высокими показателями…

      [Цитировать]

    • olga:

      Книгу пора писать о хлопковой страде…И озаглавить-Побасенки о хлопке…Я на хлопке была один раз(повезло),но хватило на воспоминания….Да сам хлопок собирать было тяжело..Особенно городским девчатам…Парни как то выкручивались…То полезут на соседнее поле…,то договорятся с кем (с весовщиком)Нас поначалу откровенно обвешивали,записывали куда то там,непонятно даже в какие тетради..Удивительное дело -бригадир бегал по рядам -там встанет,сям поможет-вроде без мешка ходил,а у него в тетрадочке 50-70 кг.А мы честно ползали по рядам ,да еще нас возвращали добирать(коробочки открывались на солнце),и еле укладывались (по записям)в 20 кг.. Среди нас были немолодые женщины -так они так сильно раскричались,пригрозили что сядут и уедут и ничего им за это не будет…и помогло…Даже заработали какие то гроши …к концу месяца…Но весь сентябрь отпахали добросовестно…Обидно было что не было какой нибудь причины чтобы откосит на работе от сбора хлопка…Здоровья была не богатырского,а вот причины серьезной не было(слава богу).Но под конец от пыли и дефолиантов жутко разболелись глаза.И так лечилась долго ,что всем вокруг стало стыдно ,что вот послали меня ,такую нежную и тонкую на хлопок,а сами не поехали…Медицина мне тогда не помогла-помогла знахарка…Плевала,шептала,фиги показывала-в конце лечения сказала-все -глаза болеть не будут никогда…Точно -так не болят…Ничего полезного(кроме хорощо залеченного в Джизаке зуба)я для себя из поезки на хлопок не извлекла.,друзей тоже не обрела.Но возненавидила навсегда поездки дальние,холод и грязь,отсутствие элементарных условий… В командировках старалась быстрее все сделать и вернуться домой-хоть ночью,но не ночевать в гостинице или еще хуже у кого на постое…

        [Цитировать]

  • ATAEV:

    Помню я как-то попал в хлонковый стан ТашМи посколько был в одной компании
    с выпуском санфака 1964-70г.г.Жориком(Паша) Юсуповым -играл на саксафоне в оркестре
    ТашМИ ,Есиком Давыдовым играл на фано,Нурик на ударных,Юрик Муратов на саксе-альтушке,
    Вася Христофоридес,Костя Переверзев.
    Короче приехал проведать их и остался на ночь-загнали меня на верхние нары и за
    неимения места все спали на боку и если тебе нужно было поменять положение на другой
    бок ты талкал соседей и все меняли позицию.
    А на утро помогал другу Есику Давыдову(потом он проработал до своего отъезда в Штаты в облфиздиспансере кардиологом)
    добирать свои 80кг.
    Было в этом(хлопковой компании) и что-то положительное посколько чтобы узнать цену хорошего
    надо пережить плохое.

      [Цитировать]

  • stansult:

    к счастью, по теме у меня воспоминаний почти нет — студентом не ездил
    минула чаша сия :)

    а с папой в детском возрасте ездил — помню очень плохо, совсем маленький был
    даже не помню, надолго ли

    не знаю почему вдруг меня папа с собой взял — видимо, как-то так сложилось, что не с кем было оставить
    надо у мамы спросить, может вспомнит

      [Цитировать]

  • швейцарец:

    Ну.друзья…Я тоже ездил на 2 лечфаке на хлопок в Пахтакор,Джизакской области.Восторгов не приемлю ваших.Это разновидность рабства.от которого так избавиться трудно.Но надо стараться,трудно «выдавить из себя раба»,А.П.Чехов был гениальным человеком,но принудительного сбора хлопка даже и его талант не додумался бы…

      [Цитировать]

  • Тимон:

    при чем тут рабство? платили нормально, у нас некоторые «комбайны» после хлопка мотоциклы покупали. да и собрать 60 кг — не великий подвиг, к 16 часам обычно все свободны были. весело было…

      [Цитировать]

    • stansult:

      для того, чтобы это можно было охарактеризовать как-то иначе,
      необходима маленькая частность — добровольное участие

        [Цитировать]

  • Ирина:

    Интересно, когда совпадают имя и отчество.Я думала, что Сабир Касымович — только в Нархозе — он был деканом факультета Кибернетики.

      [Цитировать]

    • VTA:

      Ирина:

      Интересно, когда совпадают имя и отчество.Я думала, что Сабир Касымович — только в Нархозе — он был деканом факультетаКибернетики.

      Наш Сабир Касымович — Шерматов!

        [Цитировать]

  • Ravshan:

    хлопок мы ждали как праздник!в 85-90 г.было прекрасно,соберешь один час и тот же собранный хлопок служил матрасом на грядке по вечерам дискотека и страсти не хуже Санты Барбары я учился в ТИТЛП

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.