Верблюды в Ташкенте История Старые фото

Tatyana Vavilova пишет в ФБ:

Мне так много лет, что я помню верблюдов на улицах Ташкента и арбы с огромными колесами, а также всадников на красивых лошадях. Правда, они не встречались часто, но зато какое удовольствие доставляли детям. О верблюдах, об улице Пушкинской и о многом другом я с удовольствием читаю в «Длинных письмах» Виктора Витковича. Вот коротенький отрывок оттуда.

Караван Арсланова.

Лето 1924 года. Пушкинская улица в Новом городе была также широка, как и сейчас. Но многоэтажных зданий на ней не было. Нескончаемая лента цветников не окаймляла еще мостовую. Сама мостовая на участке улицы между Сергиевской церковью и Дархан-арыком не была залита асфальтом. Лишь сбоку, вдоль колеи трамвая, улицу замостили булыжником. А посреди лежала священная среднеазиатская пыль.
И вот однажды, идя в школу, я увидел издалека, как на Пушкинскую из поперечной улицы выплыло облако пыли. Оно поклубилось, наполнило собой улицу до вершины тополей и, повернув, быстро поплыло вдоль Пушкинской. Впереди облака ехал всадник в обычном хивинском красном халате.

А из облака сперва стали доноситься скрип колес, пощелкивание плетей, звон верблюжьего бубенца, оживленные голоса, смех. Потом сквозь пыль проступили фигуры передних всадников, ехавших на лошадях, на верблюдах, и очертания большеколесых арб, на которых, тесно сгрудившись, сидели люди.

— Мальчик! – окликнул меня по-узбекски всадник, ехавший впереди.
Я подошел. Хивинец, который вблизи оказался едва ли годом старше меня, спросил, как проехать в ирригационный техникум. Показывая дорогу, я пошел рядом с его конем.
Спустя полчаса, когда пыльное облако вслед за нами докатилось до ирригационного техникума и возле него растаяло; когда вздымавшие это облако узбеки, среди которых по одеждам угадывалось несколько туркмен и казахов; когда они и их кони, верблюды, арбы заполнили дворик техникума, а не поместившиеся образовали за воротами табор; когда, наконец, прибежал, запыхавшись, директор, обнаружилось первое обстоятельство, достойное удивления: на двести двадцать шесть приехавших учиться было всего одно направление. Это было направление на имя Арсланова – молодого хивинца, что ехал впереди.
Но еще удивительней оказалась история рождения каравана: ее узнал позже, когда все уже были размещены по разным учебным заведениям.
Как-то раз в одно из селений Хивинской Народной республики пришло по разверстке направление в техникум. Сельский староста – аксакал – вручил его Арсланову, юноше, которого в селении считали смелым и передовым. Хорезм был в то время самым далеким, самым глухим углом Средней Азии и не входил еще в Советский Союз. Предрассудки прошлого, сильнее чем где бы то ни было, имели здесь над людьми власть.
Арсланов, который мечтал по меньшей мере о подвигах Алпомыша, любимого им героя узбекского эпоса, ехать учиться не захотел. Ему казалось постыдным для мужчины делом, «подобно тощему писцу, сидеть и макать перо в чернильницу». Попробовал от учения откупиться. Не удалось. Делать нечего, Арсланов оседлал « подобно Алпамышу» коня, распрощался с родителями и, осыпая проклятиями аксакала, отправился в путь.
Доехав до Хивы, он остановился на ночлег в караван-сарае. И разговорился там сыном хозяина, сверстником. На вопрос «Куда едешь?» Арсланов ответил, как по его представлениям и надлежало мужчине: едет куда копыта коня приведут.
Тут новый знакомец поведал, что хочет ехать учиться. Обрадованный Арсланов решил сейчас же подарить ему свое направление в техникум и извлек бумажку из пояса. Однако фамилия Арсланова в нее была вписана, да и проехаться в Ташкент было не так уж худо, и парни рассудили, что направление можно будет прямо в Ташкенте обменять. Из Хивы выехали вдвоем.
В следующем селении к ним присоединилось еще двое. Поехали дальше, из селения в селение, из города в город. И по пути Арсланов, как ком снега, что, сорвавшись с горной вершины и катясь, обрастает новыми комьями, пока не превращается в лавину, стал обрастать новыми и новыми молодыми дехканами, пастухами и горожанами, жаждавшими учиться.
Ведь, чем ближе был Ташкент, тем явственней людям был виден свет, идущий из этого города, тем большая в людях назрела потребность окунуться в этот свет, испытать себя в новом мире. Многим, чтобы поехать учиться, нужен был только толчок. Таким толчком и был для них караван Арсланова.
А сам Арсланов, причудливой игрой судьбы и случая, вознесенный на положение Алпомыша-богатыря, за которым следуют толпы, гордясь этим положением и ревниво оберегая его, начал в попутных селениях сперва робко, потом все больше воспламеняясь, призывать людей ехать учиться. Убеждая других в великой пользе приобретения знаний, он, как бывает, убедил в этом и самого себя.
Вот и вся история. Буду счастлив, если скажешь: «Что-то в ней есть».

Из книги «Длинные письма» Виктора Витковича.

15 комментариев

  • Энвер:

    Помню караваны, тянущиеся со стороны Ассакинской к Алайскому базару по улице Новой (впоследствии — Каблукова), и верблюды, и лошади, и ослы, и, конечно, арбы с огромными колесами, все это громыхало по булыжной тогда мостовой…Это 50е годы… А вот экспансия автотранспорта, не менее громко трясущегося на булыжниках, пришла чуть позже, потом и асфальт положили. Королём дорог — грузовых перевозок стал ГАЗ-51, сменивший «полуторку». Ну и самым большим и веселым источником дорожного шума стали довольно частые свадьбы, когда по улицам разъезжали грузовики с битком набитыми людьми кузовами, с карнаями, сурнаями, дойрами, с радостными воплями по любому поводу — от дорожной ухабы. до симпатичной прохожей девушки. Веселуха! Дети высыпали на улицы смотреть. Да. Ну и к теме, типа, «наши, центральноазиатские, верблюды — самые лучшие верблюды». И действительно, они мне кажутся более величественными, чем аравийские. Нет? Ошибаюсь? По крайней мере, те, что видел в Египте, мелковаты в сравнении с нашими… Да……..

      [Цитировать]

  • АГ:

    «Вот и вся история». И… «Что-то в ней есть». Спасибо!

      [Цитировать]

  • VTA:

    Очень интересно читать Витковича. Он вспоминает и сравнивает годы 20-е и конец 60-х. Первые я помню их рассказов моих старших родных, вторые уже из собственных впечатлений, а теперь к ним добавляются современные перемены, так и хочется бежать и смотреть те места и искать старые фото.

      [Цитировать]

  • tanita:

    И свадьбы, и верблюды, и всадники на гордых конях, и просто ишачки , нагруженные совершенно бессовестным образом…. И все это звенело, гремело, стучало, скрипело, взрывалось музыкой на булыжной мостовой. И все это было, было, было….

      [Цитировать]

  • Зухра:

    Энвер вернулся! Мне уже не до вербдлюдов….)))))

      [Цитировать]

  • Инесса Кимовна:

    Я родилась ещё на ул. Новой, а юность прошла на Каблукова, всё помню, ведь детская память — фотографическая, одно слово и всё всплыло в памяти и идёт перед глазами… Ссылка на старый пост Михаила Головина напомнила, что уже писала что-то подобное. Память — она такая, не даёт покоя. Книги Виктора Витковича о нашем времени и так всё описано, что наряешь в ТУ воду, Дышишь ТОЙ пылью и видишь всё, как наяву…

      [Цитировать]

    • VTA:

      Да, Новая, так и называли ее даже после переименования. А помните, тротуары кирпичные были?

        [Цитировать]

      • Инесса Кимовна:

        Кирпичные тротуары, журчащие арыки, опы с тазами дымящегося гороха, бабки с семечками, инвалиды с мешочками махорки, сладкие петушки — всё это рядом, а за углом Алайский, манящий своими запахами и звуками… Машин почти не было, поэтому нас не боялись пускать на улицу и мы ватагами носились, знали ребят всех дворов. Всё будто вчера…

          [Цитировать]

      • Ильгиз:

        Улица Каблукова для моих родителей навсегда так и осталась Новой, а продуктовый магазин на углу Новой и Уездной (А.Икрамова) — инвалидным. А кирпичные тротуары не только отчетливо помню, могу даже наблюдать. Небольшой кусочек такого тротуара (не новодел, а именно из тех времен) в этом районе сохранился. Если это интересно, могу подогнать фото.

          [Цитировать]

        • Инесса Кимовна:

          Ильгиз, конечно поставьте фотографию! Думаю, многим будет это интересно! Ходила по местам детства в начале лета, всё искала место, где стояла наша 117 школа. Около одного из домов стоял мужчина, спросивший, что я ищу. Когда я ответила, оказалось, что тоже учился в 117, показал мне котлован на месте школы, а место я узнала по стене 2-этажного дома, пока ещё живого, выходящего стеной во двор школы. Когда-то казался большим и красивым, а сейчас на ладан дышит…

            [Цитировать]

        • VTA:

          Ильгиз! Конечно интересно. А где же это, не так давно была, но не видела. Школа 117 была на Папанина, которая до того 1-й Ак-Курганский переулок? Инвалидный магазин — точно! Как сладко слышать старые названия!!!

            [Цитировать]

      • Ильгиз:

        Я решил сюда фотографии тротуаров кирпичных не размещать. Отправил 4 фото со своими комментариями письмом на адрес ЕС

          [Цитировать]

  • Игорь Анатольевич:

    Я помню в конце 50-х на верблюдах привозили овощи-фрукты на Госпитальный базар. В дальнем углу базара (там, где был магазин с отделом грампластинок) находился караван-сарай. Там эти верблюды и «базировались».

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.