История Кукельдаша История

В комментариях к статье «История о древнем Кукельдаше» Abu Said  опубликовал отличный материал, достойный отдельной публикации. Спасибо! Ждем обещанного продолжения.

0ecb3467f6c5

Создание медресе Кукельдаш было связано с именами двух известных личностей шейбанидского периода – влиятельного чиновника Абдуллах-хана II (1583–1598) Кулбаба кукельдаша и ташкентского удельного правителя Дарвиш-хана . В одних, преимущественно научно-популярных изданиях, говорится о том, что медресе возвел в XVI в. Кулбаба кукельдаш,, а в других, особенно дореволюционных трудах, что оно было построено по инициативе Дарвиш-хана.


Кулбаба вначале занимал некоторые дворцовые должности, позднее – кукельдаша , был наибом хана в Герате в 1588 г. Кроме политической деятельности занимался меценатством. Он весьма ценил поэтов, ученых, ремесленников и оказывал им свое покровительство. Под псевдонимом “Мухибби” он писал стихи, а также заложил основу для создания богатой библиотеки в Балхе. О.А. Сухарева полагала, что на личные средства Кулбабы ку-кельдаша были возведены четыре медресе – в Бухаре, Балхе, Самар-канде и Ташкенте. В качестве доказательства указывается на факт присвоения этим медресе наименования “Кукельдаш” уже в середине ХVI столетия. Однако до сих пор не найдены документы или нарративные источники, свидетельствующие о возведении Кулбаба кукельдашем в Ташкенте медресе. Поэтому, хотя наименование медресе и указывает на имя предполагаемого донатора, окончательно установить его пока невозможно.
Вначале XX в. Н.П. Остроумов, ссылаясь на народные сказания, писал, что Барак-хан и Кулбаба были молочными братьями. Когда Барак-хан обладал троном, Кулбаба стал его визиром и возвел медресе, которое стали называть “Кукелдаш” [Остроумов, 1907, с. 8]. По мне-нию М.Е. Массона, инициатором построения ташкентского медресе был не Кулбаба кукельдаш, а некий чиновник, носивший титул кукельдаш. Этот титул был пожалован ему ташкентскими правителями – Барак-ханом или Дарвиш-ханом. Поэтому составители фотоальбома “Исторический Ташкент. Фотография ХIХ–ХХ веков” указывают на то, что речь идет о кукельдаше, который был везиром Дарвиш-хана.
Дарвиш-хан, подобно своему отцу Барак-хану, не обладал верховной властью в Бухаре. Однако он в качестве удельного правителя Ташкента пользовался авторитетом при дворе Абдуллах-хана II и был способен противостоять ханской центральной власти, как в Самарканде, так и в Балхе . Деятельность Дарвиш-хана по благоустройству Ташкента в исторических произведениях той эпохи описана недостаточно полно. Но воспоминания о ней сохранилась в исторической памяти городского населения в виде устного предания. Поэтому в исторических документах ХIХ – начала ХХ в. встречается имя Дарвиш-хана как устроителя в названиях медресе.
Как отмечает ташкентский автор ХIХ в. Мухаммад Салих-ходжа, Барак-хан возвел новую мечеть Намазгах близ базара Чарсу, на почитаемом месте, где, по преданию, был захоронен Хазрат Аккаша . В период правления Дарвиш-хана строительные работы уже были завершены, когда на территории Намазгаха им была возведено еще одно сооружение – большая мечеть из обожженного кирпича, а прилегающая территория благоустроена. Данный комплекс впоследствии стал называться “Ийдгох-и Барак-хан” и “Ийдгох-и Дарвиш-хан”. По словам автора, строительство мечети Намазгах и медресе Кукельдаш было завершено при Дарвиш-хане.
При благоустройстве центров уделов, где правили царевичи из династии Шейбанидов (вторая половина XVI в.), большое значение уделялось возведению медресе и других общественных зданий. Например, инициатором и донатором строительства в Ташкенте являлся Барак-хан, в Балхе – Кистан-Кара султан . В 20–70 х гг. ХVI в. работы по благоустройству Ташкента непосредственно вели Суюнчходжа-хан , Килди-Мухаммад султан , Барак-хан и Дарвиш-хан, которые стремились таким образом продемонстрировать свою политическую и экономическую мощь. По мнению М.Е. Массона, пышность и величие городской усадьбы Кайковус Суюнчходжа-хана (1525), мавзолеи Суюнчходжа-хана [в дальнейшем Гумбаз-и Барак-хан] и Килди-Мухаммад султана (1531–1532), медресе Барак-хана (20–50 гг. XVI в.), а также медресе Кукельдаш, тесно и непосредственно связаны со строительными традициями городов Самарканда и Герата эпохи Тимуридов.
В таком случае Дарвиш-хан как наследник и продолжатель дела отца, а также как авторитетный удельный правитель в процессе ре-монта древнего Намазгаха мог пристроить медресе.
Возможно, что в 20-х гг. ХVIII в., когда Ташкент оказался под угрозой захвата джунгарами, администрация медресе оказалась в весьма сложном положении. Если судить по данным ташкентского торговца Нур-Мухаммада Алимова, посетившего Уфу в 1735 г., медресе в тот период представляло собой жалкое зрелище, и было от-дано под караван-сарай . Тот факт, что распорядители вакфа были вынуждены сдавать здание медресе под караван-сарай, свидетельствует об упадке вакфного хозяйства. Лишь во второй половине ХIХ в. медресе, преодолевая неимоверные трудности, сумело в полной мере возродиться.
Из-за отсутствия документов ХVII–ХVIII вв. о деятельности медресе, достоверных сведений о ней в этот период у нас нет. Если же обратить внимание на фразу из жалованной грамоты кокандского хана Малла-хана (1858-1862) “о ремонте ряда дуканов” (торговых лавок), то становится вполне очевидным, что в начале ХIХ в. вакфные дуканы медресе остались без должного присмотра, следовательно – и без со-ответствующего дохода.
Нет также оснований считать, что экономическое положение медресе значительно улучшилось после присоединения Ташкента к Кокандскому ханству. Одной лишь былой прошлый славы медресе Кукельдаш не было достаточно для его восстановления. Для этого требовалось особое внимание хакимов и ханов, а также большие денежные средства. Видимо, в 1810–1850 гг. трудно было конкурировать (в смысле привлечения дополнительных вакфов, а значит, и студентов) с медресе Лашкар бек-лербеги (1838–1840), Ишанкули дадха (1838–1839) и Муй-и Мубарак (1856–1857), основанных ташкентскими хакимами и чиновниками. Причина заключалась в том, что в этих медресе в качестве главных мударрисов и мутаввали находились весьма уважаемые лица – такие богословы из знаменитых представителей братства накшбандийа-муджаддидийа Ташкента, как дамулла Мир Инайаталлах, казикалан Хаким-ходжа, шейх ул-ислам Ай-ходжа, казикалан Мухиддин-ходжа, ахунд Салих-бек, ишан Абдулмаджидхан и другие, находившиеся под опекой и вниманием ханов и хакимов. Медресе, в которых они преподавали, являлись своеобразными монополистами сверхприбыльных вакфных объектов в городе и его окрестностях. Наиболее доходные объекты города (караван-сараи, бани, лавки и др.) были переданы в пользу именно этих медресе.
Хотя медресе Кукельдаш, по-видимому, владело в тот период частью земель базарной площади, мы не располагаем документально подтвержденными сведениями об этом. Нет четкого представления и о том, каким образом эта земля могла использоваться. Вакф переживал упадок, а авторитет его мутавалли среди городской общественности находился на критически низком уровне. Так, в годы правления ташкентского хакима Лашкара беклербеги даже кирпичи из кладки верхнего этажа медресе Кукельдаш были разобраны для того, чтобы использовать их при возведении строящегося медресе Лашкар беклер-беги. Вероятно, в то время были потеряны и вакфные земли, находившиеся в местности Аччи, которые администрация медресе так и не смогла возвратить обратно. Вплоть до 60 х гг. ХIХ в. нет ни единого сохранившегося документа о деятельности вакфа. Таким образом, в рассматриваемый период ни один объект не был передан медресе в вакфную собственность. Вполне вероятно, что из-за нерадивости попечителей вакфных имуществ не со-хранился ни один документ, свидетельствующий о его хозяйственной функции.
(Давоми бор).

 

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.