Легенда о 40 девушках Искусство История Фото

Сегодня на Круглом столе меня спросили: почему в Интернете исчезли все тексты легенд про 40 девушек?  Я не знал что отвечать. (Часовню 14 века тоже интернет…). Погуглил — их сотни, этих легенд. Публикую копию отсюда. Посмотрим, потребует ли кто-нибудь удалить публикацию, верна ли теория заговора? Кстати, есть повод опубликовать фотографии памятника 40 девушкам под Термезом: посещали прошлым летом Лангаром. ЕС.

Горой высится в безлюдной Агалыкской степи на берегу полноводного Даргома курган. Секут его нещадно осенние дожди, зимой засыпает снег, летом сжигают горячие лучи жаркого солнца. Древние дастаны рассказывают.

…Когда-то давным-давно степь была покрыта полями, садами и виноградниками. Здесь жили трудолюбивые земледельцы.

Но нежданно-негаданно на Агалыкскую степь опустилась черная ночь. Хлынула в страну прожорливая саранча — орды воинственных завоевателей. От цветущих кишлаков, садов и полей ничего не осталось. Все ураганом огня сдуло. Стоны и плач неслись к небесам. Мужчин и стариков убивали, а женщин и детей ждало рабство.

К богатому шатру согнали плетьми женщин. Одни плакали беззвучно, другие бились на земле, громко причитали — ведь всем им приходилось расставаться с родным домом! Как тут не горевать?! Только сорок девушек, державшихся в сторонке, не плакали, не заламывали рук.

В их прекрасных глазах горели ненависть и месть. Все они, как на подбор, были красивы, словно степные цветы весной. Казалось, это горные газели спустились в долину. И еще казалось, это не они несчастные пленницы. Рядом с ними, под их гордыми взглядами пленными выглядели свирепые завоеватели.

Красавицам даже не связали рук- куда они денутся. Но вот наступила ночь. Звезды светили не так ярко, как обычно. Луны не было видно. Все пришлые воины, упившись вином, беспечно заснули. И только девушки шептались.

— Угонят нас на чужбину. Там не будет родного неба, не будет прекрасных близких звезд.

— Лучше я задушу их хана ночью своими косами, чем останусь там.

— Давайте передушим стражу. Добудем у нее острые кинжалы. Ими убьем воинов, и у убитых добудем еще оружия.

Так и решили. Тихонько одна за другой подползли девушки к спавшим стражникам и набросились на них. Одержав над ними верх, забрали мечи, копья, луки со стрелами, надели на себя кольчуги и шлемы. Крадучись молодые воительницы пробрались к табуну коней. Табунщики тоже крепко спали. Долго ли поймать коней и заседлать их? Сесть верхом и ускакать навстречу утренней заре?

Теперь при свете восходящего солнца бывших пленниц трудно было узнать. В кольчугах, шлемах, с мечами в руках, с глазами, мечущими искры, они выглядели мужественными воинами, а не беспомощными красавицами.

Поздно проснулся хан завоевателей в своем расписном шатре. На завтрак ему подали и ширчай, и самсу, и шашлык, и манты. Зеленым чаем запивал он халву, и нават, и всякие сладости. Потом в полудреме развалился на шелковых курпачах и совсем было собрался соснуть немного. Тут-то все и началось. В шатер вбежал визирь.

— Девушки исчезли,- закричал он, упал на колени и начал биться лбом о землю.
Рассвирепел хан: — Позвать начальника!
— Начальник мертв.
— Позвать стражников!
— Стражники мертвы.
— В погоню! Догнать! Доставить их ко мне!

Быстро вскочили на коней воины личной гвардии хана и поскакали. Называли гвардейцев «Черная смерть». Были на них черные плащи и черные шапки. И повсюду они несли гибель.

Весь день рыскали гвардейцы по степи. К вечеру выехали на дорогу, которая свернула в горное ущелье. Скалы нависали над головой, казалось, вот-вот рухнут. И тут вдруг один из гвардейцев схватился за грудь и упал в серую пыль. Стрела, пущенная твердой рукой, угодила другому прямо в горло. За ним упал и третий всадник. Один за другим падали гвардейцы из отряда «Черная смерть».

— Засада!- закричал военачальник. Но не успел он отдать приказ отступить, как сам свалился мертвый на землю.

Эту горячую встречу завоевателям устроили красавицы. Не прошло и минуты, как от отряда «Черная смерть» никого не осталось в живых.

Свирепый хан долго и напрасно ждал свою гвардию с добычей. Душная ночь сменилась знойным днем, но никто так и не вернулся. Послал хан на поиски новый отряд. Долго скитался он, пока не заехал, наконец, в ущелье. Тут воины увидели ужасную картину — повсюду лежали убитые из отряда «Черная смерть».

В страхе отряд повернул назад. Скорее в кочевье, скорее к воинам — там их спасут.

А сорок девушек тем временем дали клятву:
— Отомстим кровавым завоевателям за наших родных, за наши семьи, за наши разоренные кишлаки!

И с тех пор красавицы не знали ни отдыха, ни покоя: устраивали засады, совершали налеты, нападали на завоевателей. Много захватчиков нашли от их мечей и стрел жалкую гибель. А когда орда захватчиков ушла в далекий поход, сорок девушек построили на берегу канала Даргом высокий замок. Возвратясь из похода, узнал об этом хан. В гневе повелел он: замок взять, сорок девушек казнить, башни и стены разрушить, чтобы и следа не осталось. Но никак завоеватели не могли взять замок. Мужественно защищали сорок девушек его неприступные стены. Руководила ими самая красивая, самая смелая, самая умная девушка — Хуршида. Под ее началом девушки не раз совершали вылазки, не раз разгоняли целые орды завоевателей. Вновь и вновь посылал хан на приступ крепости своих воинов, и тысячи из них находили смерть около ее стен. О защитницах крепости — девушках-воительницах — народ слагал песни и легенды. Пел о том, что девушки бессмертны, что девушки неуязвимы. Песни лились широкой рекой и передавались из кишлака в кишлак. А хан завоевателей никак не мог ничего поделать — разве можно песне подрезать крылья?!

Тогда хан обложил войском крепость со всех сторон так, что и мышь не могла проскользнуть. Отвели в сторону канал Даргом, и защитницы крепости остались без воды. Было лето. Солнце нещадно палило. Голод и жажда мучили воительниц. Но они не сложили оружия, Никто из врагов не осмеливался приблизиться к замку ближе, чем на сто шагов. Но однажды…

— Что это?- в ужасе кричали кочевники.

То, что они видели, было поистине необычайно. В сияющем ореоле красоты, сверкая кольчугами и шлемами, сорок девушек поднялись над крепостью. Вместе с ними парила в воздухе песня. Девушки пели, что ни вражеские мечи, ни огонь, ни голод, ни жажда не смогут сломить их стремление к борьбе с врагами. В песне еще раз прозвучала клятва верности родине, и девушки исчезли. Было это на самом деле или не было, кто знает. Только все знают, что когда жестокие завоеватели с многочисленными предосторожностями пробились в замок, они не обнаружили там ни единой живой души. Воительницы исчезли. Но еще долго не было покоя на этой земле страшным завоевателям.

Прошли годы, прошли века. От замка остался только курган. А в Агалыкской степи из поколения в поколение передается легенда о сорока девушках, об их борьбе с завоевателями, об их клятве мужества и чести!

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

14 комментариев

  • olga:

    «Не единой живой души»…а змеи и скорпионы?

      [Цитировать]

  • Вячеславич:

    в Бухарской области тоже есть » Кирк Киз», и легенда почти такая.

      [Цитировать]

  • AK:

    «..Называли гвардейцев «Черная смерть». Были на них черные плащи и черные шапки. И повсюду они несли гибель..»
    — это ассасины (и это давнии «экономические» связи между Хоразмом и Персией :)

      [Цитировать]

  • tanita:

    Неважно, где, Легенда прекрасная. Поэтическая. Интересно, а вдруг нечто подобное было, я не про полет, я про существование женских отрядов. Есть же легенда про амазонок.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Только,по моему,легенда о 40 девушКАХ.

      [Цитировать]

  • горожанин.:

    под Алмалыком тоже есть кадамжой «Кирк-киз».. местные и не только очень чтят это место.

      [Цитировать]

  • Боходир:

    илтимос Кирик-киз чашмаси, Олмаликдаги адресини ким билса ёзиб юборинг ва унинг хусусиятлари тугрисида

      [Цитировать]

  • Боходир:

    прошу вас ест-ли кто то, знают адрес Кирк-киз в Алмалыке прошу пишите мне туда надо поехать

      [Цитировать]

  • Флюра:

    Столько лет живем рядом, в Ангрене — узнали про эту легенду недавно

      [Цитировать]

  • Таня Калистратова:

    Есть такая легенда «Кырк кыз» и в преданиях древнего Шаш Илака (Ташкентская область)
    Кырк Кыз
    Таня Калистратова
    Кырк-кыз (Сорок девушек)
    Поэма является частью цикла легенд и сказаний о древнем
    «Шаш-Илаке»

    Бутабайхан — не человек,
    Так поговаривали люди.
    Пугал обличием он всех,
    Как злобный оборотень буден.

    То обернётся он козлом,
    С предлинной бородою,
    То дервиш он, борец со злом,
    В лохмотьях с нищею сумою.

    То, змей огромный великан,
    С шипящей ядовитой пастью,
    То он скалистый истукан,
    И обличён огромной властью.

    Все трепетали перед ним,
    И обходили стороною.
    И чародейства его нимб*,
    Окутывал всех с головою.

    Он был несказанно богат,
    Табун коней, стада баранов,
    Не мог объять единый взгляд,
    А для него всё было мало.

    Его дворец обитель зла,
    Он чёрным замком возвышался,
    И водопад будто слеза,
    В котором он всегда купался.

    И лишь один был человек,
    Его, который не боялся,
    Он был давно смелее всех,
    В ответ ему лишь улыбался-

    То молодой ещё пастух,
    На Аминджон он откликался,
    И поговаривал он вслух,-
    «Его дубины, чтоб боялся,

    Пастушьей палкой он снесёт,
    Полголовы тому злодею,
    Что, наконец то смерть придёт,
    И к оборотню чародею.»

    Не мог он далее сносить,
    Бутабайхан ту непокорность.
    И как батыра загубить,
    Всё день и ночь думал упорно.

    Какую бы придумать месть,
    Какую кару и ловушку,
    Наверно способ этот есть,
    Чтобы стрелою взять на мушку.

    И ночью как то разбудил,
    Пылая жаждою расправы,
    Чтобы идею подарил,
    Его мудрец всесильной кары.-

    «И не сносить тебе мудрец,
    Своей башки пустоголовой,
    Если не скажешь, наконец,
    К утру о мести нам суровой.

    Как мне батыра извести,
    Придумай жуткое коварство,
    Удар смертельный нанести,
    И не нашёл, чтоб он лекарство.»

    Тут сон совсем уж потерял,
    Тот лжец-мудрец на вид лукавый.
    В уме ответ долго искал,
    Вонзая в ночь свой взгляд упрямый.

    И вдруг в кромешной тишине,
    Услышал он девичьи грёзы.
    Что ткала к свадьбе сюзане*,
    Своей любви вплетая розы.-

    «О, мой бесценный Аминджон,
    Тебя люблю, тобой любима!
    Стану, счастливейшей из жён,
    Я скоро и тобой хранима!»

    Вот так узнал Бутабайхан,
    И про красавицу Дагану.
    Что любит молодой чабан,
    Про сюзане том, к дастархану.

    В ту ночь последний свой узор,
    Дагана в сюзане вплетала,
    Её, завернутой в ковёр,
    К ногам швырнули Бутахана.

    В гареме чародея есть,
    С Даганой сорок уж невольниц,
    Сбылась задуманная месть,
    Такой удар получит боли.

    Дагана плакала навзрыд,
    Ведь этой ночью с милым встреча,-
    «Аминаджон, ты не забыт,
    Огонь любви зажжён навечно».

    И утешали, как могли,
    Красавицы её девицы,
    На свадебное сюзане они,
    Их взгляд не мог всё надивиться.-

    И вдруг с горы спускался он,
    Остановясь, у водопада,
    Оно так есть — то Аминджон,
    Он пел, не отрывая взгляда.

    А сюзане наверх подняв,
    Поплыли девушки, как птицы,
    И слёзы наконец уняв,
    Мечты Даганы могут сбыться.

    И руки к милой он тянул,
    Дагана счастлива – запела.
    В глаза Дагане заглянул,
    Слова любви сказать хотела.

    Растлали девы сюзане,
    Под ноги жениха с невестой,
    Клялись при бархатной луне,
    Что всюду будут только вместе.

    Но дикий хохот оглушил,
    Все своды в мрачном том ущелье.
    Под ноги девушек скрутил,
    Клубок из ядовитых змеев.

    И повалились на ковёр,
    Все сорок девушек красавиц,
    Угас навеки чудный взор,
    Их пригласила смерть на танец.

    Подобно молнии в ночи,
    Взметнулась пастуха дубина.
    Дракон теперь навек молчит,
    Последний рык, издавший длинный.

    -«Я говорил что ты умрёшь,
    Замолкнешь от моей дубины.
    Покой навеки обретёшь.
    Прикусишь свой язык змеиный.»

    В ту ночь, растаял тот дворец,
    Бутабайхана чародея,
    Заклятию пришёл конец,
    Настигла кара и злодея.

    Там чёрные цветы растут,
    Запах зловоний излучая,
    Их и вороны не клюют,
    И не садится птичья стая.

    А юные сорок девиц,
    Лежали будто бы живые,
    Улыбка не сходила с лиц,
    Тюльпаны алые там ныне.

    Потом на утренней заре,
    На другой берег их потока,
    Купая в утренней росе,
    Их погребли у вод истока.

    Гремящий водопад исчез,
    Лишь сорок девушек невинных,
    И луч, ласкающий с небес,
    Рассказ о жизнях тех не длинных.

    Кырк кызмазар*** зовут приют,
    Последнее тех дев жилище
    Ручьи там слёзы свои льют,
    Там эхо часто ветер ищет.

    То свадебное сюзане,
    Батыр поцеловал со страстью,
    И на утёсе на скале,
    Выкладывал узор тот счастья.-

    Из камушков и из цветов,
    Узор последний не сложился,
    Когда бывал почти готов,
    Синий туман повсюду вился.

    При свете голубой луны,
    Видал тут путник запоздалый.
    Две тени, нежности полны,
    Склонились к сюзане устало.

    *Нимб (от лат. nimbus — облако, туча)
    **Сюзане (тадж. Сўзана, узб. So’zana, перс. ;;;;;;) — это вышитый вручную настенный ковер, который изготавливают в основном в Таджикистане, Узбекистане и Иране. Слово сюзане в переводе с таджикского языка означает «шитый иглой».
    ***Кырк кызмазар- кладбище сорока девушек,
    Кырк 40,кыз девушка, мазар-клабище.

    ****Кырк кызлар –было бы правильнее так назвать.Потому что Кыз это девушка,т.е.единственное число, «лар» это окончание означает множественное число.
    Стих написан на легенду, записанную И.В.Печуркиным со слов Карибай-бобо,чабана из кишлака Кырк-Кыз,1968г

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.