Москвичка Виктория из Кукчи Tашкентцы Разное

Автор   Фахим  Ильясов.

Каждый человек   приехавший  на  Ближний  Восток  жить  и   работать,    вольно  или  невольно,     проникается   ко   всему  восточному,    пропитывается   восточным  менталитетом  и  духом,    примеряет     на  себя   традиции  и  обычаи  Ближнего  Востока,   привыкает  к  арабской  кухне,  а  потом  уже,  находясь  в    другой  стране,     он  с  удовольствием,  при   первой    возможности,  окунается  в  арабскую   кухню,   состоящую  из    вкуснейших   блюд  с  экзотическими  названиями,  типа,

Фуль — (блюдо  из  фасоля,  с  оливковым   маслом).
Бамиа —  (суп —  подлива  из  бобовых,  томата,   мяса, стручкового  гороха  и   зелени),  подается  с  рисом.
Газ  — (Шаурма  по  иракски,  с  добавлением  мяса  верблюжатины).
Кус — Кус  —  (бобовые).
Кубби  —  ( небольшие шарики  из  теста  и  мяса, а  внутри  мелкие  кусочки  мяса и  немного  бульона), самое  лучшее  Кубби  готовят  в  Аммане,  столице  Йордании.
Шиш — Кебаб   ( надеюсь,  что  все  знают про люля — кебаб,  а  там  он  называется   шиш — кебаб),
Тикка   —  (шашлык).
Хуммус — Би -Тхейин   — (тёртый  горох  на оливковом масле  с  лимонным  соком)    подается  перед  основными    блюдами,  и  часто  во  время  полдника.


Шаурма  —   всем  известная,  но  она совсем  другая  по  вкусу  в  арабских  странах,  там  даже     блинчики  из  тонкого  теста   для   заворачивания   шаурмы  готовятся  на  месте.    Самая  лучшая  Шаурма  готовится  в  Дамаске.
Куззи   —  ( готовится,  только  в  Ираке,    мясо  из  бедра      молоденького   ягнёнка,   слегка  поджаренное,  буквально    минуту,    на  оливковом     масле,  а  потом  отваренное  в  бульоне,     подается  с  рисом,  салатами,   хуммусом — би — тхейин   и  т.д.),   Куззи —  это  объедение  и  наслаждение  для  гурманов,   самое  лучшее  и  вкусное  Куззи  готовится  в  городах  Киркук  и  Сулеймания,  поварами  —  курдами.  В  Багдаде  тоже  есть  много  мест  где  подают  Куззи,   но  багдадское  Куззи,  по  своим  вкусовым  качествам  уступает  киркукскому.
Табулля  —  (нарезанный   мелкими  квадратиками  салат  из  помидор  и  самой   разнообразной   зелени).
Лебан  —  (Катык или  простокваша).
Лебне  —  (мягкий  сыр  или   густые  сливки,  из  овечьего  молока),   из  Лебне   готовят  обалденные  сэндвичи  (Ирак,  Йордания,  Кувейт и  Сирия).
Мазгуф,  —  блюдо  из  рыб  выловленных   в  реках   Тигр и  Евфрат,     Мазгуф   готовится  на  огне  костра   в  многочисленных  ресторанах    расположенных   на  набережной  Абу — Нафас  в  Багдаде.       Рыбу,  плавающую  в  бассейне  ресторана,  выбирает  сам  посетитель.

Хамур  и  Зубейда, — это   название  рыб  выловленных  в  Арабском (Персидском)  Заливе.   Блюда  из   этих   морских   рыб      готовят  только   в  Кувейте,   а  лучше  всего  эти  рыбы  готовят  в  ресторане  «Нино»,  расположенный  на  набережной  Арабского  Залива ( Sea — Road)   в  Эль Кувейте.
Вообще   всё,  что  связанно  с  морепродуктами,  вкусно  и    изысканно   готовят   в   Кувейте.

Если  вы,    волею  судьбы,    оказались  первый  раз  в  незнакомом  вам    Ближнем   Востоке,  и   не  знаете  где  пообедать,  то  спросите  где  находится   ближайший   ливанский  ресторан (для  гурманов),  или  место  где  готовят  шашлык,    и  зайдя   в  первую  же  попавшуюся   харчевню,       вы  сразу  и  навсегда  станете  его  постоянным  клиентом.
Я  назвал   всего  лишь  несколько  блюд  подаваемых  в  самых  разнообразных  ресторанах,  кафе,  забегаловках  и  обжорках   Ближнего  Востока,  и     несть  им   числа  там.
Человек  проживший   на  Ближнем  Востоке  хотя  бы  несколько  лет,    уже  по  другому  смотрит  на  то,  что  женщины  здесь   носят  «Абая»,   это   длинное  платье   с  рукавами  и  платок  прикрывающий  женщину  с  головы  до  пят,  и  наш   специалист   начинает  думать также   как  арабы,     мол,  это  правильно,  что  женщины  не  должны  показывать  свое  лицо   никому  кроме    мужа,  ведь  если  женщина ходит  с  открытым  лицом  и   в  короткой юбке,   с  голым  животом  и   другими открытыми  частями  тела,   это  равносильно  тому,  что  из  этого  колодца   пьют  воду  все  кому  не  лень,   и   тогда  этот  колодец  быстро  иссякнет,   а  если  из  него  пьет  только  муж,  то  в  колодце  всегда  будет прохладная  и  вкусная  вода.

Но  по  возвращении  в  свои  родные  пенаты,  наш  специалист  окунувшись  в    рутину    советско  — российской  жизни   сразу   забывает  о  Ближнем  Востоке  и  его  мудрых  изречениях,  и  только,    иногда,  во  время   очередной  гулянки,      с  глубокого     похмелья,  он  вспоминает   об  этой  восточной  мудрости,  это    случается   с     нашим   специалистом,    например   где — то в гостях,  когда   в  самом   разгаре   веселья  и  гулянки,     после   четвертого  или  пятого  стакана  он  резко    начинает   сдавать  и  засыпает,  а  его  сочная  и  пышущая   сексом  благоверная,  а  если  судить  по  арабским  меркам,  местами   даже  одетая,  но  так  аппетитно,   что   никому  из   гостей  не  хочется  отводить  своих  глаз  даже  от  её,  якобы,   прикрытых  частей  тела,       возбужденно — кокетливая   от   повышенного  внимания  к  ней,   жена  нашего  специалиста   видя,   что  муж  уже  лыка  не  вяжет,     начинает  строить  глазки   кому — то  из  гостей,     из  числа  наиболее  трезвых или   настойчивых.    Наш  хабир ( специалист — по  арабски),  он  хоть   и  пьяный  в  стельку,   но  остатками   своей  памяти  успевает   отметить   азартное   лицо  своей  благоверной.    И  наутро,    наш   специалист,    проникнутый   насквозь  застольным  угаром,    а   также    вспыхнувшими     воспоминаниями  о   ближневосточной  мудрости   и  этикета,  начинает   думать  о  своей  супруге   нехорошие  мысли.  Но  так  как  доказательств  у  него  нет,  а   в  это   время,   его  благоухающая  и  довольная   женушка   тут  же наливает  ему  полстакана  беленького  для  поправки  здоровья,   и  глядя  на  супругу,    наш  герой  выпив  решает,    что  всё   хватит,   что  на  следующие  праздники,  он  будет  пить  на  один,  а  может  даже  на  два   стакана  меньше,  и  он  больше  не  заснет  так  позорно  как  вчера,   а  проследит  за  своей  ненаглядной.   Но   он   даже   не  подозревает,    что   прямо  сейчас,   он  примет  на  грудь  ещё  один  стакан   заботливо  поданный  ему  супругой,  и   сразу   вырубится  ещё  на  пару — тройку  часов,    к   вящей   радости   супруги  и  ещё  кое -кого.
Слава  Богу,  что  такие,   вот,   казусы  случаются  нечасто,  и  не  с  каждым.

Виктория   Павловна  Гаврилова,    коренная  москвичка,   но  прожившая    почти   все  школьные  годы у своей  родной  и  бездетной   тети    Полины   в Ташкенте   на  улице  Кремлевской,  что  на  Кукче,  пока  её   мать   определялась   там,  в  Москве,   со  своими    мужьями,       после  окончания  школы   вернувшаяся    в  Москву    и  закончившая  ИСА  при  МГУ,   разведенная,   живущая   в  Москве  на  Мосфильмовской улице,  попала   на  работу  в  Багдад.    Случилось  это   сразу  после   её  возвращения  в    Москву   из   годичной  командировки  в  Сирию.
На   курируемом    самим    президентом   Ирака   Саддамом    Хусейном   контракте   —  «Генеральная  Схема  Освоения  Сельскохозяйственных   Земель  Ирака»  не  хватало  переводчиков,  и   опытную  Викторию  сразу   назначили  руководителем  группы  переводчиков.   Контракт  был  огромным   как  по   разнообразию   специальностей,  так  и   по     количеству  специалистов.    На  этом  контракте  работало  более  трехсот  советских   специалистов,  а  вместе  с  членами    семей,  народу  было  под  тысячу  человек.  А  вместе  с  арабскими  инженерами,    чиновниками,    техниками,   лаборантами,    рабочими,  шоферами  и  другими  специалистами  занятыми  под  «Генсхему»  по  всему  Ираку,      общее  количество  работающих  переваливало  за  двадцать  тысяч  человек.
Генеральная  схема  развития  сельскохозяйственных  земель  Ирака,  а  по  простому «Генсхема»  дала  Ираку  дорожную  карту  развития  сельского  хозяйства  и  ирригации,  дренажа  сельских  земель,  строительства  водохозяйственных  объектов,   плотин,   электростанций  и  т.д.    Ещё  не  успел  закончить  свою  работу  контракт    «Генсхема»,  как   уже  были  подписаны   правительствами  Ирака  и  СССР   крупные  контракты  на  строительство  канала  и  плотин  в  Киркуке,   Ан — Насирии,   элеваторов  в  Мосуле,  Киркуке  и  Эрбиле,  а   также  многих  других  важных  для  Ирака  объектов.

Виктория  Павловна    вызвала  свою  тетю  Полину    из  Ташкента   в  Москву и  оставила   с  ней  сына  Андрея.      А  у  самой  Виктории  Павловне   впереди  был   год  работы  в  Ираке.   Через  полгода  Викторию  уговорили  продлить  контракт  ещё  на  полгода,    тогда  тетя  Полина  заперев  московскую  квартиру  племянницы,  взяла  маленького  Андрея  и  увезла  его  в  Ташкент.   Виктория  даже  была    рада  этому,    ведь   там,  в  её  Ташкенте ( она так  и  называла город,  мой  Ташкент),    Андрей   теперь    будет  круглый  год   питаться  фруктами  и  овощами.  С  мужем  Виктория,  как   и  многие  москвичи,     разбежалась,    прожив   вместе   совсем  немного.  Мать  Виктории  жила  отдельно  с  очередным  мужем.
Работа  в  Багдаде  протекала  в  обычном  для  Востока  ритме.   С  семи  тридцати  утра  и  до  двух  дня  работа  в  офисе,  потом  обед  и  сиеста,   а  вечерами  прогулки  по  Багдаду,   просмотры  фильмов  в   советском  посольстве   на  Мансуре,  в  Аппарате  Советника  по  Экономическим  Вопросам  на  Мазбахе   или   торгпредстве  на   Каррада  Шаркия.   Но  когда  были  срочные  работы  или  совещания,  то  все сотрудники  приезжали  к  пяти  вечера  в  офис,   но  такое  происходило  не  так  часто.      В   те  же  годы,    начали  входить  в  моду  просмотры  американских  фильмов   советскими  специалистами    работающими   за рубежом   на  только  что  появившихся   видеомагнитофонах.    Просмотр   фильмов,  в  основном  эротических,    происходил    с  медленным  потягиванием   виски (как  в  американских    фильмах)   под   фрукты,  цитрусовые,  фарудж (курица  на  вертеле)   и  шашлык,   заказанные   в  соседнем  кафе  или  ресторане.  Обычно,  по  четвергам ( а пятница  выходной  день  на  Ближнем  Востоке),  несколько  семейных  пар,   по  очереди  собирались  друг  у  друга    и,    до  утра    смотрели   разные   фильмы,    обсуждали   новости  происходящие  как  в  Ираке,  так  и  дома   в  Союзе,  выпивали  виски  и  коньяк  продаваемый   в  буфете  Аппарата  Советника.
Виктория  была  без  мужа,  и  её  часто  приглашали   к  себе   на  обеды  или  ужины несколько  семей  из  Ташкента,    а  молодой,  с  русыми волнистыми  волосами,    парень  по  имени  Раиль   был  из  Кукчи,  но   так  как   Виктория   была  старше  Раиля  на  десять  лет,  то  она,  естественно,  и   не  знала  его  в  годы  своей  учебы  в  Ташкенте.
Раиль,  вместе  с  другими  несколькими  переводчиками,    приехал  в  Багдад    после   Виктории,  и  это  была  его  первая  загранкомандировка.  Виктория  взяла  опеку  над  ним  и  старалась  чаще   посылать  его в  командировки  по  Ираку   с  различными  группами   специалистов,      то  с  геодезистами  в город  Сулейманию,    то  с  геологами  и  геофизиками  в город   Кербала,   то  с  ирригаторами  в  город   Самарра,  она  это  делала  для  того,   чтобы   Раиль  быстрее  овладел   всеми  необходимыми  терминами  для  работы.   Жена  светловолосого  Раиля,  красивая  и  смуглая  узбечка    Анора   была  врачом,   она  на  полставки  устроилась  на работу     в   поликлинику  при  посольстве  СССР   в  Багдаде.       Прошел  год  командировки   Раиля,  он  под  руководством  Виктории  овладел  многими  необходимыми  терминами,    поездил  по   командировкам  и  уже  неплохо  знал  Ирак.
«Генсхема»  завершала  свою  работу,    специалисты  отработавшие  по  несколько  лет  в  Ираке   начали  уезжать  в  Союз,   а  вновь прибывшие   переходили  работать  на  другие  объекты.          Виктория   собиралась  в  Москву,  а   Раиля  перевели  работать  в  Аппарат  Советника  по  Экономическим  Вопросам  посольства  СССР  в  Багдаде.

Прошло   полгода  после  отъезда  Виктории   в  Москву.    За  это  время  началась  ирако — иранская  война,   всех  жен  и  детей  советской  колонии   в  Ираке   эвакуировали  через  Сирийский  порт  Латтакия,  теплоходами  в  Союз,   а   часть  членов  семей   живших   на  юге  Ирака   в  городе  Басра,   отправили   в Москву   самолетами  через  соседний   Кувейт.    В  первые  же  недели    военных   действий   с  Ираном,      Ирак  начал  испытывать   огромные  проблемы  с  электричеством,   электричество  подавали  всего  на  три  —  четыре  часа  в  сутки,   но  уже   через   шесть — семь    месяцев  после  начала   войны,   Ирак    потихонечку  начал  восстанавливать  свой  энергетический    потенциал.    В  страну  завезли  огромное  количество   мощных   дизельных  генераторов    фирмы   «Каминс».   Отремонтировали  разрушенные    электростанции.      Начали  строить  новые  скоростные  трассы  соединяющие  Ирак  с  Йорданией,  Сирией  и  Кувейтом.
Нефти  в  Ираке   очень   много,   и  дизельные генераторы   при  дешевой  нефти  стали  мощным  подспорьем  для    энергетиков.   В  столице  построили      Национальный  Театр,    восстановили  разбитые  бомбежками  здания,       нефтеперерабатывающий  завод      Дора  в  Багдаде  и  отремонтировали   такой  же  завод  в  Киркуке.
В  Ирак   приехали       работать   сотни   тысяч  гастербайтеров     из  Бразилии,  Кубы,   Судана,  Египта,   Сомали  и  Эфиопии.  Начали  возвращаться   в  Ирак  и   эвакуированные   жены   советских  специалистов.
В Багдаде   были  открыты    представительства   всех  знаменитых  японских  компаний,  начиная  от   » Акая»  и  до  «Шарпов»   с  «Панасониками»,  и  уже   тогда   были   представлены  южнокорейские  фирмы.     Вялотекущая  ирано  —  иракская  война  шла  уже,  только,  в  окопах.    Саддам  Хуссейн   и    мэрия  Багдада,   за  пару  лет  построили  в  Багдаде  десятки  эстакад  и  тоннелей,   не  говоря  уже  о  новых  дорогах.      Городские    кинотеатры,    скверы  и   луна — парки  по  всему  Ираку  были  полны  детей  с  родителями.

Неожиданно  в  Багдад  вновь  приехала  Виктория   с  группой    консультантов,   на  финальную  сдачу    отчета   и  документов  по «Генсхеме»    государственной  комиссии  Ирака.     Раиль      был  рад  снова   увидеть  свою  бывшую  начальницу.  Через  некоторое  время   Викторию с  группой   инженеров     послали  в  командировку  на  север  Ирака,   где     специалисты   из   В/О «Сельхозпромэкспорт»   строили  элеваторы,  и    консультантам  надо  было     уточнить  какие-то   данные  по элеваторам.        В  пятницу,  в  свой  выходной  день,     Виктория  и  несколько   советских  специалистов  из  числа  живущих   в   поселке  недалеко  от   города  Эрбиля,     и  работающих  там  же  на  строительстве  элеватора,    поехали  купаться  и  рыбачить  на  реку  Тигр.     Во  время    купания   к  ним  подъехали  машины  и,     какие  —  то,     вооруженные    люди,  вежливо    попросили    всех  специалистов    сесть  в  них  и  проехать  с  ними.    Машины  увезли  специалистов  и  Викторию   в город  Эрбиль.
Наших  специалистов  накормили   в   местном   ресторане,    затем    выделили  им  всем  по  комнате,  попросили  не  выходить  из   дома,  снабдили  их  водой,  фруктами,  сухим  пайком,    оставили  охрану  и  уехали,   сказав,  что   им  все  объяснят  завтра.  Наши  специалисты  были  в  шоке,  они  ничего  не  понимали,   вдруг  оказалось,   им   всем  срочно  надо  было  ехать  в  Москву,  их  уже  ничего  и  ничто  не  удерживало  в  Ираке.

На  второй  день  к  ним  приехали  очень  вежливые  люди  из  руководства  какой —  то  курдской  партии,  и  объяснили  специалистам,  что  их  временно  задержали,  так  как  они  очень  хотят  чтобы    советская   газета   «Правда»   в  Москве,    напечатала     статью  о  положении  курдов  в  Ираке   и    разоблачительные  документы    о   Саддаме  Хуссейне,  и   что  Курдская  партия  уже   послала    эту  статью  и  документы   в  Москву,    а  также     известила   обо  всем  Советское   правительство   в  Москве   и  посольство  СССР  в  Багдаде.
Саддам  Хуссейн  тут  же  узнал  обо   всем  этом,  но    представители   нашей  дипмиссии   уже  сами,  параллельно,    начали  переговоры  с  курдами,  в  Эрбиль  поехали     Советник  по  безопасности  посольства  СССР  в   Ираке,   несколько   переводчиков,    в  том   числе  и  Раиль,   заведующий  консульским  отделом  посольства,   пресс- секретарь  посольства,   и  ряд  других  руководителей.         Курды   их  всех  вежливо  приняли,   и  спустя    несколько  часов     после   начала   переговоров с  курдами,    наших  людей  отпустили.    Но  курды  не  хотели  иметь  никаких  дел      с    людьми  из  иракского  «Мухаббарата» —  Службы  Безопасности  Ирака,  которые  начали  давить  на  курдов,   но  им  не  давали  взяться  за  дело     приказы  руководства     «Мухаббарата»  и  присутствие  советских  дипломатов.    Но   «мухаббаратчики»    отыгрались  сразу   же   после  того,  как    курды  отпустили  захваченных  специалистов.      Большую   помощь   в  освобождении    наших  специалистов  оказал   в переговорах  с  курдами   Раиль.     Почему — то,  курдские  повстанцы,   только  Раиля   беспрепятственно  пропускали  к  заложникам,  и  он  носил  им  письма,  записки,  инструкции  о  том  как  себя  вести,  лекарства  и  передачи.    Через   полчаса  после  освобождения  советских  специалистов,   «мухаббаратчики»,    для  того  чтобы  проникнуть  в  здание,    начали  стрелять   по  курдам   находящимся  в  здании.    Силы  были  неравными,  часть  курдов  была  убита,  а  вторую  часть,  попавших  в  плен,    этим  же  вечером  подняв  на  вертолете   в  небо,    костоломы  из  службы  безопасности   Ирака  попросту  выбросили    с  вертолета    на  землю.
Об  этом  факте  не  сообщили  ни  советские,  ни  иракские   СМИ,     об  этом  Раилю  рассказал   родственник  одного  их  убитых,    он  торговал   контрабандными  джинсами  на  «Лейди  стрит» (бывшая  улица  красных  фонарей  Багдада,  во  времена    протектората  англичан),    у  него  там  была  маленькая  лавка.   Также  об  этом  факте  написали  все  западные  газеты  и    вещали  разные  «Голоса» ,  начиная  от  БиБиСи  и  до  «Голоса  Израиля».

За  участие  в  переговорах  с  курдскими   боевиками,    Саддам Хуссейн,    президент  Ирака   наградил   переводчика   Аппарата  Советника   Раиля  именными  швейцарскими  часами  «Омега»,    которые    сразу  же  после  награждения,      были  вежливо  изъяты   у   Раиля   Советником  по  безопасности посольства  СССР  в  Багдаде.     Раилю  же,  его  шеф,  заместитель   Советника  по  экономическим  Вопросам   через  несколько  дней,     буднично   и   скучно  вручил  какую — то  грамоту.
Похищенные,   и   затем   освобожденные  специалисты,    быстро   пришли  в себя  после  рыболовных  приключений  на  древней  реке  Тигр,  и  им уже   расхотелось  покидать   Ирак.

Раиль,  в  честь  освобождения   Виктории,  устроил  небольшую   вечеринку  на  двоих  в  фешенебельном  ресторане  «Мансур»   на  берегу  Тигра,   где  они  насладились  всеми  видами  шашлыка,    закусок  и  салатов,  а  изысканное  «Шардоне  Совиньон» со  смородиновым  послевкусием   настроило  их  на  романтический  лад,  и   прихватив  с  собой   недопитую  бутылку,   Виктория    поехала    ночевать  к   Раилю,  и  это  было   лучшим  подарком  для  Раиля   во  время    отсутствия  супруги.    Все  последующие  три  месяца  командировки,   Виктория   вместо  гостиницы,  тихой  сапой  жила  у  Раиля.    Советник  по  безопасности   даже  намеком  не  дал  понять  Раилю  и  Виктории  о  том,  что  он  знает  об  их «Облико  Морале»,    наверное  помнил,  чьи   часы  находятся  у  него  на  запястье.    Вечерами,    на  служебной  «Тойоте»    Раиля,   они   ездили  на  набережную  Абу — Навас  и   наслаждались   в  ресторане   «Шехерезада»  не  только     «Мазгуфом»,  но  и  прохладой  исходящей   от  реки  Тигр.        Раиль,  часто   возил    Викторию   на  шашлык  к  старому    халдею (есть  такая  древнейшая   нация)   в   квартал   Сук — Аль — Кувейти,    оттуда  они  ехали  на  улицу  Ар — Рашид  попить  свежевыжатого   гранатового  сока,    а   иногда   Раиль,    ранним   багдадским   утром     возил  Викторию  завтракать   в  старый  Багдад,     на  утренний   «Фуль»   или    на  «Хаш»   в  армянские  кварталы  Багдада,    расположенные    параллельно    центральному    проспекту     Ас — Саадун.          Незаметно   срок    командировки   Виктории   истек и  она  уехала  в  Москву,  а  ещё  через  три  месяца  в  Багдад  вернулась  жена  Раиля.    Раиль,    конечно,  тут  же   начал   и   супругу    возить   по  своим  любимым  с  Викторией    местам,     и  арабы  видя  Раиля  с  другой  женщиной  не  задавали   ему  никаких  вопросов,  даже  делали  вид   что  видят  Раиля  в  первый  раз,   и  только  старый  халдей    пару  раз,  намеками,     спрашивал   Раиля  про  Викторию,  уж  очень  она  ему  запала  в  душу  своим  знанием     языков,   и  конечно   красотой,     а    Раиль  честно  отвечал  шашлычнику,  что  Виктория  уехала,     и  хорошо,  что  жена  Раиля,  абсолютно,  не понимала  арабской  речи.
Раиль  работал  в  Багдаде  ещё  пару  лет,   затем,  после  завершения  командировки  он    немного  поработал  в  Москве  в  МИДе,  но  скучая   по   семье,   родственникам,  друзьям,  а  самое  главное  по  ташкентскому   солнцу,  он    вернулся  домой.        Через  год  после  возвращения  в  Ташкент,   Раиль  снова  уехал  в     загранкомандировку,  на  этот  раз   в  Сирию,   где  он,  неожиданно  для  себя,  в   коридорах    Аппарата  Советника   по  Экономическим  Вопросам   в  Дамаске,      столкнулся      с   Викторией…..

Письмо    Виктории  подруге  Томе  в  Швейцарию.

Как много лет во  мне  любовь  спала,
Мне  это  слово  ни  о  чем  не  говорило
Любовь  таилась  в  глубине,  она  ждала
И  вот  проснулась  и  глаза  свои  открыла.

(Роберт  Рождественский)

Тома,   дорогая,     давно  хочу  поделиться  с  тобой   воспоминаниями  о  своей  любви,   прошло  много  лет,  а  я  помню  все  в  мельчайших  подробностях,  а  не  я  писала  тебе,  так  как    очень  много  работы,    я   вышла  на пенсию,   и   вроде  бы  должна  отдыхать,  но  все  ещё  продолжаю  работать,     перевожу  фильмы   для  одной  из  центральных  программ   телевидения   с  английского,   французского  и,  иногда,   даже  с  арабского   языков  на  русский.    Работаю  теперь,    в  основном,   дома,   а   из   офиса  «Сельхоза»  я  ушла,  так  как  наш  «Сельхозпромэкспорт»    потихонечку  раскололся  на  несколько  фирм,   а  потом  и  наш  основной    офис    приказал  долго  жить.  К  своему  бывшему  шефу,  ты  знаешь  кого я  имею  в  виду,   я  не  пошла  работать,    не  потому  что  не  хотела,  нет,  просто    в  целях  экономии  он  арендовал  новый  офис   в   Подольске,   а  мне  не  хотелось  туда  ездить  из — за  пробок  на дорогах,  а  на  общественный  транспорт  у  меня   аллергия  и  фобия  вместе  взятые.

Тома,  ты  же  знаешь,   что  я  хоть  и  бываю  у  тебя  в  Женеве,    но   я  больше  люблю   Восток   чем  Европу,  ты  должна  понять  меня  Тома,  ведь  ты  тоже работала  в  Багдаде.    Господи,   до  чего  я  скучаю  по   Багдаду,     помнишь  июльскую  жару,   я даже  по  ней  скучаю,   это  когда  на  улице   +  56  градусов  в  тени ( длится  всего  два —  три  дня, а потом  температура  резко падает до  + 49 градусов),   когда   ты,   даже  не  потеешь,  а  просто,     нагреваешься  изнутри  как  в  сухой  сауне,    причем   сразу,     как  только    выходишь   из  под  кондиционеров  на  улицу  или  во  двор  виллы,      и  не  удивляешься  тому,    что    холодное   пепси   продаваемое  на  каждом  углу  и  в  каждом    кафе,   через  несколько  мгновений  в  твоей  руке  становится  теплым,    но  так  как  климат  в  Багдаде  сухой,  то  и   переносится  эта  жара,   чем — то  напоминающая  ташкентскую,    очень  легко.  Только  вот  в  Ташкенте,  когда  я  жила  там,  максимальная  температура  доходила  всего  до  + 46 градусов  в  тени.  Ташкент, Ташкент,  как  много    у  меня  связано  с  этим   городом,  городом    моих   школьных   и  девичьих  лет.    А  свою     любовь,  представь  Тома,   встретила  в  Багдаде.

Когда  я  впервые  увидела   Раиля  приехавшего  из  Ташкента,  он  мне  напоминал    цыпленка   с  тоненькой  шеей,     стоящего  среди  кучи   чемоданов   в  Багдадском   аэропорту,    набитых  продуктами,   сухофруктами,    казаном,  мантышницей  и  даже  лепешками,    настоящий  провинциал  из  Ташкента,  первый  раз  выехавший  работать  заграницу.   Тома,  ты  помнишь,  мы  у  них  дома,  на  Мансуре,  ели  манты,  ты  ещё  сказала,  что  его  волоокая  жена  не  так  уж  проста,  какой  она  казалась  с  первого  раза.      В  отличие  от  других  новеньких  переводчиков  он  заматерел  немного  позже,   так  как  я,      часто  посылала   его   в  командировки  по  Ираку,  чтобы  он  овладел   всеми    нужными  терминами  во  всех  областях  связанных  с  «Генсхемой»,   а  сидя  в  офисе  он овладел  бы,  в  основном,    только  терминами  по  ирригации  и  дренажу.       А  так,   он  за  год    набрался  знаний  и  терминов   во  всех  сферах   сельского  хозяйства,  а  также  по  геологии,  геодезии,  гидротехнике    и  почвоведении,    и   его  уже    можно  было  посылать  на    переговоры  любого  уровня,   даже  министерского.       Раиль   также   умел  быстро  наладить  хорошие  отношения  в  любом  арабском  офисе.     Тома,  ты   ещё  в  Багдаде  заметила,  что  я  отношусь  к  нему  неравнодушно,   и   часто  спрашивала  почему  я  не  закрутила  с  ним  роман,  но  я  отмалчивалась,  так  как  в  тот  момент  это  было  невозможно.

Тома,   а  вот  в  мой  следующий  приезд  в  Багдад,  у  нас  был  с  ним  трехмесячный   период  счастья,  я  эти  три  месяца    вспоминаю  ежедневно,     я  же  до  него  никого  и  никогда,  оказывается  не  любила.
Я  чувствовала   внутри  себя  такое      счастье   и   внутренний   подъем,  какой  наверное   испытывает   человек  потерявший  всякую  надежду    на  встречу  с  любовью,   и  вдруг,  неожиданно,   сталкивается  с  ней,  не  встречается,  а  именно   сталкивается так же,   как   в     давке  метро сталкиваются   два    одиночества,    и   не  могут  оторвать  взгляды  друг  от  друга.     Но  Боже,  Тома,  каким    же   он  тогда   был   неопытным  провинциальным  птенцом,      как  в  жизни,  так  и  в  любви,  он  ведь,  толком  не  умел  ничего  делать,   мне  пришлось  его  многому  обучить,  он  даже  поначалу  стеснялся  показываться   голым,    все  кутался  в  полотенце,   он  видите  ли  смущался  своей  худобы.   Но  он  был  очень  способным  учеником,   через  некоторое  время  он  доводил  меня   своими  ласками  до  исступления  и  криков    в постели.   Он  ведь,  когда  приехал  в  Багдад,    даже     боялся   лишний  раз     чего —  либо  спросить  у  меня.  Такой   суровой   и  недоступной  я  ему  показалась.     А  я  как  увидела  его,  Тома,  веришь,    у  меня    сперва  было  к  нему   двоякое   чувство,  материнское   и  одновременно  женское,    мне  хотелось  его  прижать  к  себе  и  не  отпускать  никогда,   эх,     если  бы  не  мой  возраст,   надо  же  мне,  дуре   влюбиться  в  парня  моложе  себя.  Но  Тома,  только  по  правде,  а  ведь  я  тогда  выглядела  очень  классно,   помнишь,   я   тогда  носила    супермодные  джинсовые   юбки,     итальянские   батники  и  футболки,   а  вечерами  я  надевала   разные    платья     из    Милана,  Греции   и  даже  экзотического  тогда   Гонконга,   купленные  в  модных  бутиках ( тогда  они  назывались  фирменными) на Ар — Рашид  и   Каррада — Шаркия   стритс,  и   мужчины  из  нашего  офиса  наперебой  приглашали  меня  в  рестораны.

Но  мне  надо  было  держаться,   чтобы  без  всяких  замечаний  доработать  до  конца  своего  контракта,    так  как  мне   нужно   было  заработать  на  квартиру  матери,    ведь  она  осталась  у  разбитого  корыта,   мужей  своих  она  не  ценила,  а  когда  её  последний  гражданский  муж  умер,  то  его  сын   попросил  маму  освободить   квартиру,   а  мы  —  то  с  Андреем,  моим  сыном,  отвыкли  от  неё,  да  она  и  сама  хотела  жить  отдельно.         Маму   звала  жить    к  себе   в  Ташкент  тетя  Поля,  но  разве  моя  мама  поехала  бы  туда,  да  никогда,    мама   ведь   не  очень  любила  Ташкент,  хотя  и  провела  там  всю  войну.    А  вот  тетя  Поля,   мамина  сестренка,  которая  и  была  мне  вместо  матери,     вот  она  сразу  полюбила   Ташкент,  и  осталась  там   жить.       А  про  то,  как  мы    с  Андреем     любим  Ташкент,   ты    знаешь  об  этом  прекрасно,  я  ведь   в   Москве  все  уши  тебе  прожужжала  о   Ташкенте  и  его  достопримечательностях.
На  квартиру  маме,  слава  Богу,   я  заработала,    купила  ей  однокомнатную  кооперативную  квартиру  на  Юго — Западе,   но    мама   прожила  там  совсем  недолго,   она  заболела,  не  лечилась  толком,   давление,   сердце  и куча  других  диагнозов,   мы  с  Андреем  забрали  её  к  себе,  приехала  тетя  Поля  из  Ташкента,   лечили  маму   в     Кремлевской  больнице  Четвертого  Главного  Управления,   наш   министр  помог  её  туда  устроить,   но   ничего  не  помогло,  и  когда  она  скончалась,  ей  ведь  даже  шестидесяти  не  было,   а  могла  бы   ещё   жить  и  жить.    Из  её    троих  бывших   мужей,  не  считая  ещё   двух   скончавшихся,  моего  отца  и  пятого,    её  последнего  мужа,     на  похороны  пришел,  только,  третий,  он   раньше   работал   в  Елисеевском  гастрономе,  и    как — то   раз,    он  и    мама   приехали  в  гости   в  Ташкент,  и  он   привез   нам     «Киевский»  торт.  Мы  были  потрясены  как  подарком,  так  и  вкусом  торта.

Тома,  Раиль,     все  три  месяца  наших  ночей   Кабирии  и   Багдадских  Каникул,    ежедневно   устраивал     для  меня  что -то   приятное,   то  баловал  меня   изящной   арабской    цепочкой,   то    наберет  мне  ананасов,  манго  и    клубники  с  черешней   в  супермаркете,  то  во  французской  кондитерской  накупит  эклеров,  которые  я  обожала,    то  заедет  в   «Ороздибек» (сеть  универмагов),   и  не  зная  моего   размера  купит  мне  английскую  юбку  с  кофтой (и ведь  угадывал и  фасоном,  и  с  размером),    то  пришлет  разносчика  цветов   в  форме  гвардейца  Её   Величества  с  красивым  букетом(была  такая  услуга  в  цветочных  магазинах),    а  пару  раз  он  приглашал    меня  в  самый  модный  ресторан  Багдада,    где  часто   обедали     родственники  и  друзья  Саддама  Хуссейна.   Раиль  даже  знал   некоторых  детей  Саддама,  он,  иногда,   общался   с  одним  из  них  в   Консульском  Департаменте    МИДа  Ирака,  мы  также  видели    семью  Саддама  Хусейна      на  премьере    какого — то  спектакля    в  новом  Багдадском   Театре.    Тома,   ты  знаешь,    я  ведь  даже  хотела  родить  от   Раиля,  как   я   мечтала  об  этом,   но  дура  я,  так  и  не  решилась,  а  теперь   жалею.     А    мой   сын   Андрей,   оболтус,  не  хочет   вообще  жениться.     Мы  с  Андреем,    сейчас   вдвоем,       переводим  фильмы  для  телевидения,   а  свою  инженерную  специальность   Андрей  забросил.       Хорошо  ещё,  что  он  в  свое    время,     два  года  отучился  в  Мориса  Тореза,   а  уже   потом    решив,    что  профессия  переводчика  ему  не  подходит,    перевелся  в  Московский  Гидромелиоративный  Институт.

Тома,   ты  не  представляешь   какой  Раиль   ласковый  мужчина,   он так  нежно  гладил  меня  по  спине,   целовал  пальчики   моих  рук,   трогательно   гладил  и  целовал  мои  ноги,   а   как  он  чувственно  гладил  мои  бедра,       у  меня  все  начинало  дрожать  изнутри,    а  потом,   когда  он   начинал  целовать  и   гладить   мои  груди  и    шею,  я  уже   не  могла  себя  сдерживать.    А  какой     праздник     устроил  мне   Раиль  в  честь     своего    пребывания   в  Багдаде  «Тысячу  и одной  ночи»,   ты  же  знаешь  Тома,  про   эту традицию   наших  людей,   праздновать  «Тысячу  и Одну  Ночь»  своего  пребывания  в  Багдаде,    мы  с  тобой  не  дотянули  до  этого  праздника,  а  вот  Раиль  отпраздновал  его  со  мной.         Раиль,  в  этот  день  задержался  на  работе,   обычно  в  три  часа  он  уже  подъезжал  к  дому,   а  в  тот  день  он  вернулся  в  пять  вечера.  Оказывается    Раиль  бронировал  столик  в  ресторане  «Пещера»,   это  рядом  с  площадью   «Кахрамана»,   где    стоит  памятник   одноименной   девушке  Аладина,  и   по  сюжету    она   наливает  масло  в  кувшины  со  спрятавшимися  там  разбойниками.    Памятник  состоит  из  многих  сложенных  друг  на  друге  кувшин  и    Кахраманы,  разливающей  масло  в  них.     Во  время  нашего  ужина  в  ресторане    «Пещера»  внезапно    появился  сам   Аладин (артист,  переодетый  в  Аладина)  и  увел  меня  от  Раиля,   он  завел  меня  в  темное  место,  похожее  на  пещеру,    зажег  свечу  и  предложил  выбрать  сувенир  из  знаменитой  Пещеры,  там была    всего  одна     шкатулка,    Аладин  ушел,   и я  должна  была  выбраться  сама  из  пещер,    сказав  Сим -Сим   открой  дверь,   я,  с  испугу,  естественно,  забыла  это  волшебное  слово.  Но  слава  Богу,  что  Раиль   сразу  открыл  дверь  и  вошел.     А  дверь,    оказывается,  и  не  была   заперта.         А  в шкатулке  был  серебряное  колье  с  изумрудами  итальянской  работы,   Господи,  я  даже  боялась  его  надевать,  чтобы  не  потерять,  это  ведь  память  о  Раиле,   память  о  нашей  любви.         И   все  три  месяца   нашей  страстной  любви,    он     всегда  был   нежен  и  тактичен  со  мной,     не  произнес      ни  одного   грубого  слова,   а   я  ведь,  перед  отъездом  в  Москву,    стала  капризничать,    начала   выпендриваться,     грубила  ему,   это  все    из -за того,  что   мне    не  хотелось   с ним  расставаться  и  покидать  Багдад.  Ждала,  что  он  скажет  мне,  останься,   как — будто,  в  те  времена,     это  можно  было  бы  осуществить.   Помнишь,   как  в песне,

Теперь  пою не  я,  любовь  поет
И  эта  песня  в  мире эхом  отдается
Любовь   настала  так,  как  утро  настает,
Она  одна  во  мне   и  плачет  и  смеется.

Эту  песню  в  исполнении  Розы  Рымбаевой  я  часто  слушаю   вспоминая  Багдад  и  Раиля,   Раиля  и  Багдад.
И  ведь,  Тома,  прошло  уже   много  лет,  но  я    только  с   огромной   благодарностью   к   Господу  и  судьбе   вспоминаю  это  время.

Тома,   а  ведь  Андрею  стукнуло  уже  сорок  лет,  а  у  меня  нет  внуков  до  сих  пор.      Господи,  ну  почему  я не  родила  тогда  от  Раиля,   сейчас  бы   имела  двоих  детей,  глядишь  и  внуки  были  бы.   Тома,    ты  ведь  знаешь,   что   я   так  и  не  вышла  замуж,   нет — нет,  кавалеров  и  ухажеров  хватало,   даже  из  руководства  нашего   ГКЭС(Гос.Ком. по Экономическим  Связям),     но  я  отдала  предпочтение   своему   коллеге,  ставшему  впоследствии,   моим  шефом.   Я  привыкла  к  нему,   он  уговаривал  меня  родить,   но  я  хотела  иметь  ребенка,   только,   от  Раиля.    А   шеф     даже  хотел  жениться  на  мне,  но  я  уже  предпочитала    жить  одна,     ведь   Андрей,   часто   ночует  в  маминой  квартире,  сколько  я  просила   Андрея   привести  его   девушку  жить  к  нам  домой,  но  он,  только,  обещает  это  сделать.  Да  у  него  и  нет,  по — моему,   постоянной  девушки.

После  возвращения  из  Ирака,      Тома,  ты   вышла  замуж   за   своего  шахматиста,     и  вы  с  ним  уехали  жить   сперва  в  Израиль,  а  оттуда  переехали   в   Женеву.    Тома,  если  бы  вы  остались  жить  в  Израиле,  я  бы  часто  ездила  к  вам,  все  таки  Израиль  тоже,    наш,  родной  Ближний  Восток (Это я  так  шучу).   Ну  а  я,    потом   работала  в  Сирии,  и  там     случайно  встретилась  с  Раилем,   он  приехал  в  Сирию    с  женой  и  дочкой,   но    мы  жили  в  разных  городах,   и  практически,   не  виделись,   через  год  я   вернулась  в  Москву,  а  он   ещё  года  два  работал  в  Сирии.     После  своего  возвращения  из  Сирии ,  знаю,    что   Раиль  работал  в  Ташкенте,   что  он  переехал   с  Кукчи   в  район  Алайского  Базара,    знаю,  что  он  развелся  с  женой  и  вернулся  жить  на  Кукчу,  знаю,  что  он  снова  работал  в   Йордании   и  Ираке.

Но  со  мной  он,  увы,   больше   не  встретился ни  разу,  хотя  и  бывает  в  Москве.    Он,  иногда,    звонит  мне,  поздравляет  с  днем  рождения  или  с  Новым  Годом.   Ну  а  я  вспоминаю    мой  трехмесячный  период   багдадского  счастья,  три  месяца,  которые  наполнили  всю  мою  жизнь   радостной  и  щенячьей  любовью   на  всю  жизнь,    и  воспоминания  об  этих  трех  месяцах  не  идут  ни  в  какое  сравнение  ни  с  моим  замужеством,  ни    знакомствами  и   встречами  с  другими  мужчинами.
Это  все  Багдад  виноват,   эта  аура   и   круглогодичное   солнце  Багдада     порождают   какую  — то  неземную  любовь,    я  знаю  и  верю,  что    дух  Шехерезады  витает  над  всеми  женщинами   живущими   в  Багдаде.      А  сам  Гарун — Ар — Рашид,   халиф  и  повелитель  Багдада,   до  сих  пор   бродит   по   ночному  Багдаду,     выискивая    одиноких  и   обделенных     любовью     женщин,    и     склоняясь   над  этими   спящими   красавицами,  он  шепчет  им  о  том,   что  они    обязательно  встретят  свою  любовь  в  Багдаде,    и  в  конце  своих   волшебных  слов,    Гарун — Ар — Рашид  говорит  девушкам  и  женщинам,   что  встретив   свою  любовь  в   Багдаде,  они    не    должны  покидать    этот    волшебный   город,   и   далее  он  продолжает   шептать  им    на  ушко,   — «О,    Красавицы,   О,   Совершенства  Созданные  Господом,   Оставайтесь  в  Багдаде  навсегда  со  своими  любимыми,   не  покидайте   это   священное  место,   иначе  вы  можете  потерять  своего   любимого,  а   вот  любовь  к  нему  никогда.   О,  Совершеннейшие  Создания,    Знайте,   что   Ваша   любовь  рожденная  в  городе  Тысячи  и  Одной  Ночи,  это  на  всю  жизнь».

6 комментариев

  • Yultash Yultash:

    А какие могут быть комментарии? Написано так здорово, что я не удивлюсь, если выясниться, что рассказ автобиографический.

      [Цитировать]

  • Русина:

    Yultash
    Не удивлюсь и я. Впрочем, автору этот спорный факт придает ещё больше шарма!

      [Цитировать]

  • VTA VTA:

    Восторг! И больше никаких слов не подберешь. Спасибо.

      [Цитировать]

  • Русина:

    Но, вообще то в ГКЭС разыгрывались такие бурные любовные романы! И у руководства тоже. Одна из моих подруг давнишних, работая там с юных лет, была взаимно влюблена в г-на Х, ныне уже умершего. Год в Алжире продолжался их сказочный роман. Он был старше и был женат и руководством пока не был. Он уехал в Москву раньше, дал обещание развестись к приезду своей любимой. Она светясь от счастья и, кажется, будучи беременной через некоторое время приехала в Москву выходить замуж, но…за это время её любимого сделали руководством. Помог тесть. Он не развелся. Она с горя вышла замуж за переводчика из этой же фирмы, который тоже вернулся из Алжира и тоже был в неё влюблен. Вскоре у этой пары родилась прелестная девочка. Муж осыпал мою подругу всевозможными дарами и с таким же изяществом, как и описано в этом рассказе. После декрета подруга вышла на работу и через несколько дней на приеме вспыхнула страсть с её любимым(не мужем) вновь. Так продолжалось много лет. Однажды, мы вместе встречали Новый Год в Шараповой охоте- моя подруга, её любимый, руководство из комитета кинематографии, тоже со своими не женами. Мой, уже бывший к тому времени муж подло рассказал мужу моей подруги( а они еще пока не развелись, но и тайны практически не было)где мы, да с кем. Мороз стоял в тот год невероятный- за -40 градусов.Вдруг на пороге муж(не мой). А я в то время как бы исполняла роль хозяки Шараповой охоты(мой в то время настоящий муж был в руководстве Госкино). Муж подруги стал из чемодана веером выкидывать роскошные платья, духи, конфеты…мне. С тем, чтобы я привела его к его жене. Я, разумеется, не купилась. Муж вынужден был уехать. По дороге отморозил себе всё, что можно было отморозить. В чем меня всегда и упрекал. Любимый моей подруги всёже развелся, когда тесть умер, а дети подросли. Год после развода они всё ещё тайно встречались. Подруга к тому времени тоже была уже разведена. Затем поженились. Несколько лет назад он умер. Такой роман продолжался всю жизнь. И всё в этой красивой организации.

      [Цитировать]

  • Gangut:

    «Декамерон»! — образно, зримо, осязаемо… )))

      [Цитировать]

  • lvt:

    1001 ночь!!! И рассказ, и любовь! ..И комментарии тоже! Браво!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.