Обращаясь к первоисточникам, или найдено в сети. Часть 2 Tашкентцы История Старые фото

Пишет Олег Николаевич.
Часть 1.

Императору Александру II было доложено об этом происшествии, так как далее скрывать его было невозможно. Была назначена комиссия под председательством графа Адлерберга, на которой было решено признать великого князя душевнобольным и одновременно — совершенно непоследовательно — лишить его воинских отличий и звания почетного шефа полка. Много врачей и офицеров было к нему приставлено для надзора за ним и, так как они были материально очень обеспечены, в их интересах было не желать никаких изменений в положении вещей.

Я имела случай прочитать несколько слов, написанных обвиняемым и оставленных им на письменном столе. Эта записка переходила из комиссии в комиссию, и в ней хотели видеть доказательство его умопомрачения. Это было незаконченное прошение, начинавшееся следующими словами: «Безумен я, или я преступник? Если я преступник, судите и осудите меня, если я безумен, то лечите меня, но только дайте мне луч надежды на то, что я снова когда-нибудь увижу жизнь и свободу. То, что вы делаете, — жестоко и бесчеловечно».

Но над его челом собирались темные тучи. Неосторожные слова, произнесенные им, дошли до императора Александра II, который в них увидел доказательство наличия революционных идей. Было решено сослать его в Сибирь, и охрана его была усилена. Все чаще приходили жалобы и тревожные вести. Говорят, будто во время одного разговора Николай Константинович сказал: «Я надену Андреевский орден, выйду к народу, и народ восстанет и меня защитит». У него тотчас отняли Андреевский орден и сослали в Центральную Азию. В 1881 году император Александр II скончался, и Александр III, всегда питавший антипатию к своему кузену, вступил на престол. Великая княгиня, супруга Константина, получила письмо от сына, к которому было приложено письмо к новому императору. Письмо это гласило: «Ваше императорское величество, разрешите мне, закованному в кандалы, коленопреклоненно помолиться праху обожаемого мною монарха и просить у него прощения за мое преступление. Затем я немедленно безропотно вернусь на место моего заточения. Умоляю ваше величество не отказать в этой милости несчастному Николаю».

Великая княгиня, часто звавшая меня к себе поболтать, со слезами на глазах показывала мне это письмо и ответ на него императора Александра III своему кузену: «Ты недостоин поклониться праху моего отца, которого ты так глубоко огорчил. Не забывай того, что ты покрыл нас всех позором. Сколько я живу, ты не увидишь Петербурга». Затем великая княгиня показала мне еще записку на французском языке, посланную ей Александром III:

«Милая тетя Санни, я знаю, что вы назовете меня жестоким, но вы не знаете, за кого вы хлопочете. Вы послужили причиной моего гнева на Николая. Целую вашу ручку. Вас любящий племянник Саша».

«Можешь ли ты догадаться, что он этим хотел сказать?» Я не имела об этом ни малейшего представления, и лишь много времени спустя получила по этому поводу разъяснение от министра народного просвещения, статс-секретаря Головнина, большого друга великого князя Константина. Непоколебимая строгость Александра III была вызвана сообщением ему из Ташкента (где великий князь Николай был интернирован), в котором говорилось — быть может, совершенно несправедливо, — будто Николай Константинович чрезвычайно грубо отзывался о своей матери. Впоследствии я узнала, что он женился на дочери ташкентского полицмейстера, приняв имя полковника Волынского. Никто не понимал, почему он избрал это имя, я же вспомнила времена нашей молодости и «Ледяной дом» Лажечникова.

Артемий Волынский, преследуемым Бироном государственный деятель, был любимым героем Николая.

Мое предположение впоследствии оправдалось…

С непоследовательностью, отличавшей все мероприятия, предпринимаемые по отношению к великому князю, император, не признав брака, тем не менее разрешил это сожитие. Значительно позднее узнала я в Париже от принца Альберта фон Альтенбурга, что император возмущен поведением Николая Константиновича, все ниже нравственно падающего: так, например, он хотел заставить свою жену назначить свидание А.П. с намерением, застав их вместе, потребовать у А.П. большую сумму денег за свое молчание. Но жена его не пошла на такую низость, а, отыскав генерал-губернатора Розенгофа, сообщила ему обо всем и просила защиты от мужа. После этого положение великого князя еще более ухудшилось. Когда вступил на престол Николай II, положение Николая Константиновича улучшилось, и он даже получил право распоряжаться своим имуществом. Как я уже сообщила, Николай Константинович был очень любим туземцами за то, что он устроил им водопровод.

Под именем Искандера вступил он во второй брак, от которого у него было несколько детей.

Когда вспыхнула революция, он послал восторженную телеграмму Керенскому с выражением радости по поводу наступления свободы.

Эта телеграмма была воспроизведена во всех газетах.

Это было последнее, что я о нем слыхала…

7 комментариев

  • VTA VTA:

    Спасибо, Олег Николаевич! Уж сколько про князя читаю, а всё интересно. От фотографии в совершенном восторге.

      [Цитировать]

  • tanita:

    Но мемуаров графини мы не читали. А она как-никак, очевидица.

      [Цитировать]

  • Ю.Ф.:

    Фотографии действительно хороши, чего не скажешь об объективности текста. что и неудивительно — графиня ведь не была очевидицей. Вел. князь Н.К. был личностью довольно скандальной, а посему, естественно, был весьма «любимым» объектом для салонных пересудов, а уж в таких делах объективность — это не главное. А графиня черпала «свое» мнение наверняка из салонных сплетен и Туркестана в глаза не видела. И не знала, что отродясь там никакого генерал-губернатора Розенгофа не было, зато был Розенбах. Никаких водопроводов ни для «туземцев», ни для европейцев Н.К. не устраивал, правда, строил ирригационные каналы, да в петербургских салонах наверное думалось — что водопровод, что канал — все одно. И про жен князя у графини много фантазий, да и про другое. Но почитать небезинтересно.

      [Цитировать]

    • VTA VTA:

      Неточности я тоже заметила, но это же мемуары, что графиня запомнила из салонных разговоров, то и написала. А уж про князя что только не говорили! Да и теперь читаю всякое разное. И всё равно интересно.

        [Цитировать]

  • tanita:

    Ю.Ф, а графиня про Туркестан почти не пишет. Она пишет о том, что произошло в Петербурге. В основном. Если не считать последнего абзаца с водопроводом и упоминания о Бухаре в первой части. И все. Так что она, как придворная дама была очевидицей и современницей тех событий.

      [Цитировать]

  • Ирина:

    http://dugward.ru/library/kleynmihel/kleynmihel_iz_potonuvshego_proshlogo.html

    М.Э. Клейнмихель
    Из потонувшего мира

      [Цитировать]

  • lvt:

    Спасибо. Очень интересно.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.