Дарвин Гулямов. От сердца к сердцу Tашкентцы

 Автор    Мастура ИсхаковаImage 1

 

Кардиология в переводе с древнегреческого означает — «сердцеведение», учение о сердце. Именно в годы научно-технической революции, проблема сердечно-сосудистых заболеваний в медицине выдвинулась на первый план. Кардиология как наука родилась чуть больше пятидесяти лет назад…

 

Заслуженный деятель здравоохранения Узбекистана, доктор медицинских наук Дарвин Гулямов, выдающийся ученый, клиницист входит в семерку лучших кардиохирургов стран СНГ.

Июнь 2001 года. В ярко освещенной операционной Республиканского специализированного центра хирургии имени академика В. Вахидова шла сложнейшая операция на открытом сердце.  Главный консультант, ведущий хирург Дарвин Садыкович Гулямов, сидя в инвалидной коляске, зорко следил за ходом операции. Иногда  он давал распоряжения… Недавно Дарвин Гулямов перенес инфаркт. Не смотря на запреты врачей и острые боли в сердце, он продолжал вести операции, не потому что не доверял своим ученикам, прекрасным кардиохирургам, а просто он чувствовал свою ответственность за каждого больного, жизнь которого в его руках… Когда уникальная операция была благополучно закончена, доктор потерял сознание. 

Будущий хирург родился в Ташкенте, в многодетной семье. Он был старшим ребенком. Вот как о себе писал Дарвин: «Я родился 15 февраля 1929 года, был крепким малышом. С легкой руки  дяди, знаменитого писателя Гафура Гуляма назвали меня Дарвином. Видимо это было связано с веяниями учения английского естествоиспытателя Чарльза Дарвина, создателя дарвинизма и гипотезы «Происхождения человека…», а также  и днем его рождения… Как положено научился ходить, наблюдать, действовать и соображать… вот так и  жил…»

Отец Дарвина — Садык Юлдашев в начале 30-х годов прошлого столетия был один из первых специалистов инженеров-строителей молодой республики Узбекистан. Под его руководством в разные годы были построены Бекабадский металлургический и Чирчикский химический комбинаты.  Мать Бахрихон, младшая сестренка Гафура Гуляма, занималась просветительской работой. Родители были легки на подъем. По зову партии и велению сердца отправлялись то на учебу в Москву, то на работу в отдаленные районы республики.

В 1932 году Садыка и Бахрихон отправили в Москву на учебу: Садыка в «Научно-исследовательский институт стали» имени Серго Орджоникидзе, жену в Московский «Коммунистический университет народов Востока». Молодая семья жила в общежитии. В первый класс Дарвин пошел в московскую школу. Как лучшего выпускника института ректорат рекомендовал будущего инженера оставить для продолжения учебы в аспирантуре. Написание диссертации  шла к завершению.  В 1938 году в Москву приехал руководитель Узбекистана Усман Юсупов. Он набирал состав новой команды специалистов для работы в республике. После встречи с молодыми выпускниками различных ВУЗов и непродолжительной беседы с Садыком, Усман Юсупов уговорил его вернуться на родину для того, чтобы тот возглавил Горисполком, то есть Хокимият.  Так 27-ми летний Садык стал Председателем Ташкентского Горисполкома.   

В Ташкенте семья Юлдашевых поселилась в трехкомнатной квартире в доме специалистов на Урде. Дворовые мальчишки часто бегали купаться на Анхор. Однажды произошел случай, благодаря которому Дарвин навсегда избавился от страха глубины воды. Он так вспоминал об этом: «Мне было 9-10 лет. Мы с ребятами сидели на берегу Анхора. Кто-то из них столкнул меня в воду. Я плавать не умел. Но, оказавшись в холодной воде, я стал барахтаться и не заметил, как доплыл до другого берега. Только хотел зацепиться, чтобы выйти на берег, как меня снова столкнули в воду. А тут  я помешал кому-то целоваться.  Мне снова пришлось барахтаться, что есть силы, чтобы живым добраться до своего берега. С этого дня я воды не боялся…»

Вся жизнь отца  Садыка Юлдашева была связана с организационной работой, новостройками. А Бахрихон Гулямова долгое время работала в сфере профсоюзов и просветительства. С 1951-го по 74-ый  год она руководила Узбекским объединением книжной торговли. Родители постарались, чтобы дети получили хорошее образование. Поэтому в доме, где росло шестеро детей, было особое, бережное отношение к книгам. Обширная библиотека позволяла получить глубокие познания в разных областях литературы, науки, искусства, медицины. В годы войны семья переселилась в махаллю «Чакар», что по улице  Беш-Агач. В это тяжелое для страны время родители были на самых ответственных местах тыла. Садык Юлдашев в  команде У. Юсупова руководил стройками важных стратегических объектов, принимал вагоны с эвакуированными людьми, устраивал семьи по домам, распределял детей-сирот по детским домам. Бахрихон ездила с пропагандистскими лекциями по городам и колхозам, госпиталям, поддерживая дух народа и раненных бойцов. В доме Юлдашевых несколько лет жила семья из Одессы, которая долгое время писала им благодарственные письма…

 

Когда пришло время получать паспорт, Дарвин решил взять фамилию матери – Гулямов. Как старший сын, он стал главным воспитателем своих младших братьев. Дарвин, Рустам и Бекзод довольно серьезно занимались спортом. Каждый имел второй взрослый разряд по легкой атлетике, боксу и штанге. Отец Садык ака, будучи профессиональным строителем, постоянно экспериментировал: строил, переделывал, перекрашивал дом; перекапывал, пересаживал деревья, цветы в саду. Тем более дешевая рабочая бригада из трех сыновей, была под рукой. Чтобы не было скучно их тяжелый «рабский» труд (как в шутку они себя называли) сопровождала музыка. Во двор выносили радиолу или огромный магнитофон «Комета»,  откуда доносился хор «Песнь рабов» из оперы Джузеппе Верди «Набуко», которая в данный момент была очень созвучна их настроению.  А в перерывах Дарвин с Бекзодом распевали арии из опер «Аида» и «Риголетто». С весны до глубокой осени, пока можно было находиться на воздухе, с раннего утра во дворе звучали народные макомы в исполнении Мамуржана Узакова и Берты Давыдовой. Всегда наготове стоял самовар, за которым семья усаживалась за трапезой. Народную музыку сменяла классика — голоса великих итальянцев  Карузо, Марио Ланцо, Доменико Модунье…

Дарвин обладал тонким музыкальным слухом, прекрасным баритоном. Его руки с красивой узкой ладонью и длинными пальцами располагали к игре на фортепиано или скрипке. Он даже хотел поступать  в Московскую консерваторию на вокальное отделение. Не говоря ни слова родителям, шестнадцатилетний юноша собрался  на поезде ехать в Москву. Но на перроне вокзала его поймали и вернули беглеца домой. Родители с большим трудом отговорили сына от этой идеи. Он согласился, правда, некоторое  время переживал, что не доехал до Москвы и не поступил в консерваторию.

В 1946 году, «не состоявшийся певец» Дарвин поступил в ТашМи -Ташкентский Медицинский институт.  Внешне казалось, что учеба  на лечебном факультете юноше давалась легко. На самом же деле все свободное время он отдавал изучению медицинских талмудов. Дома, расстелив на пол курпачи, Дарвин  обкладывал себя книгами и часами увлеченно читал, что-то вычислял, решал задачи, с интересом рассматривал анатомические атласы, заучивал латынь, иногда только отрывался, чтобы выпить стакан сладкого чая и съесть кусочек лепешки. Неожиданно в 1951 году на последнем курсе института Дарвин объявил родителям, что хочет жениться. Родители, как полагается в таких случаях пошли в дом к любимой девушке сына  свататься. Дарвин сидел в комнате и с нетерпением ждал результата… Наконец, вернулись сваты. Жених бросился навстречу к  своим тетушкам с вопросом: «Когда свадьба?» Мама отозвала в сторону сына  и тихо сказала: «Свадьбы не будет… Родственники невесты запросили огромный калым…» Смуглое лицо Дарвина побледнело. Он заперся в  своей комнате и просил не беспокоить.

 

Душевные переживания Дарвина отбросила на второй план учеба в ординатуре ТашМи. Он вплотную занялся хирургией широкого профиля. Дарвину повезло, так как он попал в команду талантливого хирурга с «золотыми руками» — Васита Вахидова. Не всякий специалист мог попасть на работу в этот центр. Здесь действовал жесточайший принцип по отбору кадров. На первое место ставились квалификация, знания и самоотдача выбранной профессии. С первых дней работы в клинке  В. Вахидов говорил своим ученикам, единомышленникам: «Хирурги – особые люди, которые каждый день соприкасаются с болью, видят кровь, бывают свидетелями самых трагических ситуаций, связанных со смертью пациента.   Поэтому они должны обладать большой силой воли, мужеством, принимать неординарные решения и уметь сочувствовать тем, которые в них нуждаются». С середины 50-ых годов в Советском Союзе впервые начали выполнять операции на лёгких и открытом сердце. Одним из первых, кто в Узбекистане осмелился это сделать, был Васит Вахидов.

Ординатор, молодой человек высокого роста, крепкого спортивного телосложения с вьющейся шевелюрой, обладавший прекрасным голосом, а главное, подававший надежды в медицине Дарвин Гулямов, был завидным женихом. Многие девушки по ночам украдкой вздыхали, в надежде обратить на себя внимание. Вскоре, в 1956 году  Дарвин женился на красавице  Мухаббат, дипломнице исторического факультета. На следующий год появилась Гуля. Первая дочь, племянница и внучка, в одном лице, принесла огромную радость, словно солнце, озарив весь дом. Здесь все было подчинено малышке: кормление по часам, прогулка на воздухе, первые игрушки, первые слова. Она была окружена любовью всех домочадцев. Особую гордость и нежность к Гулечке испытывал Дарвин. Дедушка в честь первой внучки посадил во дворе яблоню «красный налив».  Как бы не было трудно, но Дарвин решил жить отдельно. Отец одобрил сына и 1960 году молодые переехали на Чиланзар в  дом возле киностудии «Узбекфильм». Мухаббат тем временем защитила диссертацию и стала кандидатом исторических наук. Дарвин с женой часто приглашал родных в свою небольшую квартиру. Как всегда застолья заканчивались пением романсов и арий из опер.

В клинике шла практическая и научно-исследовательская работа во главе с профессором В. Вахидовым.  В 1965 году Дарвин Гулямов блестяще закончил и защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук. В эти годы небольшой коллектив клиники начал вплотную заниматься диагностикой и хирургическим лечением наиболее распространенных врожденных и приобретенных пороков сердца. Именно в отделении «грудной хирургии» ТашМи выполнялись эти сложные для тех лет операции на сердце. Однако отсутствие необходимых условий, нехватка кадров, слабая материально-техническая база и недостаточная оснащенность ограничивала дальнейшее развитие сердечно-сосудистой хирургии в Узбекистане.  В 1969 году В. Вахидов принял решение послать молодого специалиста Д. Гулямова в очную докторантуру в Институт хирургии им. А. Вишневского в Москве для углубленного лечения врожденных и приобретенных пороков сердца. 

Дарвин просил Мухаббат поехать с ним в Москву. Она сначала колебалась, но потом все-таки не захотела терять должность старшего научного сотрудника в любимой Академии наук и жить в чужом городе. Муж смирился и уехал один. Если у себя на родине Дарвин делал самостоятельно операции, то в Москве  в отделении ВПС (врожденных пороков сердца) его не допускали к операционному столу, а только позволяли смотреть. Как-то во время очередной операции возникла сложная ситуация, и Дарвин, наблюдавший за этим, предложил свой вариант решения, к которому оперирующий хирург прислушался и сделал так, как посоветовал Дарвин. Вовремя сделанная подсказка врача из Ташкента оказалась правильной, и исход операции был благополучно завершен. Дарвин завоевал уважение,  и московские коллеги приняли его в свою когорту.  

8 марта 1971 года московский друг Дарвина пригласил его в отделение сосудистой хирургии в институт им. А. Бакулева отметить международный женский день. Между прочим, добавил, чтобы тот захватил гитару. В конце рабочего дня Дарвин вошел в ординаторскую, где собрался мед персонал. Сидевшие за столом, повернули головы, и увидели высокого смуглого мужчину с гитарой и большой мохнатой шапкой на голове.  Он смутился и снял ее. Всклокоченные густые волосы рассмешили некоторых. Тут друг и представил гостя: «Знакомьтесь, это наш коллега из Ташкента Дарвин Гулямов. Прошу любить и жаловать!» Пришлось немного потесниться. Дарвина посадили рядом с девушкой. Их взгляды встретились, и он почувствовал, словно молния пронзила его сердце. Немного выпив и закусив, компания расслабилась, и Дарвина попросили что-нибудь исполнить. Дарвин уже выбрал себе объект и с радостью согласился. Он пел романсы о любви, о нежности и верности, глядя на медсестру Свету, с которой успел познакомиться. Его голос звучал негромко, но очень проникновенно. Наступила тишина… Казалось, что в комнате только двое – Дарвин и Света.  Эта встреча решила всю последующую жизнь этих двух людей.

За время учебы в Москве из жизни ушли родители. Отец Садык Юлдашев скончался в 1971 году, а мама Бахрихон Гулямова — через два года. В одночасье большая дружная семья осиротела. На плечи Дарвина легла забота о младших братьях и сестрах. Тем более, что младшая из них была не замужем. 12 марта 1972 года  Дарвин досрочно закончил и успешно защитил докторскую диссертацию на тему «Хирургическое лечение дефектов межжелудочковой перегородки  и его  результаты». Проведенные исследования были сделаны на таком высоком уровне, что Дарвина Гулямова наградили бронзовой медалью имени А. Вишневского.

 

В конце 1974 года Дарвин вернулся в Ташкент с женой Светланой. С ними была новорожденная  Диля… Возвращение на родину совпало с вводом в строй Ташкентского филиала всесоюзного научно-исследовательского института клинической и экспериментальной хирургии – детища В. Вахидова. Академик Васит Вахидов задумал и создал самую современную клинику, вобравшую в себя передовые хирургические идеи того времени.  В ноябре 1975 года  Научный Центр Грудной Хирургии принял первых своих пациентов. Заботясь о персонале клиники, В. Вахидов добился строительства дома рядом с институтом. Многие врачи, лаборанты, младший медперсонал получили квартиры. Дарвин с семьей поселился на третьем этаже. Вскоре В. Вахидов назначил Дарвина Гулямова руководителем отдела хирургии сердца.

После 16-ти лет совместной жизни, разрыв с Мухаббат был тяжелым ударом для всех. Первое время после развода дочь Гуля не общалась с отцом. Дарвин, чувствуя свою вину, мучительно искал способ примирения с дочерью…. Светлана оказалась мудрой и душевной женщиной. Она полностью посвятила себя мужу, семье. Она приняла культуру, быт и научилась многим лучшим узбекским традициям, обычаям. Света виртуозно готовила национальные блюда, принимала родственников и друзей как самых близких людей. Однажды перед выходом на работу Дарвин обнял жену, улыбнувшись, сказал: «Свет, сегодня придет моя Гуля и сестры… Ты постарайся, чтобы все было на уровне…»  Вечером Света накрыла стол, принарядила малышку Дилю… Пришли сестры Фарида, Малика и Нодира. Дарвин все время поглядывал на часы. Раздался звонок. Дарвин прошел в коридор открыть дверь… На пороге стояла девушка с букетом цветов. Некоторое мгновение они смотрели друг на друга. Это был первый визит дочери. Дарвин протянул руки и  нежно обнял Гулю. Девушка склонила голову на плечо отца. Наступила тишина… И вдруг из комнаты раздались дружные аплодисменты… Тетушки по очереди обняли свою племянницу. Малышка Диля с разбегу бросилась в объятия своей старшей сестры. Светлана стояла рядом с Дарвином… На их глазах поблескивали слезы долгожданной радости примирения…. Когда Гуля выходила замуж Света приняла самое активное участие в покупке приданого невесте, организации свадьбы. Каждый раз из Москвы, она привозила подарки в первую очередь для Мухаббат с Гулей. Как-то утром, через несколько дней после свадьбы, на работе в ординаторской раздался звонок. Дарвин снял трубку.

 – Я слушаю вас, говорите.

После небольшой паузы молодой мужской голос произнес:

— Пап, это я…

— Какой еще папа, у меня нет сына! – возмутился Дарвин.

— Это я,  Шавкат, муж Гули…

У Дарвина защемило сердце.

— Да, сынок… Я слушаю…

В 1975 году  в семье Гулямовых родился сын Алишер. Переезд из Москвы, новая квартира, рождение второго ребенка, все это отразилось на материальной стороне жизни отца семейства. Дарвин часто оставался на дежурствах. В институте было детское отделение, где лежали ребята разного возраста.  Если Дарвин оперировал, то в этот день, а может быть ночь, врач оставался рядом с больным. Это правило хирург соблюдал всегда, не смотря ни на какие высокие ранги, которые в последствие он занимал.   Однажды Дарвин оперировал девочку лет пяти с тяжелым пороком сердца. Прошел реабилитационный период, девочку из палаты интенсивной терапии перевели в послеоперационную. Хирург часто заходил к своей пациентке. Здоровье девочки шло на поправку. Но Дарвин ни разу не видел родителей. Это насторожило доктора. Он поинтересовался, в чем дело. Оказалось, что девочка из дальней области и родители не  могли  находиться рядом с  ней. Каждый день после обхода доктор оставлял на тумбочке всякие вкусности для девочки.

Иногда, выхаживая тяжелого больного после операции,  Дарвин звонил среди ночи домой жене: «Свет, ты как себя чувствуешь? А группа крови у тебя какая? А резус, положительный? Тогда мы сейчас за тобой подъедим, одевайся!» Вез  жену на работу сдать кровь для больных. И это было в порядке вещей. Никто из родственников не остался, кто бы не сдал свою кровь на благое дело.  Как-то Дарвин вернулся домой после тяжелой операции и проведенного ночного дежурства. В те годы еще не было благоустроенной дороги. Приходилось идти через поле. Света встретила мужа и усадила его за стол. Дарвин, приступил к еде, остановился и, улыбнувшись, сказал: «Свет, со мной сейчас забавная история вышла… Иду я по полю домой, вдруг меня кто-то окликнул. Я обернулся. Стоит мужчина. Протягивает мне  100 рублей и говорит: «Доктор, Вы вчера оперировали мою дочь, и спасли ее… Я очень Вам благодарен, возьмите…»  Я оглядел счастливого отца, увидел на нем рваные ботинки и сказал ему: «Дорогой мой человек, возьми эти деньги и купи на базаре дочери фрукты. Корми ее хорошо. Ей это сейчас очень нужно!»  Жена с восхищением слушала мужа. «Свет, я правильно сделал?» — увидев ее одобрительный кивок, Дарвин нежно обнял Свету.

Однажды Дарвин пришел домой с большой коробкой. Он позвал восьмилетнего сына и спросил:

— Алишер,  сколько детей играют во дворе?

Сын призадумался, считая про себя, и ответил:

— Наверное,  тридцать, а может и больше… 

— Тогда хватит всем! – отец взял коробку, вынес во двор и к великой радости детворы вместе с Алишером они раздали мороженое ребятне. 

Image 10
Дарвин Гулямов с семьей. 1980-е годы

Слава о талантливых хирургах института Грудной Хирургии, успешно оперирующих сложнейшие виды патологии сердца,  вышла за пределы Узбекистана. С отдаленных областей, из братских азиатских республик ехали больные за помощью. Никто не оставался без внимания. Не раз Дарвину делали заманчивые  предложения  кардиологические центры Америки, Германии, Ирана на должность ведущих кардиохирургов, обещая высокие гонорары. Но всегда слышали неизменный ответ: «Как же мои больные? Здесь на мой родине нужно поднимать уровень кардиохирургии!» Под руководством В. Вахидова Дарвин Гулямов и коллектив хирургов-виртуозов внедрили в практику кардиохирургические вмешательства в условиях искусственного кровообращения, то есть операции на обездвиженном, обескровленном сердце. Впервые успешно выполнялись операции по пластике дефектов межпредсердной и межжелудочковой перегородок, операции по замещению митрального клапана искусственным протезом. 

Пройдя великолепную школу у академика В. Вахидова, Дарвин многое взял на вооружение в воспитании нового поколения хирургов. На кафедре хирургии ТашМи Дарвин вел занятия. Аудитория всегда была заполнена до отказа, когда шли лекции кардиохирурга Дарвина Гулямова. Он увлеченно, красивым громким голосом  рассказывал студентам обо всех тонкостях, трудностях хирургии, одной из сложных отраслей медицины — кардиохирургии. Особое внимание он уделял практическим навыкам и научному подходу в вопросах кардиохирургии.  Талантливый педагог по-отечески заботился о своих студентах, учениках, аспирантах. Но был очень требовательным, а иногда и жестким учителем. Однажды в обеденный перерыв Дарвин спешил из дома в клинику. Внезапно он увидел бодро шагающего по тротуару молодого человека, одетого в белый халат и с шапочкой.  Профессор окликнул его. Поздоровавшись, вежливо, но очень строго он отчитал будущего врача за грубейшее нарушение требований гигиены и стерильности в хирургии. Этот молодой человек навсегда усвоил короткую «лекцию»  профессора. Как-то Дарвин Садыкович вызвал в кабинет одного из своих аспирантов. «Вот мне принесли бутылку коньяка, цветы и мясо. Коньяк мы оставим здесь, цветы я отнесу домой жене. А мясо ты забери, тебе надо детей кормить. Я знаю, у тебя сейчас с деньгами туго!» И это был не единичный случай.

Он воспитал последователей, целую  плеяду ученных – более 20-ти докторов и кандидатов медицинских наук, работающих в различных медицинских учреждениях. Они продолжают работу на качественно новом методическом уровне. Перу Дарвина Гулямова принадлежит больше 300 рукописных работ, в числе которых монографии, научные статьи, патенты на изобретения. Он часто повторял своим студентам: «При умелом использовании достижений науки  и медицины, мы совершаем чудо — даем человеку жизнь. Но все это ничто, если мы, оперирующие врачи, медсестры и санитарки, выхаживающие  больных,  своей грубостью, бездушием сами перечеркиваем все. Недаром говорят: «Словом можно и убить человека».

После пятидесяти лет здоровье Дарвина подорвала бронхиальная астма. Но он не сдавался. В воскресные дни вывозил семью в горы. Каждое лето они выезжали в Москву, на родину Светы, к ее родителям. Там они все лето проводили на подмосковной даче, ходили в лес, собирали грибы, что способствовало укреплению здоровья, как детей, так и отца. Когда в гости приходили московские родственники, Дарвин освобождал Свету от кухни. Он собирал вокруг себя мужчин, сооружал походный учак, неторопливо нарезал мясо, морковь, при этом распевно читал стихи восточных поэтов. Через некоторое время по всему дачному участку  разносился аромат узбекского плова. А потом «повар» удивлял всех прекрасным пением классических арий из опер и русских романсов. Он не стеснялся говорить о своей любви  Свете, читал стихи и как пылкий влюбленный пел романсы. Как-то даже детям признался: «Я вас очень люблю, но больше всех на свете я люблю вашу маму!» 

Дарвин хорошо играл в шахматы. Однажды на дачу приехал гость из Америки, считавший себя сильным шахматистом. Узнав, что Дарвин играет в шахматы, он решил с ним сразиться. Каково же было его удивление, когда Дарвин выиграл у американца три партии подряд! При этом победитель сидел спокойно, не выражая никаких эмоций, как будто, так и должно было быть. В следующий приезд уже без Дарвина, американец долго расспрашивал, не является ли его противник чемпионом Узбекистана?

Если в Ташкент приезжали гости из других республик, или зарубежных стран, Дарвин с гордостью знакомил их с достижениями специалистов кардиохирургов института Грудной Хирургии. Он с удовольствием делился опытом, и был уверен, что полученные знания врачей  помогут обреченным людям, дадут надежду на их выздоровление. А еще с большей гордостью Дарвин рассказывал историю Узбекистана, которую любил и знал не хуже историков, знакомил гостей с литературой и поэзией Востока, цитируя строки из Омара Хайяма, Алишера Навои, Фирдоуси.

Многие знакомые и близкие люди, когда у них возникали проблемы со здоровьем, обращались к Дарвину. Для всех он был «скорой помощью». Близкий друг Дарвина Гулямова Санжар Зиямов написал в своих воспоминаниях:

«С Дарвином Садыковичем мы встретились в чайхане, куда меня пригласил друг, сына которого оперировал Дарвин, наотрез отказавшийся от «благодарностей». Когда же из Москвы приехал известный кардиохирург Борис Покровский, то Дарвин Садыкович попросил встретить его с узбекским гостеприимством. И сегодня в честь них на лоне природы у арыка в чайхане был организован плов. Встреча прошла в хорошей дружеской обстановке… В конце 1992 года я неожиданно стал пациентом института Грудной Хирургии. После некоторых обследований кардиолог Юлия Шевченко, предложила мне подождать  Дарвина Гулямова для консультации. В кабинет вошел человек высокого роста в белом халате и шапочкой. Дарвин Садыкович сразу узнал меня. Мы тепло поприветствовали друг друга. «Каким ветром тебя занесло?» — с улыбкой спросил он.  Переговорив с врачом, он посадил меня рядом и сказал: «Не беспокойся, старик, операция не сложная…. Так что мы еще на свадьбе твоих детей водочки попьем!» Вскоре я лег в клинику. Пока шло обследование, мы часто встречались с врачом в его кабинете. За чашкой чая после рабочего дня мы вели беседы о жизни. Это был сложный период жизни нашей страны, становление экономики, повальный дефицит. В одной из таких бесед Дарвин поделился со мной:

— Санджар, меня приглашают на работу в Грецию, предлагают фантастическую зарплату… Вот думаю, соглашаться или нет?

— О чем вы говорите? Конечно, нужно все бросать и ехать! Поработать там несколько лет, чтобы обеспечить свое будущее!

— Да, и я так подумал… Но на кого я оставлю своих больных, которые годами ждут своей очереди на операцию? Здесь мой дом, мои родные и друзья, мое отделение… Я что, с голоду пухну? У меня есть 20 бутылок коньяка в месяц и хватит.   А всех денег все равно не заработаешь!

Так в шутку он измерял свою зарплату.

… Благополучно прошла операция, наступил день выписки. Моя жена принесла, заранее приготовленный  пакет с подарками. Я робко постучал в дверь и вошел в кабинет.

— Ну, что ты там принес, выкладывай! – увидев меня с пакетом, рассмеялся Дарвин.

— Вот Вам, спасибо за все!.. —  я положил пакет на стол.

— Так, коньяк я оставлю! Мы разопьем его с тобой через полгода, когда я разрешу. А это добро, забирай обратно! Я не для этого тебя лечил!

Через четыре месяца я пришел к Дарвину домой, и мы выпили по рюмочке того самого французского коньяка».

1 июня 2001 года был жаркий день. Света  как всегда ждала мужа с работы. Он вернулся с хорошим настроением, довольный тем, что провел успешно операцию. Уже сидя за столом, Дарвин признался жене: «Знаешь Света, сегодня единственно, что мешало, — это мое тяжелое дыхание. Мне все время не хватало воздуха… Наверное, это потому что сегодня я не позвонил тебе и как всегда перед операцией  не сказал: «Ну, я пошел!».  А теперь я хочу исправить свою ошибку… Спою любимую нашу:

«Только раз бывает в жизни встреча.

Только раз судьбою рвется нить.

Только раз в холодный хмурый вечер

Мне так хочется любить…»

Спасибо тебе родная, милая за любовь, за счастье, которое ты мне подарила, за понимание и поддержку…»

6 июня у Дарвина случился обширный инфаркт. Почувствовав небольшое  улучшение, он провел свою последнюю, завершающую операцию…  21 июня 2001 года сердце великого кардиохирурга остановилось.

Недаром, говоря о самом главном, что должно быть в характере врача, великий русский художник Левитан сказал: «Сердце можно лечить только сердцем».

17 комментариев

  • Людмила:

    Был человек- нет человека. Таким людям надо ставить памятники, а не завоевателям. Интересно. а какова судьба его жены Светы и его детей?

      [Цитировать]

  • Guzal_I:

    Спасибо большое Мастуре Исхаковой за прекрасную статью! Мой папа долгое время работал с отцом Дарвина Гулямова — Садыком Мухамедовичем (у нас сохранились фотографии). Мы были знакомы с этой прекрасной семьей. Я очень хорошо помню Бахри Гулямовну, дома до сих пор сохранились книги от нее. Мы часто вспоминаем эту по настоящему интеллигентную женщину. Еще раз спасибо от меня и от моих родителей.

      [Цитировать]

  • Мастура:

    Гузаль, я тоже благодарна вам за ваши добрые слова также на фейсбуке. Людям или лень писать или они равнодушны к таким публикациям. А люди, отдавшие себя, свое здоровье ради других — они это действительно уникальные и их надо при жизни любить, после их ухода помнить и рассказывать молодым.

      [Цитировать]

    • AK:

      Конечно не равнодушны, а комментариев нет, потому что нет ничего скандального, спорного. Такие статьи очень нужны, надеюсь будут комментарии, добавления тех кто знал Дарвина Гулямова

        [Цитировать]

    • VTA VTA:

      Мастура, спасибо за статью. Я не была сама знакома с Дарвином Гулямовым, но наслышана о нем, как о замечательном человеке и хорошем специалисте. Написано интересно, живо, спасибо.

        [Цитировать]

  • AK:

    Интересно. дают ли современные врачи Клятву Гиппократа? Старая школа учила что врач не принадлежит себе, он служит своему долгу независимо от денег и кто его пациент. Массовое образование породило тип специалистов спекулирующих на своей профессии (а в случае чего можно и в челноки податься :)

      [Цитировать]

  • Валерий:

    Статью о Дарвине Садыковиче Гулямове прочитал с интересом и ощущением ностальгии …Повезло работать с ним, к сожалению, очень недолго-в 1968 году . Помню , как в сложных условиях тесноты отделения грудной хирургии осваивали методику катетеризации полостей и сосудов сердца , забора и исследования на аппарате » Микро-Аструп » проб крови из полостей сердца , электрорентгенологического исследования пульсации крупных сосудов и сердечных стенок .
    Велась подготовительная работа и Дарвин Садыкович своим доброжелательством и обаянием объединял всех .Для меня эта интересная работа закончилась в январе 1969 года в связи с призывом на военную службу на Северный Флот… Но Дарвина Садыковича помню до сих пор.В моей памяти он такой же молодой и обаятельный , как на фотографии в начале великолепной статьи. Спасибо !

      [Цитировать]

  • Poletaev:

    Да, это легенда кардиохирургии. Спасибо за такой трепетный рассказ.Знаю людей, которых оперировал Дарвин Садыкович. Его нет, а они живы…Великие гуманисты,личности, специалисты- Васит Вахидов, Дарвин Гулямов.

      [Цитировать]

  • Zelina Iskanderova:

    Удивительная семья — Гулямовы!
    Сколько среди Гулямовых дарований, талантов, у скольких из них уникальная преданность делу, служение людям, родной стране составляли основу жизни!
    Знаем об этом не понаслышке — родственники моего мужа жили в Старом Городе в непосредственном соседстве с семьей Гафура Гуляма, будущий отец Саши занимался у него в литературном молодежном обьединении до войны, до ухода на фронт, мы сами сталкивались с коллегами-физиками из этой семьи, начиная с юных лет.
    Вот теперь и о замечательном враче Дарвине Гулямове узнали из такого чудного очерка…Одним словом, Ташкент и его лучшие люди!
    Зелина Искандерова

      [Цитировать]

  • Maksum:

    Спасибо большое за очень теплую публикацию, Мастура! Дарвин Садыкович, для меня и моей супруги- Надиры, не только старший брат, но и самый дорогой Человек, живший для и ради людей. Нам его очень не хватает, но память о нем жива в наших сердцах!!!

      [Цитировать]

  • Saidali2000:

    Это мой дядя. Я его помню, помню его добрые лучистые глаза, его улыбку, помню как он потрясающе пел. У нас дома постоянно с большой любовью вспоминают его, любят, тоскуют по нему. Горжусь что у моей любимой бабули такой замечательный брат, а мы гордимся тем, что можем сказать что это наш дядя!

      [Цитировать]

  • Алишер Гулямов:

    Прошло уже почти двеннадцать лет, но прикосновения нежной руки отца, его взгляд и голос всегда передо мной, внутри меня. И наяву и во сне. Он как буд-то никогда не уходил… Его присутствие еще больше когда жизнь становится невыносимой. Тогда он приходит в моих снах и говорит: «Сынок, держись!». За несколько часов как его не стало мы говорили с ним о небесах. Его внутренняя вера поразила меня и стала вдохновением на долгие годы. Что папа Дарвин и мама Света дали мне жизнь — это самое великое что могло случиться в моей жизни! Я люблю их и всех их братьев и сестер, друзей. Спасибо вам огромное что никогда не забываете моего папу.

      [Цитировать]

  • Azizakhon:

    Очень хорошая и трогательная статья.
    Это были настоящие врачи, совершенно замечательные и самоотверженные. Счастья и здоровья его детям, внукам.
    Когда, в какой промежуток времени истинные врачи уступили место чиновникам от медицины?
    О таких людях, как Дарвин Садыкович Гулямов надо писать почаще. Истинные ученые, настоящие люди!

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Мне посчастливилось когда-то в 1974-78 гг.работать во ВНИИКиЭХ и я очень хорошо знала по работе Дарвина Садыковича,он был очень внимательным ко всем больным и сотрудникам.И тогда,когда я давно уехала из Ташкента и у меня возникла проблема со здоровьем моей маленькой дочки в 1982 году я приехала в Грудную хирургию и попросила проконсультироваться по поводу сердечка моей дочурки,Дарвин Садыкович очень внимательно ее осмотрел и успокоил меня,что все будет хорошо.Сейчас моей дочери 31 год и с ней все впорядке.Побольше бы таких медиков как Дарвин Садыкович Гулямов.Светлая ему память и здоровья всем его родным.

      [Цитировать]

  • Абдушукур Хамидов:

    Рахмат Мастура Исхокова,Тугрироги катта рахмат.Ажойиб ИНСОН хакида ажойиб макола!Мен хам Дарвин Содикович билан бир неча бор сухбатларини олишга муяссар булганман.Москвада ва Тошкентда. Баъзи гапларини хали хам эслайман.Оллох рахматига олган булсин!

      [Цитировать]

  • Сара:

    Светлая память Дарвину Садыковичу. Знакома с сыном Алишером — замечательный, добрый, искренний молодой человек. Видела папу Алишера один раз и он остался в моей памяти как отзывчивый, мудрый доктор. Хоть прошло столько лет, и я не знала о кончине Дарвина Садыковича, мои искренние соболезнования его родным и близким.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.