Мой маленький, большой Ташкент Разное

Автор Дарья Солод.

 

hramКогда-то, все мы были маленькими, и, наверное, это было самое лучшее время в жизни. Ведь когда ты маленький, возможно, все, можно быть суперменом, верить в деда Мороза, ждать зубную фею и мечтать о том, чтобы все любили друг друга. Вырастая, мы покрываемся шерстью цинизма, становимся скептиками и смотрим на мир исключительно в серых тонах. И весь этот огромный, необъятный мир становится маленьким и тесным, для нашей прожженной души. То ли дело ребенок – небольшой квартал в его представлении, как целый город, а все, что пролегает за пределами квартала и вовсе – целый мир. Во всяком случае, так было у меня. Помню, когда меня первый раз отпустили гулять одну, прогулка по родному кварталу было чем-то сродни экспедиции по «терра инкогнито» и родители меня потеряли. А когда ко мне приезжала бабушка и брала с собой в город, это был праздник вселенских масштабов. Особенно, я любила ездить с ней на Госпитальный рынок. Сложно передать эти переполняющие душу ощущения, будто ты из своего знакомого и обжитого мирка, раз – и попадаешь в другую страну.

Мы садились на девятый трамвай, который тогда ходил через гостиницу Россия и через Госпиталку и ехали. Бабушка почему-то скучала, но мне было не до скуки. Усевшись к окну, я впитывала в себя все, что видела. Вся эта длинная дорога, на еле-еле трясущемся трамвае, была еще одним, безумно увлекательным бонусом стоимостью в пять Сум. А когда мы подъезжали к театральной, мое воображение раздвигало границы и мы оказывались далеко за пределами Ташкента, и переносились в бескрайнюю и суровую Россию. Я никогда не была в этом краю водки и морозов, но внутренне, всегда тяготела к нему.

Особенно к той частички России, что закончилась в 17м году. И проезжая на этом старом трамвае, я представляла за окном Великую Царскую Россию, вглядывалась в лица людей, тайно желая увидеть царя. Наверное, виной тому была одноименная гостиница, а может разговоры родителей, услышанные детским, несозревшим ухом. Но я была там, и  весь остальной мир для меня не существовал. Не было тогда этих однотипных и пошлых «Габусов», дороги были хуже и уже, город еще не заполонили офисы и бутики, похожие друг на друга, как сиамские близнецы девятиэтажки только воздвигались и только Церковь и Госпиталка так и не изменились за эти долгие 17 лет.

И вот, наконец, спустя час пути, мы приезжали на базар. Базар я любила особенной, детской любовью. Взрослые, со временем теряют эту замечательную способность любить место, хранить в нем свои воспоминания и представлять себе не то, что видят перед глазами. Но, будучи ребенком, я видела, как по рынку, вместо простых аравайщиков, по базару прогуливались верблюжьи караваны, продавцы  торговали таинственными вещами, а каждый второй пытался угостить ребенка сладостями. И на самом деле, сейчас продавцы совсем другие, чуть более жадные, чуть более ушлые: меняется жизнь, меняются люди. Не помню, как бабушка делала покупки, эта взрослая рутина была недоступна и непонятна детскому мозгу, а потому весь процесс нахождения на базаре, был для меня волшебным и таинственным.

А потом, мы бегом и ненадолго заглядывали в церковь – поставить свечки и помолиться. Точнее все это делала моя бабушка. Я же, как маленькая обезьянка с разинутым ртом неприлично пялилась по сторонам, периодически тыча пальцами в людей и в иконы и заставляя краснеть бабушку. В церковь мы забегали ненадолго, набирали святой воды и также, все на том же стареньком трамвайчике ехали обратно. А я все впитывала и впитывала в себя всю эту дорогу, эти лица, эти места, будто внутренним, еще слабым чутьем зная, что скоро эти места пропадут, оставаясь жить лишь в моих воспоминаниях. Исчезнет трамвайная дорога и нервные жители центральных районов, радостно всплеснут руками и вздохнут, мол, наконец-то станет тише. Исчезнет старая добрая гостиница Россия, вечный маяк моих воспоминаний, появиться миллион одинаковых, ничем не различимых оконно-аллюминивых зданий, безвкусных бутиков и город, секунда за секундой будет терять свое прекрасное, ни на что не похожее лицо. Что скоро Ташкент, на манер глупой девчонки будет как все, таким же выхоленным, стеклянным и лысым.

Знал бы кто-нибудь, как мне жаль того города, что постепенно исчезает с лица земли, того города, где когда-то прошла самая счастливая пора моей жизни, того города, где все, и каждый были счастливы. Ведь его больше нет, и живет он только в моих воспоминаниях. Недавно, одна моя знакомая, сказала замечательную фразу – копить в этой жизни стоит только впечатления. И я задумалась, ведь я невероятно богатый человек, в моей голове отпечатано множество, различных впечатлений. Некоторые, настолько сильны, что я могу жить ими, спустя 17 лет, вспоминая моменты, пережитые мною, всего лишь в пять лет. И порой, только одно слово может открыть заветную дверь туда, где все мы когда-то были маленькими, где до сих пор живет мой собственный, прекрасный Ташкент…..

Фото с сайта http://pravoslavie.uz

 

61 комментарий

  • евгений смехов:

    1) В 1996 году я стал жить в одной из первых девятиэтажек около госпитального рынка(видимо, тех, о начале строительства которых упоминает автор). Тогда еще существовал старый госпитальный рынок, и многие одноэтажные домики в районе вокруг него тоже еще были живы. Трамвай к тому времени уже пустили по измененному маршруту, и он больше не шел, петляя по узкой улице Кафанова. Названия улиц еще оставались старыми, моя улица именовалась Кафанова-Полторацкого. Затем на моих глазах сносились все старые кварталы одноэтажных домиков, воздвигался новый купол госпитального рынка, строился элитный район пятиэтажных домов и новые девятиэтажки, затем началось строительство Габусов на перекрестке ойбека и в районе полкушки. Этот район менял свой облик на моих глазах, превращаясь из своего дореволюционного вида в современный. И ту старую церковь я помню очень хорошо с голубым кирпичным забором, со входом со стороны госпиталя и вечными бомжами, живущими около калитки, с линолеумным полом с дырой по середине внутри церкви (тогда еще не выделялись и не собирались прихожанами такие средства как сейчас).

    2)А тому, что убрали трамвай, я был тоже рад, как и все «нервные жители центральных районов»….

      [Цитировать]

    • tanita:

      В той старой церкви крестили моего сына. Я так хорошо ее помню. И помню тот район, с рынком, с маленькими частными домиками… вот Даша пишет о том, что она богата воспоминаниями, и я ее понимаю, потому что я еще богаче в этом отношении. И в моей памяти ничего не изменилось. Все тот же огромный шумный Алайский, все тот же родной зеленый сквер, все тот же университет с его обшарпанными аудиториями, все тот же ОДО с прекрасным парком, летним театром и большим залом. где я столько слышала и видела, все тот же парк Горького, где бегают дети, все те же фонтаны, где по вечерам собирались ташкентцы. И универмаг еще жив, и гастроном, и пельменная и маленький кукольный театрик, и скверик рядом, где собирались книголюбы… и фабрика Уртак и завод Чкалова. и «Фотон»…. все-все осталось, и сколько бы мне ни показывали фотографии, где Ташкент такой же , как все — выхоленный стеклянный и лысый, где его лицо разительно изменилось, вернее исчезло -= в моей памяти все равно живет старый прекрасный ни на что не похожий, один такой в мире родной Ташкент. А Даше — мое спасибо.

        [Цитировать]

  • Dasha Solod:

    Просто для меня этот трамвай стал еще одной каплей в море с современным обликом. Поэтому мне и жалко его.

      [Цитировать]

  • long59:

    еле-еле трясущимся 9-й трамвай быть не мог.
    Нормальные рижские вагоны.
    Это по Беш-Агачу ковыляли старые трамваи в 50-60-х годах, это помню из моей памяти.
    После сноса всех домов по ул.Чехова ( если не ошибаюсь), трамвай стал ходить по другому.
    А раньше , буквально в метре от домов пробегал, представляю , как было «уютно» живущим там людям.

      [Цитировать]

    • Dasha Solod:

      Был, трамвай старого типа, еще те, что были до зелененьких, синие такие, у которых двери в бок отъезжали, они вообще очень и очень медленно ехали. Точно помню)

        [Цитировать]

  • long59:

    помнится, в 60-х годах на Госпитальном базаре был даже «Караван-сарай».
    Это в глубине, за магазином, где продавали пластинки, електронику, тетрадки.

      [Цитировать]

  • fram:

    «еле-еле трясущимся 9-й трамвай быть не мог. Нормальные рижские вагоны.» — мог и в то время часто был. Из всех видов транспорта в то время последним выбирал трамвай. Вы уже не застали водительский прием — пересаживать пассажиров на впереди идущий вагон, а самому ещё минут 20 стоять на остановке? Да и тех. состояние вагонов было очень разное.

      [Цитировать]

  • Tatjana:

    Спасибо, Дарья. Вы очень хорошо и проникновенно написали. Так и представила себя пятилетней на Новомосковской, путешевствующей с подружками по махалле, за нашим 18 домом; или уже 11 летней, на велосипеде тоже с подружкой вдоль Анхора до маковых полей у Волгоградской.Кто это сказал? «Воспоминания — это единственный рай, из которого мы не можем быть изгнаными…»

      [Цитировать]

  • VTA VTA:

    Хорошо! И поразительно созвучны впечатления совсем молодой девушки и мои, старого человека. Именно это меня просто сразило. Только недавно я перебирала архивы госпитальной церкви, стараясь представить себе какой она была первоначально. Спасибо, Даша!

      [Цитировать]

    • lvt:

      Уважаемая ВТА! Вот ещё одна церковь периода разрухи. Кажется, это храм на Госпитальной.
      https://picasaweb.google.com/lh/photo/gdHe7i1NLEMA_-jTcX2yptMTjNZETYmyPJy0liipFm0
      Я таким его не помню. Когда мне было лет пятнадцать, там уже шли службы.

        [Цитировать]

      • евгений смехов:

        нет. не храм на госпитальной.

          [Цитировать]

        • VTA VTA:

          Евгению Смехову: Жаль, что так мало старых фото храма на Госпитальной, а Пантелеймоновского вообще не видела. В Туркестанском альбоме есть фото церкви в Ташкенте, но по описанию не похоже, наверное, первое здание Георгиевского?

            [Цитировать]

          • евгений смехов:

            да, в Туркестанском альбоме фотография строящегося Георгиевского

              [Цитировать]

            • VTA VTA:

              Спасибо! С Вашей легкой руки добралась до планов и проектов в архиве, хочется скопировать, но на меня уже смотрят как на врага народа. Много беру не по теме.

                [Цитировать]

              • tanita:

                Тань, а им-то какое дело. Ты же не воруешь, а берешь копировать, это никого не должно интересовать. Или ты должна брать документы только по определенной теме?

                  [Цитировать]

              • lvt:

                Так это же давно знакомое нам «ходют тут всякие, а потом галоши пропадают»! Или «так и шастает, так и шастает». Это лавочка у подъезда, это завалинка, вахтёрская табуретка. Вот на повышение пошла, при архиве пристроилась. Киньте грусть, ВТА!

                  [Цитировать]

                • VTA VTA:

                  Непонятно им, зачем мне это нужно!

                    [Цитировать]

                • tanita:

                  Мало ли кому что непонятно. Вот мне высшая математика непонятна, я же ни на кого по этому поводу не шиплю. Им непонятно, но это их работа. Найти и выдать. Остальное не их дело.

                    [Цитировать]

                • lvt:

                  Танита права. Никому объяснять ничего не надо. При долгих объяснениях на жертву смотрят всё подозрительней и подозрительней. Лучше задумчиво смотреть вдаль и никак не реагировать на «задираки». А можно глянуть в глаза и, обязательно сцепив руки в замок, сказать про себя:»Соль тебе в очи, голяк тебе в зад, что ты обо мне думаешь, пусть на тебе и останется!» Очень действенное средство!!!

                    [Цитировать]

  • Dasha Solod:

    Спасибо Вам) Просто иногда жалко того города, в котором я росла. Он очень изменился.

      [Цитировать]

    • Kunzite:

      Признайте уже.. что город умирает, началось это в середине или конце 90-х и уже всё, города почти нет. В прошлом году ездил проведать, власти умудрились испоганить почти всё что было родное — школы нет, музыкалка теперь только узбекская, в институте родных преподов не осталось, 6-й трамвай, что ходил до Янгиабада, убрали, 13-й теперь не то что до ЦУМа, как раньше, так вообще не едет в края японского посольства и ТАДИ, а сразу сзади костёла на Северный вокзал едет.. полгорода отрезали от транспорта.. а мои любимые в детстве троллейбусы убрали с Узбекистана вообще.. :(((
      Я не жалею что уехал.. город жив только в моей памяти и в вашей памяти, кто помнит..

        [Цитировать]

      • VTA VTA:

        Да, тот город остался в нашей памяти. Не только здания и трамваи, но и те люди, тот жизненный уклад и т.д. Но он не умер, он изменился и не в первый раз. Я помню как плакала мама, когда в 66-м землетрясение разрушило её город. Ей абсолютно не нравились новые дома, называла их скворечниками и говорила, что уродливее ничего не видела. О Чиланзаре слышать не желала — другая планета! Что поделаешь! Не захотели оставить хоть в качестве музея по кусочку русского и старого города, только поговорили.

          [Цитировать]

        • Leonid:

          Моя мама тоже до сих пор с грустью вспоминает Ташкент «до 66 года», ей он дороже, я того города не застал, мне дорог Ташкент 80-х. Детский парк, «Паркуша», парк Горького.. да ладно.. эту тему не хочу поднимать..

            [Цитировать]

          • tanita:

            К восьмидесятым Ташкент еще не так изменился, еще что-то оставалось из старого. В девяносто пятом у мерла моя свекровь, муж ездил на похороны, и тогда еще говорил, что многое осталось. Это уж потом….

              [Цитировать]

      • tanita:

        Вряд ли город умирает. Умереть он не может. Он есть, просто это не наш, а совершенно чужой город. Вот это нужно признать. Помню я, помнит Юлташ, помнит ВТА, есть еще многие , кто помнит. Но это только память, пока мы живы, жив тот город, который действительно умер. Этот, новый — он другой. Это не хорошо и не плохо. Просто время наше ушлою. А мы еще все пытаемся в нем жить, и это прекрасно. Я предпочитаю жить там. Вы, видимо, тоже.

          [Цитировать]

        • Kunzite:

          Для меня Ташкент останется в памяти живым.. но больше, к сожалению, такого города на карте для меня нет. Некуда возвращаться, разве что в воспоминаниях.. В прошлом году я понял, что приезжал в незнакомый город и страну, с 2005 года Ташкент не просто изменился, а стал абсолютно чужим и на мой взгляд очень пустым.. нет не в плане людей, а в плане той замечательной энергии, что питала нас в детстве и юности..

            [Цитировать]

          • tanita:

            Вот в этом я с вами согласна. Город есть. Это нас в нем нет. И больше не будет. И ничего с этим не поделать. Мы ему чужие и он нам чужой. Только те друзья, кто остался -= они свои. Но и они тоже грустят по тому. что было. Я не то, что смирилась, я стараюсь об этом не думать. В мой памяти — все осталось.

              [Цитировать]

          • Dasha Solod:

            я тоже думаю, что если я буду отсюда уезжать, я буду скучать по людям и воспоминаниям, но не по местам. Мест то как таковых уже сто лет как нет.

              [Цитировать]

      • J_Silver J_Silver:

        Как это может умирать город, в котором малок то точно знает сколько народу? Да живет и город и жить будет…
        Тут вот была ругачка про город в воспоминаниях, особенно про город до землетрясения — ну, тут у всех свои воспоминания!
        У моей мамы, например такие: живут во дворе военкомата на Саперной, четыре человека в комнате, в соседней комнате еще пять человек, на кухне примус и дровяная печь,воду надо носить примерно за остановку, в туалет ходить всего лишь за пол-остановки, в дни призыва лучше в туалет не ходить вовсе! Очереди за всем — дети мобилизуются в очередь с номерками на ладошке, взрослые подходят уже позже — ну и так далее, что соответствует начале пятидесятых…
        В шестидесятые тоже красиво…

          [Цитировать]

        • tanita:

          Конечно, город не может умирать, просто вы правы у каждого свои воспоминания. У нас с туалетом было полегче, на шестнадцать квартир — пять будочек во дворе. И вода во дворе. И душ во дворе. Это продолжалось до шестидесятых. И все же, это самые лучшие мои воспоминания. Так что и вы правы, и я права, и правы все.

            [Цитировать]

  • Ефим Соломонович:

    Даша, вы замечательно описали свое путешествие на трамвае из Ташкента в Ташкент. Аналогичные эмоции испытывает каждый ребенок. И эти эмоции с годами, при воспоминаниях, окрашиваются более новыми красками. И прошедшие годы только подчеркивают яркость детских впечатлений. Спасибо Даша, ждем новых ярких впечатлений выраженных в ваших рассказах.

      [Цитировать]

  • евгений смехов:

    Присоединяюсь! На самом деле очень душевно написано. Перечитываю еще раз.

      [Цитировать]

  • Мастура:

    Не могу не поддержать Дашу. Детские воспоминания, впечатления в какие годы они бы не проходили, это всегда исренние, неподдельные. Это пока мы дети, мы этого не знаем. А вспоминая с высоты уже солидного возраста начинаешь ценить то, что имел и потерял. Главное это осталось в сердце. А вы знаете, что есть в сердце — это навсегда!

      [Цитировать]

  • lvt:

    Я тоже -«трамвайная душа». В детстве путешествие на Хадру или Тезикову Дачу казалось «кругосветкой». Всегда в трамвае что-нибудь случалось этакое. В Москве и Ленинграде тоже, путешествуя в пустых трамваях, открыла для себя много интересного. Московская тётя ездила только на трамвае. В метро -ни ногой! Говорила, что не хочет до срока под землю спускаться.

      [Цитировать]

  • Yultash Yultash:

    «Знал бы кто-нибудь, как мне жаль того города, что постепенно исчезает с лица земли, того города, где когда-то прошла самая счастливая пора моей жизни, того города, где все, и каждый были счастливы. Ведь его больше нет, и живет он только в моих воспоминаниях.» Спасибо! Подписываюсь. Люди с памятью есть. Я кое-что помню из названного времени, только так красиво сказать не могу…

      [Цитировать]

  • Андрей:

    17 лет назад… так это был старый или уже новый Госпитальный?

      [Цитировать]

  • Андрей:

    Если бы Даша увидела старый Госпитальный, то она бы точно приблизилась «к той частичке России, что закончилась в 17м году»…

      [Цитировать]

  • Арт:

    А я помню как все ругали эту новую зеленую крышу на госпитальном из за нее не понятно было помидоры красные или зеленые ) . А ее еще ругают или уже привыкли ? А вот улица ой бек новая мне очень даже нравилась у нее был свой не повторимый шарм хоть она и абсолютно новая ( правда я не знаю,что на ней было до реконструкции) среди тех старых улиц она была чем то уникальным в Ташкенте , и заметьте она тоже часть Ташкента просто мы меняемся и боимся перемен, а город тоже не может стоять на месте он живет своей уникальной жизнью как и мы !!!!!!!

      [Цитировать]

    • AK:

      Эта «уникальная» жизнь сводится к методике домохозяйки — все выбросить и купить новое :)
      Авторитет Узбекистана держался на науке, ее выбросили как рухлядь и теперь ждут восхищений от нового ремонта.

        [Цитировать]

  • Ирина:

    Я всегда сочувствовала жителям, стены домов и окна которых были забрызганы грязью от трамвая на Кафанова. мыть и белить — бесполезно было.

      [Цитировать]

  • Андрей:

    на фотографии рука в небе…

      [Цитировать]

  • Михаил:

    Дарья, в душе каждого ташкентца того времени, навсегда останутся тёплые воспоминания о чудесном уютном городе, о прекрасных людях, о действительно дружелюбном, хлебном и таком родном ТАШКЕНТЕ… К большому сожалению, это уже в прошлом и никогда не вернётся! А о том, во что превратили сейчас город (да и всю страну в целом!) не хочется не только говорить, но даже и думать! Был там в прошлом году, всё увидел своими глазами (от женского мордобоя возле обменного пункта (21 век на дворе!!!) до огромных толп озлобленных мардикёров! ) … Нет слов, чтобы описать увиденное! Сердце кровью обливается!

      [Цитировать]

  • Maksim:

    У кого-нибудь есть фото старого Госпитального базара?

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.